В России заводят уголовные дела на управляющие компании в сфере ЖКХ

0
24

В России заводят уголовные дела на управляющие компании в сфере ЖКХ

«С ума сошли, что ли?» – разозлился президент РФ Владимир Путин на резкое повышение тарифов ЖКХ. Дело было в 2015 г.: в Петербурге коммуналка подорожала сразу на 40%, в Мурманске – на 200%. Напомнив, что инфляция тогда официально составляла 6% в год, глава государства дал неделю на наведение порядка. Но в 2019 г. на прямой линии житель Омска показал Путину квитанцию, по которой цена вывоза мусора выросла за три месяца в три раза. А глава ФАС Игорь Артемьев нашёл минимум 12 лазеек в законодательстве, позволяющих коммунальщикам игнорировать директивы центра. В 2021 г. общение президента с народом снова не обошлось без жалоб на ужасы жилкомсервисов: мол, деньги дерут безбожно, а помощи не допросишься.
Но система ЖКХ устроена таким образом, что из Кремля подобные проблемы не очень-то и решишь. А местные органы власти подчас и не заинтересованы их решать: им удобнее иметь дело с крупными управляющими компаниями, обслуживающими сотни домов, чем с тысячами ТСЖ, организованными самими жильцами. Эксперты говорят, что со временем эффективные УК должны возникнуть эволюционным путём. Но только если правила игры будут меняться снизу.

ЧП подъездного масштаба

16 августа 2021 г. в жилом доме №4 по Пушкинской улице в Петербурге после профилактических работ дали горячую воду. В итоге прорвало трубу на четвёртом этаже, кипятком залило несколько квартир ниже. Обычная ситуация для исторического центра Питера, особенно для домов – памятников дореволюционной постройки. Самый драматический вопрос: кого признают виновным и кто будет компенсировать ремонт? Какой-нибудь беспечный жилец или управляющая компания «Жилкомсервис №2 Центрального района».

Марина Захарова, в квартире которой лопнул «горячий» стояк, вроде бы виновной не может быть априори: у неё газовая колонка, а к горячей воде жилище вообще не подключено. Действует Постановление Правительства РФ №491, определяющее ответственность участников. Грубо говоря, есть «общедомовая» труба, за которую отвечает обслуживающая организация. Но после запорного крана начинаются смесители и душевые змеевики жильцов. И если прорвёт здесь – уже вы будете оплачивать ремонт всему подъезду. «Все работники аварийки, все сантехники и комиссии, которые приходили после прорыва, говорили, что ко мне однозначно претензий быть не может, что лопнул участок управляющей компании», – рассказывает Захарова.

Хотя катастрофических последствий авария не имела, «Жилкомсервис №2» явно не рвётся нести расходы даже на десятки тысяч рублей. Акты осмотра жилых помещений не выдавали около двух недель, хотя по-хорошему они должны заполняться на месте, как любой протокол. «Я всё написала, а когда начальство подпишет, не знаю», – объясняла управдом Татьяна Сидорова. К сентябрю выяснилось, что виновата всё же Захарова, которая вообще не подключена к лопнувшей трубе.

«Мне так объяснили в жилкомсервисе при получении акта: якобы у Марины зашита труба, хотя я сам видел, что это не так. Никаких профилактических проверок труб в моей квартире отродясь не помню, – рассказывает Денис, один из пострадавших жильцов. – Предложили поговорить с начальницей, которая сейчас на совещании у другого начальника. И может быть, мне дадут краску для потолка, чтобы я сам его покрасил. Говорили, что у них нет людей, хотя на их сайте названа штатная численность – 654 человека, из которых 413 рабочих. Обещали перезвонить, когда освободится шеф, но сами перестали отвечать на звонки. Мне показалось, что они по-своему оценивают приходящих: если не грубит и не машет руками, значит, и проблем не доставит».

Пока жильцы готовят исковые заявления, губернатор Петербурга Александр Беглов не устаёт говорить о необходимости прозрачности в работе ЖКХ. А глава жилищного комитета Виктор Борщев перед каждым отопительным сезоном устраивает смотры управляющих компаний, похожие на военные парады: впереди фаланга бравых работников, позади – светящаяся спецсигналами техника. «Наряду с проверкой управляющих компаний с государственной долей собственности оцениваются даже те организации, в управлении которых находится 1–2 многоквартирных дома», – говорит Борщев. При нём жилищный комитет разработал 15 критериев, по которым будут оценивать работу управляющих компаний и продлевать (или не продлевать) с ними договор. Среди них, кстати, удовлетворённость жителей домов услугами и отсутствие жалоб на обслуживание УК. В то же время 697 домов площадью 2 млн «квадратов» в центре Петербурга управляются конторой, которую сложно назвать «прозрачной».

ООО «Жилкомсервис №2 Центрального района», согласно ЕГРЮЛ, имеет двух учредителей: комитет имущественных отношений Петербурга (20%) и ООО «Проминвест» (80%). Получается, что с крупнейшей в Питере УК, получившей за год более 100 млн рублей прибыли, снимает сливки фирма, ютящаяся, судя по официальному адресу, на окраине города в «офисе №507, рабочий стол 2». То есть у неё нет даже целого кабинета. А единственным учредителем «Проминвеста» значится некая Татьяна Исмагулова, основавшая ещё две фирмы в Туапсинском районе Кубани. Хотя питерские издания рассказывают, будто реально за целой пачкой жилкомсервисов стоит семья одного из бывших чиновников Смольного. Юрлиц, управляющих этим хозяйством, может быть несколько. И когда на одном из них накапливаются долги, жителей подопечных домов всеми правдами и неправдами убеждают перезаключить договор на обслуживание с новым исполнителем. А потом просто меняют вывеску на двери.

Поэтому и с жалобами на обслуживание тоже всё прекрасно: «Жилкомсервис №2» выступает в судах в качестве ответчика по 949 исковым заявлениям, сумма претензий составляет более 1, 2 млрд рублей. Типичная история, обсуждавшаяся в СМИ: в квартире на последнем этаже на Загородном проспекте рухнул потолок (по счастью, никто не погиб), хотя владельцы утомились предупреждать компанию, что крыша в аварийном состоянии и всё идёт к катастрофе. Однако именно Смольный допустил, что коммунальщики видят в исках серьёзную проблему. Ведь ЖКС №2 в любой момент может превратиться в ЖКС №22.

Своя игра

Согласно опросу ВЦИОМ, нет в России большей проблемы, чем ЖКХ. Так считают 64% россиян. И Кремль этой проблемы откровенно побаивается: даёт нереальные обещания, выполнение которых толком не пытается контролировать. Дать регионам полномочия и нормальные правила игры тоже стрёмно: управляющие компании в провинции, как правило, работают в тесной смычке с местной властью. И затея может выйти боком. В отсутствие современной экономики именно в коммуналке крутятся самые большие деньги, существуют десятки несложных схем вывода их в подставные фирмы и обналички. И чиновнику выгоднее присосаться к системе ЖКХ, чем развивать другие сектора или воровать деньги из казны, рискуя попасться.

Летом 2021 г. переданы в суд материалы уголовного дела в отношении сотрудников одной из управляющих компаний Ижевска – их обвиняют в присвоении 129 млн рублей. Со стороны – простота неандертальская: собирали с людей деньги за оказание коммунальных услуг, однако сами не торопились рассчитываться за тепло и воду, а просто переводили деньги на левые счета. Но по жизни так работать не получится, если с тобой не в доле кто-то из начальства ресурсоснабжающих организаций (чаще всего ГУПов), которые способны прикрыть левую схему. Похожие обвинения в том же Ижевске тремя годами ранее предъявлялись владельцам нескольких управляющих компаний Рауфу и Наилю Кутдузовым – и ничего в системе не изменилось.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Погибший под Петербургом пилот перешел в авиацию из научно-исследовательской работы

В Набережных Челнах расследовалось уголовное дело в отношении экс-директора местного жилкомсервиса. Следствие полагало, что женщина оплачивала мнимые услуги на нехилые суммы: то 2 млн, то 7 миллионов. Но доказать ничего не удалось – горсуд вернул дело на доследование. В Питере в 2018–2019 гг. возбуждено не менее 11 уголовных дел в отношении управляющих компаний. Всё то же: управляющая компания на деньги жильцов нанимала подрядчика, который ничего толком не делал. Но за несколько лет ему перетекало 96 млн рублей.

Собрать доказательную базу в таких случаях непросто. Вот, к примеру, прославился Андрей Кривоногов, директор двух управляющих компаний в Питере: при обыске у него в квартире нашли 1 млрд рублей. Хотя обе компании де-юре были убыточными! Гораздо проще доказать, что одна из них получила дома в управление, подделав протоколы общих собраний собственников квартир. Собраний не было, а протоколы с голосованием есть – вот и состав преступления. А доказать, что подрядчик два года назад не чистил мусоропроводы, не латал кровлю и не чинил лифт, намного сложнее. Даже притом что компания того же Кривоногова задолжала за тепло 25 млн рублей, обанкротилась и передала полномочия другому ООО, учреждённому Кривоноговым. Ведь взыскать долги с компании-банкрота невозможно.

«Повсеместно распространённая практика: создаётся управляющая компания, собирает с жильцов деньги, поставщикам коммунальных услуг их не перечисляет, жилищные услуги обитателям жилья не предоставляет. Накапливает сотни миллионов рублей долгов – и ликвидируется. А потом появляется новая УК с теми же учредителями, руководителями», – рассказывала замначальника правового управления ПАО «Московская объединённая энергетическая компания» (МОЭК) Ирина Сёмкина. Реальных посадок за такие фортеля единицы. Возглавляемый Виктором Чаловым жилкомсервис в Василеостровском районе обслуживал дом, квартира в котором принадлежит президенту Путину. Чалова это не смутило: позднее он признал вину по семи эпизодам преступной деятельности, и его уголовное преследование было прекращено.

В России проблемы с ЖКХ самые разные: когда жители Благовещенска от холода спят дома в валенках, в Петербурге энергетиков штрафуют за «перетоп». Значит, и схемы наживы разные: либо недодавать тепло, либо топить до полной одури, а потом включить эти калории в счёт. Концов в подобной ситуации не найти: управляющая компания в доме и поставщики тепла грамотно валят вину друг на друга.

Обычно проблемы ЖКХ попадают в федеральные новости, когда случается что-то из ряда вон: например, в Хабаровске в своей квартире насмерть замёрз пенсионер. Или в Первоуральске бабушка с пенсией в 9 тыс. рублей получила квитанцию по квартплате на 6 тыс. и скончалась от инфаркта, не выпуская платёжку из рук. В Омске получалось, что на помывку лестницы уходит больше воды, чем тратят все квартиры подъезда в течение месяца. Активисты насчитали 29 пикетов против произвола коммунальщиков только за один день, но власть и не думала наводить порядок – в Москву же информация не пошла. Зато в Первоуральске яркий образ скончавшейся бабушки подхватило телевидение, и в город прибыла сводная бригада правоохранителей, возбудившая 34 административных и 7 уголовных дел по системе ЖКХ. Мэр называл это «сливом компромата», пока местные парламент и губернатор не потребовали его отставки. В чиновничьем лексиконе это называется «не повезло», а система опять же вряд ли изменилась.

Проблема в том, что не только граждане, но и полиция не всегда понимает, как именно воруют в ЖКХ. И тем более не хотят в этом разбираться. Но если всё-таки изучить вопрос, то ответы появятся и на наше вечное «что делать?».

Как выжить на безрыбье?

Самая распространённая система организации ЖКХ в России следующая. Дома переданы в управление ТСЖ или управляющим компаниям. По линии администрации области их контролирует жилищный комитет, который отвечает за фонды и ведёт приём жалоб граждан. Комитет по энергетике организует отопительный сезон, ликвидирует аварии и т.д. Государственная жилищная инспекция следит за эффективностью и правовой чистотой всей системы. На районном уровне есть ещё три структуры. Жилищный отдел администрации занимается расселением аварийного фонда и коммуналок, льготниками и целевыми программами. Эксплуатацией зданий и благоустройством территории района ведают жилищные агентства. А над обслуживанием и санитарным состоянием зданий бьётся ГУЖА.

У этих структур дублируется часть функций, а их стандартная тактика против жалобщиков – переводить стрелки друг на друга. Со стороны кажется, что они и украсть-то ничего не могут. К деньгам граждан косвенно относятся только управляющие компании и ТСЖ. Иногда в квитанции прописывают статьи «управление домом» и даже «юридические услуги», если необходимо взыскивать средства с неплательщиков, а общее собрание жильцов одобрило эти траты. Но, увы, часто бывает, что управляющая компания правит как ей вздумается, вообще ни о чём жильцов не спрашивая. У неё нет собственности в доме, она лишь обеспечивает нам тепло, электричество, вывоз мусора, потом формирует квитанции к оплате, снимая за услуги от 1 до 5%. И это только официально.

Если расспросить опытного коммунальщика, как воруют деньги в отопительный сезон, он заговорит на непонятной тарабарщине: «В трубу 100 гигов вошло, а вышло 60. Значит, 40 в наваре. Умножь на 30 домов – получишь пол-лимона в месяц». Но если разобраться, получается и вправду несложно.

Одна калория – это количество тепла, необходимое для нагревания 1 грамма воды на 1 кельвин при стандартном атмосферном давлении. Тепло по трубам поставляется в ваш дом, в подвале которого счётчик входа фиксирует – вошло, условно говоря, 100 гигакалорий. Но это не значит, что такое же количество пошло по стояку к вашим батареям, потому что существует заглушка, как в печке. У стандартной заглушки 4 положения, оптимальным считается второе – не холодно, не жарко. Заглушку можно прикрыть так, что вам достанется 60 гигакалорий, а на счётчике уже зафиксировано 100. Можно настроить на 80 или 40 гигакалорий – не принципиально. Важно, что заплатите вы за 100, а компания-поставщик выставит УК счёт на 60, потому что она считает свои фактические расходы, то есть сколько тепла «съел» данный дом. И 40 сэкономленных гигакалорий с десятков домов в год как раз и объясняют, почему у главы убыточной управляющей компании дома хранится миллиард налом.

Казалось бы, какая тут мафия, если управдом звонит своему технику и говорит: «Петруша, заглуху на 40 сделай, пожалуйста». Но ведь в бухгалтериях управляющей компании и поставщика ресурсов будут разные цифры, и расследовать такие дела – одно удовольствие. Но правоохранители не свирепствуют: уголовных дел по ЖКХ немного, зато в случае всероссийского резонанса сразу находят десяток составов преступления. Почему?

Помимо чисто коррупционных резонов есть ещё один – важнейший. В Петербурге, например, глава УК рассказывает, что в 2007 г. брал в управление квартал с долгом в 12 млн рублей. Тогда Смольный решил, что жилищный комитет не справляется с нормальным обслуживанием домов, и функция перешла к частникам, из которых выстроилась длинная очередь.

А теперь поставьте себя на место этого частника. Вам достаётся старый фонд с гнилыми трубами, убитыми подъездами, холодными окнами. Никакой собственности вы не приобретаете, только долг в 12 миллионов. Те 1–5%, которые вы будете получать с квитанций жильцов, позволят вам выйти в ноль через 5–10 лет. Все эти годы вам предстоит возиться с авариями, слушать проклятия сумасшедших жильцов, пережить не одну сотню проверок. И зачем вам всё это, если вы не собираетесь воровать?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Голый житель Ленобласти после душа выпал с балкона четвертого этажа

– Если власть начнёт меня слишком сильно прижимать, я плюну и уйду с рынка, – говорит глава одной из УК Петербурга. – Чиновник боится этого больше всего, потому что тогда он сам будет разгребать навоз в 70 домах, которые я обслуживаю. У меня ведь из собственности – стол и стул, уйти несложно. Специалисты понимают, что любая УК разорится, не воруя. Конечно, доходами от заглушки приходится делиться. Но способов заработать – масса.

В большинстве домов узлы учёта работают по принципу «вход-выход» по всему стояку. И даже если у вас в квартире современные батареи с регулятором, то заплатите вы всё равно по среднему. Та же картина с водой. Допустим, решил кто-то из жильцов поменять батареи, а для этого надо слить дом. В 12-этажном здании это не менее 8 тонн воды, которые сольют прямо в грунт подвала и равномерно распределят цену вопроса по квитанциям жильцов.

Или взять ремонт крыши. Допустим, её реальная площадь 300 кв. м, а замерщик немного ошибётся – и окажется 400. Кровельное железо толщиной 1 мм и 3 мм отличается по цене примерно в 2, 5 раза. Ещё можно сэкономить на фальцовке, на замазке, пустить одинарный шов вместо двойного. Можно сэкономить до 70% проходящих по смете средств.

Покрасить подъезд в 16-этажном доме стоит около 2–3 млн руб., в то время как несложно найти бригаду узбеков, которые сделают это за 300 тысяч. И самое главное в работе коммунальщиков – объёмы. В Петербурге есть управляющие компании, которые обслуживают до 600 многоквартирных домов. В среднем в каждом из них 4 подъезда. Везде есть мусоропровод, который по санитарным нормам необходимо обрабатывать специальным составом раз в год. Одна такая процедура стоит 70–80 тыс. рублей и нередко происходит только на бумаге. Вывоз мусора, уборка подъездов и даже организация собраний жильцов имеют своё двойное дно.

Тогда откуда берётся история с «перетопом», когда в квартире зимой приходится открывать окна? Это значит, что ваш дом отапливается ТЭЦ. Принцип его работы известен школьнику: жгут уголь или мазут, нагревается под давлением вода, а выходящая струя пара крутит турбину генератора. Побочным продуктом этого процесса является огромное количество нагретой воды. Так почему бы не запустить её в трубы парового отопления, получив за это живые деньги?

– Полицейский, который полезет в бухгалтерию коммунальщиков, свихнёт себе мозги, – говорит адвокат Николай Артамонов. – Кроме того, у него возникнут и чисто процессуальные сложности. Ну сравнил он бухгалтерии фирм, обнаружил, что вошло 100 гигакалорий, а вышло 60. Ну и что? Ему скажут, что трубы гнилые, тепло уходит само, никакого криминала нет. Тем более что нередко так и бывает.

Почти всё в наших руках

В марте 2021 г. президент Путин на коллегии Генпрокуратуры ещё раз обратил внимание прокуроров на проблему неоправданного роста тарифов на жилищно-коммунальные услуги и низкое качество обслуживания в этой сфере. «Я говорю именно о неоправданном росте и несоблюдении стандартов качества обслуживания, попытке безосновательного перераспределения средств, выделяемых на ремонт и инфраструктуру», – подчеркнул Путин. Однако не похоже, чтобы это заинтересовало голубые мундиры на местах. Хотя в питерском «ЖКС №2 Центрального района», например, сама по себе квитанция рождает кучу вопросов: от размера «повышающего коэффициента» до всеобщей оплаты радиоточек, которых почти ни у кого в доме не осталось. Да и рост тарифов в разы превышает инфляцию.

С другой стороны, без внятной, организованной и массовой реакции жильцов на творимые жилкомсервисами безобразия «правила игры» могут эволюционировать веками, раз чиновников на местах всё устраивает. А жильцы, увы, часто не знают своих прав: столкнувшись с протечкой, ругаются и злятся, что правды не добьёшься и всем наплевать. Хотя даже не пробовали что-то изменить.

Кодекс немолчания

В 2013 г. депутат Курской областной думы Ольга Ли взорвала Интернет призывом не платить за услуги ЖКХ, если граждане недовольны их качеством. Ли, ссылалась на Владимира Путина, который в 2009 г. сказал на президиуме правительства: «Жильцы должны платить лишь за те услуги, которые они реально получают, а не за то, что им рисуют в квитанциях». По мысли депутата, если перестать платить, коммунальщики начнут работать лучше. Что крайне сомнительно. Тем более что правовая база постоянно совершенствуется. И жалобы на работу жилкомсервисов вовсе не выглядят сегодня безнадёжным делом.

Разъясняет адвокат адвокатской палаты Санкт-Петербурга Елена Богданова:

– Если в квартире случился потоп и вы видите в этом вину управляющей компании, то нужно заказывать независимую экспертизу, которая может стоить 10–15 тысяч рублей. Да, для многих это немалые деньги. С этой экспертизой потом придётся идти в суд и, возможно, нанимать адвоката, в процессе судом может быть назначена дополнительно судебная экспертиза. Но суды очень часто встают на сторону истца, нет никаких поводов считать, как некоторые думают, будто «у коммунальщиков всё куплено». Суды назначают адекватные компенсации, а к данным правоотношениям применяется Закон «о защите прав потребителей»! Например, ущерб в 100 тысяч рублей со всеми издержками истца на юриста и экспертизу, с учётом морального вреда, суммы штрафа, убытками будут в итоге взысканы с УК в общем размере свыше 300 тысяч рублей. В данных спорах собственник жилого помещения – слабая сторона, и бремя доказывания возлагается на ответчика доказывать отсутствие своей вины.

Другое дело, что нужно актировать любое действие коммунальщиков в вашей квартире. В моей практике был случай: работник жилкомсервиса снял у гражданки фрагмент трубы и пообещал позже зайти его подремонтировать. Но горячую воду дали до его возвращения. Видя масштаб ущерба, он сказал, что трубу не трогал – а доказать обратное без документов может быть непросто. Сотрудники жилкомсервисов часто уверяют, будто правила позволяют им составлять акт осмотра жилого помещения при протечках в течение трёх дней. Однако акт составляется в присутствии сторон, собственник квартиры имеет право сделать копию путём фотофиксации, акт составляется и подписывается всеми присутствующими лицами, в том числе сотрудником УК, домоуправ лишь ставит печать УК на данный документ. Если вам его не предоставляют в разумные сроки, пишите жалобу в Государственную жилищную инспекцию субъекта, в правоохранительные органы. Для суда это важное обстоятельство – вы соблюдаете требование о подаче досудебной претензии, и тогда именно УК будет отвечать за невыполнение своих обязательств. Если собственник жилого помещения с самого начала действует активно и предпринимает меры, предоставленные сегодня действующим законодательством, – у вас большие шансы выиграть процесс!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь