Перебежчик из СБУ поделился секретными материалами: как на Украине раскрывали заговоры

0
28

Перебежчик из СБУ поделился секретными материалами: как на Украине раскрывали заговоры

Бегство в РФ подполковника Службы безопасности Украины Василия Прозорова стало одним из самых крупных провалов СБУ. Дело не только в пропагандистском эффекте. Прозоров работал в самом сердце «АТО» — войны, затеянной Киевом против Донбасса. Он многое видел и знал, а всю полученную информацию аккуратно сливал коллегам в Москву. В РФ перебежчик создал агентство «UkrLeaks», где выкладывает новые «секретные материалы». Некоторыми их них он поделился с «МК». — После вашего бегства в РФ украинский журналист Юрий Бутусов заявил, что вы не были допущены ни к каким секретным сведениям, поэтому, дескать, и рассказать ничего интересного не можете. Это правда? — Ну а что же он мог сказать? Признать, что информация стратегического уровня постоянно уходила из СБ Украины? На момент, который описывает г-н Бутусов, то есть на момент моего ухода из спецслужбы, я являлся старшим консультантом-экспертом штаба Антитеррористического центра (АТЦ) при СБУ. В мои функциональные обязанности входили контакты Антитеррористического центра с другими силовыми структурами. Я являлся контактером АТЦ СБУ с командованием Национальной гвардии, командованием Сил специальных операций, Главным управлением разведки, Генеральным штабом, Управлением нацполиции и т.д. Чтобы было совсем понятно, в мои обязанности входило раз в неделю ездить в Генеральный штаб и забирать оттуда диск, на который заливалась информация об обстановке на линии фронта в зоне АТО. Этот диск я официально, со всеми печатями и подписями, передавал своему руководству в АТЦ. Это к вопросу о том, насколько я имел допуск к секретам. — Когда вы начали работать в СБУ? — Я закончил институт, отслужил срочную в армии и в 1999 году пришел на службу в СБУ. Начинал с должности оперуполномоченного в территориальном подразделении, потом служил в областном управлении в отделе по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. После победы Майдана, в апреле 2014 года, меня пригласили в Киев, в штаб АТЦ. Я служил в СБУ 1999 по 2018 год, 19 лет. — Бутусов также утверждает, что АТЦ был таким «отстойником» для тех сотрудников, кто «досиживает» до пенсии, и ничем серьезным не занимался. Как вы можете это прокомментировать? — Я с ним отчасти соглашусь, но так было до Майдана. С апреля 2014 года на востоке Украины проводилась Антитеррористическая операция. И официально возглавлял ее именно АТЦ СБУ. Именно АТЦ своими приказами отправлял сотрудников любых силовых ведомств в зону АТО. Именно АТЦ руководил всеми операциями на Донбассе. В частности, когда поняли, что там идет реальная война, руководство СБУ осознало, что для этого нужны люди, которые умеют воевать, управлять войсками, а не снайперскими группами и группами захвата. Нужны люди, которые знают, как организовывать артиллерию, танки, авиацию, пехоту. Поэтому каждый раз высокопоставленного генерала из Минобороны назначали первым заместителем руководителя АТЦ СБУ – руководителем АТО на востоке Украины. Он там работал 4-5 месяцев по ротации, потом его меняли. Например, тот же Муженко, когда он был первым замначальника Генштаба, одновременно был назначен на должность заместителя руководителя АТЦ СБУ – руководителем АТО. Потом его менял командующий сухопутными войсками генерал Пушняков, замначальника Генштаба, командующий десантно-штурмовыми войсками Забродский и т.д. Поэтому высказывания Бутусова не соответствуют истине. АТЦ СБУ являлся органом, который формально, юридически руководил проведением АТО на Донбассе. В частности, крайняя моя ротация — май-июль 2017 года: я, как представитель АТЦ СБУ, находился в зоне АТО в статусе заместителя командующего АТО – руководителя оперативной группы СБУ. — При каких обстоятельствах вы покинули Украину? — Внутренняя безопасность СБУ попробовала обвинить меня в том, что я работаю на спецслужбы РФ. Ко мне пришли с обыском. Постановление о проведении обыска было выписано на левое уголовное дело. Обыск проводился у меня на съемной квартире в Киеве и по месту жительства моей семьи в Запорожье. После обыска меня не задержали, но обязали явиться через два дня на допрос. Пришлось провести ряд мероприятий, потратить значительную сумму, чтобы меня не задержали сразу. В итоге я взял семью и с тремя чемоданами личных вещей выехал за пределы Украины. — Вы действительно работали на российские спецслужбы во время своей службы в СБУ? — Да, с апреля 2014 года. С самого начала работы в АТЦ. — По идейным соображениям или каким-то иным? — Абсолютно по идейным соображениям. За все время работы я не получал от российских спецслужб никакого вознаграждения. В СБУ разрешается выезд секретоносителям за пределы страны во время отпуска. Я выезжал, и мне компенсировали расходы на отпуск. — Есть информация, что вас заподозрили в измене после поездки в РФ, где вас почему-то не арестовали… — В СБУ с 2014 года запрет на посещение РФ. Если, как говорит Бутусов, я ездил в Россию, почему никаких мер ко мне не применили? Почему, зная о поездке, они несколько лет ничего не делали? К вопросу о том, что якобы я не имел доступа к секретной информации или, как они любят говорить, что меня от нее «отодвинули»: последнюю карту о состоянии войск на Донбассе я передал в Москву в декабре 2017 года. Карта имела гриф «совершенно секретно». На ней было расположение всех украинских сил вплоть до самого незначительного наблюдательного поста. — Расскажите, что вам известно об американцах, воюющих на Донбассе. Есть ли этому документальное подтверждение? — В мои руки попал один интересный документ, обращение о правовой помощи в прокуратуру Украины от Министерства юстиции США. Американское ведомство обратилось с просьбой предоставить данные о гражданах США, которые участвовали в конфликте на Донбассе. В этом обращении Министерство юстиции США достаточно детально и подробно рассказало об американских гражданах, бывших военнослужащих армии США, которые засветились в конфликте на Донбассе и к которым есть претензии у американского правосудия. Дело в том, что некоторые из этих людей уже попадали в поле зрения журналистов. Например, Крейг Лэнг. Это достаточно медийная личность. Его известность связана с тем, что в прошлом году украинские правоохранительные органы готовили его экстрадицию на территорию США, где ему предъявлено обвинение в двойном убийстве. Мимо такого я пройти не мог, потому что проникновение иностранных спецслужб и просто иностранцев на Украину велико, оно просто огромно. Конкретно эти люди, как видно из документа, предоставленного американскими правоохранительными органами в Генпрокуратуру Украины, принимали участие в пытках и во внесудебных расправах над мирными гражданами Украины. Дело происходило на территории, подконтрольной Украине. — Так этого Лэнга обвиняют только в убийстве граждан США, или ему предъявляют и украинские «художества»? — В документе Министерства юстиции США указывается, что наемничество по американским законам не является уголовно наказуемым, а вот нарушение правил ведения войны – это уголовное преступление по законодательству США. Поэтому там занялись расследованием этого дела. Крейг Лэнг воевал на Донбассе в составе подразделений «Правого сектора» (запрещенного в РФ). «Правый сектор» – это, наверно, единственное оставшееся на Украине военизированное формование, которое до сих пор не имеет официального статуса. Все другие, как их называют – добробаты, нацбаты, тербаты – были официально оформлены еще в конце 2014 – начале 2015 годов. Остался только «Правый сектор», который воюет сам по себе. С юридической точки зрения это незаконное вооруженное формирование. Члены Правого сектора совершили массу преступлений. Взять хотя бы боевые столкновения в городе Мукачево Закарпатской области. Это самый запад Украины, граница с Венгрией и Словакией. Летом 2015 года боевики «Правого сектора» устроили там настоящий бой в центре города, с применением автоматического оружия и пулеметов. Из гранатометов сожгли два автомобиля ГАИ. Были жертвы среди мирного населения, были раненые. Бойцы «Правого сектора» были в полной боевой выкладке – камуфляж, бронежилеты, каски. И когда правоохранительные органы попытались их заблокировать, они взяли заложников и уходили в горную местность, в Закарпатье. Что после такого следовало бы сделать с данной организацией? Как минимум, запретить, привлечь к ответственности руководителей. Но ничего этого сделано не было. Крейг Лэнг, кстати, засветился на Донбассе в составе «Правого сектора» уже после бойни в Мукачево. — Есть у вас информация о количестве иностранных наемников, воюющих на Донбассе? — Вот смотрите. Существует полк «Азов» (запрещен в РФ). Сегодня он входит в состав Национальной гвардии Украины. Он является официальной воинской частью. Однако по штату у него, например, 800 человек (за точные цифры не ручаюсь), а в действительности в полку «Азов» в зоне боевого соприкосновения может быть 1200-1500 человек. На его тренировочных базах, в пунктах дислокации может быть до двух тысяч человек. Все эти лица сверх численности, предусмотренной штатным расписанием – это все «неофициальные боевики», наемники. Вот среди этого состава очень много иностранцев. Лично я американцев не видел, когда был по ротации в зоне АТО и сталкивался с полком «Азов». Но я видел шведов, итальянцев, очень много грузин, белорусов. Этих людей по штатному расписанию «Азова» просто не существует. Хотя они выполняют те же задачи, что и «официальные» бойцы. В 2016 году в Запорожской области правоохранительные органы задержали банду разбойников, которые на протяжении двух лет осуществили десятки нападений на банковские структуры, на инкассаторов, на отделения банков. Причем ограбления совершались с применением боевого вооружения: гранатометов, автоматов. Однажды в Запорожье, при попытке задержания, преступники бросили в правоохранителей ручную гранату. Оказалось, что эти боевики – действующие военнослужащие полка «Азов», бойцы Национальной гвардии Украины. Одного при задержании застрелил снайпер, и он оказался гражданином Эстонии, русским по происхождению. Он был одним из «любимчиков» господина Авакова. Это к вопросу об иностранцах, которые воюют на Донбассе. — Эти иностранцы получают деньги за свою «работу»? Или зарабатывают их как-то иначе? — Официальная зарплата в силовых структурах Украины небольшая. Когда эти добробаты создавались в 2014 году, их спонсировали олигархи, в том числе Игорь Коломойский, который приложил руку к созданию батальонов «Донбасс», «Азов» и «Днепр» (террористические организации, запрещенные в РФ). Но к концу 2014 года, когда эти подразделения стали загонять в официальные структуры, финансирование со стороны Коломойского прекратилось. Это привело к тому, что многие бойцы оттуда ушли. Потому что прежде офис Коломойского им реально доплачивал к той зарплате, которую они получали как сотрудники официальных силовых структур. После ухода они подались на вольные хлеба, прикрываясь «корочками» бойцов полка «Азов» или батальона «Днепр». Рейдерские захваты, грабежи, рэкет. 2014 – 2015 годы – это страшное время на Донбассе. Трудно даже вообразить масштабы мародерства и грабежей. Есть «Новая почта» — это негосударственная служба почтовых пересылок на Украине. В поселке Талаковка под Мариуполем я лично видел плакат на стене в отделении «Новой почты», который гласил: «Стиральные машины с неслитой водой к отправке не принимаем». Окрестные села, из которых бежали местные жители, подвергались жуткому мародерству. Вывозили все. Мне лично сотрудницы почты показывали микроволновую печь, в которой стояла пластиковая тарелка с засохшим бутербродом, которую им привезли для отправки. Потом в 2015 году, когда устоялась линия фронта, все силовые структуры «крышевали» контрабанду. Большая часть угля на Украине в 2015-2016 годах – это был уголь, ввезенный контрабандой с территории ДНР. В обратную сторону с территории Украины в ДНР и ЛНР шли товары народного потребления. Есть такса: сколько стоит проход грузового или легкового автомобиля. Даже когда линию соприкосновения переходят простые люди, с них вымогают деньги. Боец обычного пехотного батальона, который стоял на блок-посту в зоне АТО, за 6 месяцев до ротации мог реально заработать десятки тысяч долларов. Военные прокуроры в зоне АТО мне рассказывали, что они неоднократно задерживали военнослужащих из этих батальонов, жителей Закарпатья. Раньше они ездили на заработки в Европу. А теперь они ездили на заработки в АТО. — В чем состояла роль западных военных специалистов и какова была степень их вовлеченности в происходящее: они только обучали, тренировали или непосредственно панировали операции, руководили боевыми действиями? — Там еще непонятно, кто кого обучал. Западные военные по большей части не имели опыта реальной войны. Мне один украинский офицер-десантник рассказывал, как во время обучения британский офицер им показывал, как проводить досмотр и проверку на блок-посту. Один из украинских офицеров задал ему вопрос: «А что делать, если на блок-пост идет танковая атака?» Британец просто выпал в осадок, он не мог понять, как такое может быть. Украинские офицеры ему сказали: «У нас такое случается довольно часто. Если вы с этим не сталкивались, то чему вы можете нас научить?» Я сам проходил натовские курсы по проведению информационно-психологических операций. Эти курсы вели специалисты из Сил специальных операций Литвы. Литовцы приехали обучать нас, имея опыт проведения информационных операций в Афганистане. Когда им говорили: «Господа, не совсем ваш опыт приемлем на Донбассе», они отвечали, что другого у них нет. Если говорить о непосредственном участии иностранцев в диверсиях и провокациях, то я бы хотел обратить внимание на один эпизод, о котором писал в своем расследовании катастрофы малазийского Боинга МН-17. А именно на то, что 22 июня 2014 года в район проведения АТО в сопровождении начальника департамента контрразведки СБ Украины генерал-майора Валерия Кондратюка прибыли два сотрудника британских спецслужб. Причем приезд англичан держался в строгой секретности. — Но непосредственно руководят проведением боевых операций все же украинцы? — У меня нет фактов, что кто-то из западных специалистов руководил боевыми действиями. Скорее можно говорить об обеспечении разведывательной информацией, материально-техническое обеспечение Запад во многом взял на себя, подготовку по целевым направлениям: военная медицина, снайперское дело, связь. Подготовка специалистов разведывательно-диверсионных подразделений, специалистов по информационно-психологическим операциям. Вот это было в большом объеме. Американские и британские военные высокого уровня посещали зону АТО для контроля, но это всегда маскировалось. Например, в мою ротацию на Донбасс приезжали военные атташе практически всех стран НАТО. Была большая группа, порядка 16 человек. С ними был начальник управления разведки НАТО в Европе генерал Меерсон. Они выезжали в зону АТО, встречались с украинскими военными, собирали информацию. В первую очередь их интересовала информация о том, как их технические средства, их формы и методы войны срабатывают против республик Донбасса. Потому что они прекрасно понимали, что за ополчением Донбасса стоит РФ, и им важно знать, как их технологии ведения войны могут сработать в случае конфликта с Россией. — То есть они готовятся к конфликту с Россией? — Любые военные, я думаю, готовятся к любому развитию событий. А тут у них на Донбассе прекрасный полигон для оттачивания методик проведения военных операций. Очень выросло на Украине снайперское движение. К этому приложили руку США, Британия и страны Прибалтики, конкретно, литовские спецы. Украинские снайперы сделали колоссальный рывок вперед в плане подготовки. Я знаю, что американцы очень внимательно изучают опыт украинских снайперских подразделений на Донбассе. Кроме того, их очень интересуют вопросы радиоэлектронной борьбы, потому что они откровенно уступают в этом вопросе. Однажды я был свидетелем того, как в ноябре 2014 года в секторе М подразделения ДНР, используя технические средства, подавили всю связь. Это привлекает пристальное внимание западных специалистов. — Часто можно услышать, что и само СБУ находится под плотным контролем и руководством со стороны американских спецслужб. Что якобы существует в здании СБУ целый этаж, где сидят американцы и куда никого не пускают. Насколько это верно? — Целый этаж ЦРУ в здании СБУ — это фейк. Я не знаю, кто его вбросил, но я уже устал его опровергать. В 2005 году, когда Ющенко пришел к власти, а председателем СБУ стал Александр Турчинов, в центральном управлении СБУ в Киеве на улице Владимирской, 33 два кабинета на первом этаже были выделены представителям ЦРУ. И там действительно сидели несколько сотрудников ЦРУ. После Майдана 2014 года такого не было. Я с апреля 2014 года работал в центральном аппарате. Я в этом здании на Владимирской бывал через день. Тем более, что ситуационный центр АТЦ находился на четвертом этаже как раз в крыле, где на 3-м этаже сидел председатель СБУ и его первые замы. Там и близко никого не было из иностранцев. Что же касается того, что СБУ находится под западным влиянием, это абсолютно верно. У меня были знакомые, которые работали в департаменте контрразведки, причем еще до Майдана. Они работали по линии противодействия западным спецслужбам. И они не скрывали, например, что генерал Валерий Кондратюк – завербованный агент американских спецслужб. При Януковиче он был в опале, его выводили за штат, а после Майдана он стал начальником департамента контрразведки СБУ. После этого он стал начальником Главного управления разведки (ГУР) Министерства обороны Украины. А потом стал замглавы администрации президента Украины. Другой пример — бывший начальник департамента контрразведывательной защиты интересов государства в информационной сфере (ДКИБ) Виталий Найда, который потом тоже стал начальником департамента контрразведки и до сих пор продолжает службу в СБУ. До Майдана в СБУ были четкие сведения, что он завербован американскими спецслужбами, конкретно ФБР. Он проходил шестимесячные курсы в Академии ФБР в США, его прихватили на компромате и завербовали. В период Януковича даже собирались возбудить по нему уголовное дело. Но он вовремя поддержал Майдан. — Говорили, что и Наливайченко – бывший глава СБУ – американский агент. — С этим даже никто и не спорил, никто этого не отрицал. В момент, когда он руководил СБУ, были вещи, которые вызывали массу вопросов. Например, Наливайченко на вручение дипломов выпускникам Академии СБУ пригласил посла США. Это ни в какие ворота не лезет. А ведь выпускники Академии могли попасть и в разведку, и в контрразведку, и в службу наружного наблюдения. Я в то время служил в Запорожье, все мои коллеги были в шоке. — Известный украинский политик, лидер партии «Родина» Игорь Марков говорил мне в интервью, что Арсен Аваков завербован спецслужбами Италии. Такое может быть? — До Евромайдана Запад очень плотно работал со всей украинской оппозицией, и пройти мимо такой фигуры, как Аваков, конечно, не мог. Именно Аваков стоит за подавлением протестов в Харькове весной 2014 года. Командир «Азова» Билецкий, ныне народный депутат, глава Социал-Национальной Ассамблеи (неонацистская организация, запрещенная в РФ), откровенный фашист, расист, проповедующий превосходство белой расы – это ближайшая связь Авакова, его креатура. Он его вытащил, он сделал все, чтобы Билецкий создал «Азов». Это Аваков сделал «Азов» из батальона МВД воинской частью Нацгвардии, что позволило ему получить танки, артиллерию, иметь свои полигоны, свое снабжение. Сейчас «Азов» — это личная армия Авакова, который плотно сидит на крючке западных спецслужб. — Вы знаете Билецкого лично? — Я с Билецким сталкивался всего один раз, летом 2014 года в Мариуполе. Не могу сказать, что я с ним хорошо знаком. Просто на одном совещании у руководителя «сектора М» я был как старший оперативной группы СБУ, а он – как командир «Азова». Я больше общался с другими людьми из «Азова». Я был на их базе в поселке Урзуф на берегу Азовского моря, это бывшая дача жены Януковича Людмилы. — Что вы можете рассказать о преступлениях «Азова» и других «добробатов»? — 2014-2015 год – это, наверно, был самый страшный период. Это было время абсолютного беззакония, беспредела. Люди, которые хлынули в эти добровольческие батальоны, ощутили вкус крови и свою безнаказанность. Они приехали на восток Украины, чтобы огнем и мечом выжигать «сепаратизм». То, что они там творили, не поддается описанию. Когда я об этом рассказываю, многие не верят, что такое возможно. Людей забивали до смерти, пытали водой, душили пакетами. Сколько народу в том же Мариуполе пропало без вести. Их убивали просто за красивую машину, за то, что не так посмотрел. Труп могли закопать в посадке, могли бросить в плавни, в камыши. Могли просто на улице оставить. Во время двух моих ротаций в Мариуполе летом и осенью 2014 года я был свидетелем очень многих таких случаев. Вспоминать об этом очень тяжело и страшно. Например, про «библиотеку» в Мариупольском аэропорту. Так называлась импровизированная тюрьма, где людей без суда и следствия держали в холодильных камерах. Это все было на самом деле, и было совсем недавно. И это действительно страшно. Когда туда заходишь и видишь, что человека бьют пластиковыми бутылками с водой, и это уже просто кусок мяса, который потом вынесут и закопают в какой-то яме. Я был свидетелем двух случаев, когда людей убили во время допросов в «библиотеке». Один мужчина умер от разрыва сердца, а другого задушили полиэтиленовым пакетом. Из них выбивали информацию о деятельности пророссийского подполья в Мариуполе вот такими «эффективными» методами. Я был свидетелем того, как людей пытали водой. При этом человеку непрерывно льют на лицо воду и держат его, чтобы он не мог отвернуться. Человек постоянно захлебывается. Это делали у меня на глазах боевики из «Днепра». — Кто были те люди, свидетелем убийства которых вы были? — Это были обычные граждане, один — работник металлургического предприятия «Азовсталь», другой – бизнесмен в сфере транспортных перевозок, у него были маршрутные такси. Они отличались пророссийской позицией и выступали против того, что творится на Украине. Тогда таких людей было очень много. Надо признать, что такими незаконными методами Украина достаточно эффективно купировала пророссийские настроения. Кого-то убили, кого-то посадили, а большинство просто запугали. И действительно было страшно. Про «библиотеку» в Мариупольском аэропорту люди говорили с ужасом. Как когда-то о гестапо или о «черном воронке» в СССР в 30-е годы. Это, конечно, не единственная такая была тюрьма. Я говорю о ней, потому что лично бывал в ней и был свидетелем всего. — Вы в ней много раз бывали? — В Мариуполе я был две ротации: июль-август и октябрь-ноябрь 2014 года. Обе ротации я находился на аэродроме, потому что группа СБУ в секторе М дислоцировалась прямо там. Мариупольский аэропорт небольшой, там стоит одно большое здание терминала. В самом терминале в большом зале базировался батальон «Днепр», он поставил там свои раскладушки, кровати. У ресторана, который был в аэропорту, были две большие холодильные камеры: 3 на 5 и 2 на 3 метра. С тяжелыми большими дверями, которые герметично закрывались. Холодильники не работали. Их приспособили для содержания задержанных. Это было очень «удобно» для украинских силовиков. Людей, которые содержались в этой «библиотеке», как бы не существовало, от них не оставалось никаких юридических следов. Прокурор не приедет с проверкой условий содержания, адвокат не подаст жалобу. На территорию аэродрома никто не мог пройти. Это был военный объект. Людей привозили туда с мешками на головах, заводили в эти камеры и там с ними «работали». Очень многих привозили туда с блок-постов. Этим занимались боевики «Азова», «Днепра», был еще батальон «Шахтерск» — эти вообще безумные отморозки, которые впоследствии стали «Торнадо» (все упомянутые формирования запрещены в РФ). То, что они творили, выходит за рамки даже обычного для добробатов. Они из Мариуполя, из окрестных сел привозили людей, которых задержали на блок-постах. Например, взяли смартфон на проверку, а там фотография с флагом России или ДНР. Человека бросали в микроавтобус и везли в «библиотеку». Сотрудники СБУ проводили проверку человека, и если выяснялось, например, что его телефон засветился в базе данных как контакт члена какого-то сепаратистского подразделения, тогда по нему начинали «работать» и пытались выбить из него согласие на сотрудничество, на вербовку. Если человек нигде не проходил и не светился, то его отпускали. Также мешок на голову и выбрасывали где-то в посадке, при этом приказывали забыть о том, что он видел. Это был наилучший исход, но 3-4 дня человек все равно сидел в «библиотеке» без света и воздуха. — А те люди, кого просто так убили и закопали – их что, никто не ищет, их пропажа не расследуется? — Нет. Пропали, и все. Количество пропавших людей в Мариуполе за 2014 год, наверно, больше, чем за все предшествующие 10 лет. Поскольку я был старший оперативной группы СБУ, то эта «библиотека» была на мне. И я каждое утро докладывал начальнику «сектора М», сколько там людей и кто там находится. Начальники «сектора М» были кадровые генералы еще советской закалки. Они, конечно, крайне негативно к этому относились и всячески пытались от этого избавиться. Но у них не получалось. Был в Мариуполе такой полковник СБУ Хараберюш Александр. Взорвали его в феврале 2017 года в собственном джипе в Мариуполе. Он был начальником отдела контрразведки управления СБУ по Донецкой области. Они тогда все в Мариуполь переехали. Он отличался патологической ненавистью к России, к русским, к ДНР и ЛНР. Он постоянно упрашивал меня перевести задержанных в «библиотеку». Потому что для него это было очень выгодно. С человеком там можно было делать все, что угодно. Вот эти два человека, которые были убиты на моих глазах – ими занималась контрразведка СБУ. Из человека можно выбить любое признание. Сотрудник процессуально оформляет допрос, но не ставит дату. Когда человек уже сломлен и дает показания, его вывозят из «библиотеки», с территории аэропорта, выпускают в городе на улицу, а через 15 метров задерживают уже официально. А на протокол допроса, который из него выбили в библиотеке, просто ставится необходимая дата и время. Так вот в один из дней Хараберюш со своими сотрудниками привез в «библиотеку» очередного задержанного, которого они подозревали в сотрудничестве с российскими спецслужбами. Несколько часов они его обрабатывали, но человек молчал. Хотя на момент когда я пришел в «библиотеку» у него были сломаны пальцы на левой руке, надкостница на обеих ногах была разбита, кроме того его неоднократно душили с помощью пакета. Извините за такие детали, мужчина даже обмочился, но продолжал молчать. Тогда Хараберюш обратился к бойцам «Днепра», которые ранее хвастались, что их обучали методике допроса с пыткой водой. Мужчину отвели на второй этаж терминала аэропорта, где располагались душевые для персонала и экипажей самолетов. Там то бойцы «Днепра» и применили свои знания на задержанном. В итоге, человека сломали. Сотрудники Мариупольского управления СБУ тогда еще благодарили бойцов добробата за науку, признав эффективность метода и планируя использовать в дальнейшем. — Какой ужас. Но такая практика (я даже не говорю о пытках, а о практике двойных задержаний) — это же все абсолютно незаконно? — Незаконно, зато эффективно. Революционная целесообразность. В их логике, чтобы выжечь «сепаратизм» каленым железом, все средства хороши. По данным Генпрокуратуры, с апреля 2014 года было открыто порядка 15 тысяч криминальных производств по статьям, связанным с терроризмом. Из них в суд было передано 10%, около полутора тысяч. Суд принял решение по пятистам. То есть только 5% дел дошли до решения суда. Отсюда понятен масштаб фальсификаций этих криминальных производств. — Спускается ли какой-то план «по сепаратистам»? Столько-то надо задержать, осудить? — В связи с вашим вопросом я вспомнил один интересный факт. В конце июля – начале августа 2014 года мне в руки попал документ – письмо, которое было направлено Порошенко из МИДа и подписано тогдашним министром иностранных дел Климкиным. Администрация президента спустила его СБУ, а копия документа пришла в штаб АТЦ. Речь в нем шла о том, что МИД проводит работу с западными странами, НАТО и ЕС по вопросу о признании ДНР и ЛНР террористическими организациями. И для того, чтобы этот вопрос решить, нужны веские основания. В связи с этим Климкин писал, что нужно как можно больше уголовных дел и обвинительных приговоров по статьям, связанным с терроризмом. На документ были наложены резолюции: «принять к сведению», «принять к исполнению» и т.д. Вот вам и план. Он спускался с самого верха. — Неужели сотрудникам СБУ нравится участвовать во всем этом кошмаре? Ведь теоретически это структура, которая должна стоять на страже закона. Какие настроения у ваших коллег, не могут же все они быть патологическими садистами? — Как и в любой государственной структуре, в СБУ есть какой-то процент реальных негодяев. Есть процент людей, которые использовали ситуацию для личного обогащения. Но основная масса просто тянет свою лямку. Я прекрасно помню, какими многие мои бывшие сослуживцы были до Майдана. С какой любовью они говорили о России. Один мой сослуживец в Запорожье как-то пришел на службу в управление СБУ в футболке с российским императорским флагом и надписью: «Россия – с нами Бог!». Таких людей было очень много, особенно в Запорожской области, которая была русским регионом. А потом случился майдан. Кто-то говорит: «Мне два года до пенсии осталось, куда я пойду?» У человека должность, у жены работа, у детей школа-садик. Да и вообще, говорит, максимум через год все это закончится и будет как раньше. Потом проходит год, два, ничего не меняется. Смотришь, а он уже по-украински разговаривает, носит вышиванку. Пишет в соцсетях, что наши герои – Бандера и Шухевич. Говорит, что раньше он ошибался, а теперь прозрел. И таких большинство. В СБУ много грамотных профессионалов. Некоторые говорят: мне без разницы, какая власть. Я работаю на своем участке, и все. Но есть и такие, которые ненавидят русских, идут добровольцами в АТО. — То есть это история о том, как меньшинство нагнуло большинство? — История учит, что стадо баранов во главе со львом всегда победит стаю львов во главе с бараном.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  СМИ: Склад загорелся на юге Москвы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь