Легендарная Атака Мертвецов – Интересные факты

Атака мертвецов. Первая мировая: история ужаса и подвига

К столетию со дня удивительной победы

Приблизительное время чтения: 8 мин.

«Русские не сдаются!» Рождение этой знаменитой фразы пресса и мемуары участников Первой мировой войны связывают именно с тем боем. Утро 6 августа 1915 года. Немцы, осаждающие русскую крепость Осовец, начинают газовую атаку, жидкий хлор из сотен баллонов устремляется на защитников форпоста. Вскоре к газу добавляется шквальный огонь орудий. По расчетам немецких командиров, мало кто из русских мог остаться в живых после такого. Но вдруг — «мертвые» встают из могил.

«У нас не было противогазов, поэтому газы нанесли ужасные увечья и химические ожоги. При дыхании вырывался хрип и кровавая пена из легких. Кожа на руках и лицах пузырилась. Тряпки, которыми мы обмотали лица, не помогали. Однако русская артиллерия начала действовать, посылая из зелёного хлорного облака снаряд за снарядом в сторону пруссаков. Тут начальник 2-го отдела обороны Осовца Свечников, сотрясаясь от жуткого кашля, прохрипел: «Други мои, не помирать же нам, как пруссакам-тараканам от потравы, покажем им, чтобы помнили вовек!» —

вспоминает участник событий, командир полуроты 13-й роты Алексей Лепёшкин. Так началась битва, получившая позже название «атака мертвецов». Накануне 100-летия со дня начала Первой мировой войны мы решили подробно рассказать об одном из самых поразительных ее эпизодов.

«Черное время» русских крепостей

По большому счету крепостям в годы Первой мировой войны не повезло. Если на протяжении многих лет они считались главными узлами многокилометровых линий обороны и в связи с этим получали необходимое финансирование на проведение модернизации, то в годы Великой войны 1914–1918 годов они столкнулись с большими проблемами. И не только в России. Довольно скоро выяснилось, что полевые войска могут обходить крепости, блокируя их сильные гарнизоны — иногда соответствовавшие по численности небольшой армии — и превращая неприступные цитадели в огромные каменные ловушки. В большинстве случаев стоявшие во главе армии генштабисты энтузиастами крепостной войны не были и потому в конце концов нашли, с их точки зрения, наиболее эффективный способ избежать капитуляций сильных крепостных гарнизонов — просто оставлять крепости на произвол судьбы при отходе полевой армии, взрывая все их укрепления и оставляя неприятелю груду руин. Но за этими сухими строками, описывающими закат «эры крепостей», скрыто многое: тяжелые будни гарнизонов, грохот тысяч орудий, предательство и самоотверженность, и, наконец, один из самых известных эпизодов войны — «атака мертвецов». В последние годы он получил широкую известность и стал символом стойкости русского солдата в годы Первой мировой (или, как называли ее в России, Второй Отечественной) войны, примерно тем же, чем для Великой Отечественной стала Брестская крепость.

Лето 1915 года в целом и месяц август в частности стали «черным временем» русских крепостей: именно тогда были довольно бездарно сданы Новогеоргиевская и Ковенская крепости, а Ивангородская и Осовецкая крепости по решению командования эвакуированы. При этом Осовец ни по размерам гарнизона, ни по значению совсем не мог равняться ни с Новогеоргиевском, ни с Ковно, ни с каким-нибудь Перемышлем. Это была добротная, с несколько устаревшими линиями укреплений крепость, перекрывавшая железнодорожный и шоссейный пути на Белосток.

«Там, где миру конец,
Стоит крепость Осовец,
Там страшнейшие болота,
Немцам лезть в них неохота» —

так распевали оказавшиеся волей судеб в крепости ратники ополчения.

Былые штурмы и силы сторон

Первые две попытки штурма Осовца (Подробная история обороны Осовца изложена в книге непосредственного участника событий С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец». — Ред.) были предприняты в сентябре 1914 года и в феврале —марте 1915 года и закончились неудачей: немцы понесли серьезные потери и возобновлять приступ не стали. Единственно, вторая попытка была серьезнее, а потерпев провал, немцы перешли к позиционной войне, активно накапливая силы и подготавливая новый штурм.

Осаждающие не сильно превосходили по численности гарнизон крепости. Однако немецкие командиры были известны своим умением создавать огромный перевес на участке главного удара, чем они и пользовались как на Восточном, так и на Западном фронтах. На этот раз 11-я ландверная (Ландвер — немецкие войска милиционного типа, аналог русского ополчения. — Ред.) дивизия подготовилась к штурму крайне серьезно. Для взятия передовых Сосненской и Заречной позиций русских было решено использовать отравляющие вещества и мощную артиллерийскую поддержку.

Внимание! Газы!

Отравляющие вещества — в данном случае хлор — были еще в новинку для воюющих сторон, в связи с чем средства защиты у русских войск (как впрочем и у их союзников на Западном фронте) были несовершенны. На том этапе войны отравляющие вещества обычно доставлялись в баллонах, а не как позже, в снарядах, поэтому было очень важно наличие попутного ветра, чтобы хлор не снесло на собственные войска. Немцам пришлось в полной боевой готовности ждать более десяти дней, пока не подул нужный ветер. Для атаки в четырех местах было сосредоточено 30 газовых батарей (точное число баллонов в каждой из них неизвестно, но обычно в одной батарее насчитывалось 10–12 баллонов), к каждой в качестве компрессора подсоединялись баллоны со сжатым воздухом. В результате жидкий хлор выбрасывался из баллонов в течение 1,5–3 минут.
Час пробил рано утром 24 июля (6 августа по новому стилю) 1915 года. Как указано в Дневнике боевых действий 226-го пехотного Землянского полка,

«около 4 часов утра немцы выпустили целое облако удушливых газов и под прикрытием их густыми цепями повели энергичное наступление, главным образом на 1, 2 и 4 участки Сосненской позиции. Одновременно с этим противником был открыт ураганный огонь по Заречному форту, заречной позиции и по дороге, ведущей с последней на Сосненскую».

Читайте также:
Куда исчезло золото Колчака - краткая история

Впрочем, какие-то меры противодействия газам все же уже были: солдаты жгли перед окопами паклю и солому, поливали брустверы и распыляли обеззараживающий известковый раствор, а также надевали имевшиеся в их распоряжении противогазовые повязки и маски. Впрочем, все это было не слишком эффективно, к тому же многие солдаты использовали обычные мокрые тряпки, которыми обматывали лицо.

Обороняющиеся пострадали очень сильно: оказавшиеся в низине 9-я, 10-я и 11-я роты практически перестали существовать, в 12-й роте на Центральном редуте в строю осталось около 40 человек, у Бялогронды — около 60-ти. Неожиданностью для русских войск также стал и обстрел крепости, в том числе и снарядами с отравляющими веществами, — именно поэтому русская артиллерия не смогла дать адекватный ответ противнику, хотя возможности у нее для этого были.

Немецкая артиллерия создала огневой вал, под прикрытием которого ландвер пошел в наступление. Сопротивления после подобной подготовки никто не ожидал. Все шло по плану: части 18-го и 76-го ландверных полков без особых проблем заняли первую и вторую позиции, легко сломив сопротивление также сильно пострадавшей от газов и артобстрела ополченской роты, стоявшей на самой Сосненской позиции. Однако затем начались проблемы: сначала ландштурмисты 76-го полка слишком увлеклись наступлением и попали под собственные газы, потеряв порядка тысячи человек, а когда остатки 12-й русской роты открыли огонь из центрального редута, атака немедленно прекратилась.

«Живые мертвецы»

Уже упоминавшийся Дневник боевых действий сообщает: «Получив донесение об этом (имеется в виду занятие 1-й линии обороны) от командира 3-го батальона капитана Потапова, который сообщил, что немцы, занявшие окопы, продолжают продвигаться к крепости и находятся недалеко уже от резерва, командир полка тотчас же приказал 8-й, 13-й и 14-й ротам выступить с форта на Сосненскую позицию и, перейдя в контратаку, выбить немцев из занятых ими наших окопов». Эти части, и в том числе 13-я рота, атаку которой возглавил подпоручик Владимир Карпович Котлинский, также сильно пострадали от газа и артобстрела и потеряли до половины личного состава (потери 14-й роты, находившейся в крепости, были меньше). Немцам обещали, что они просто займут незащищенные позиции. Однако все складывалось по-другому: навстречу им поднимались русские солдаты с обмотанными тряпками лицами, «живые мертвецы».

«Приблизившись к противнику шагов на 400, подпоручик Котлинский во главе со своей ротой бросился в атаку. Штыковым ударом сбил немцев с занятой ими позиции, заставив их в беспорядке бежать. Не останавливаясь, 13-я рота продолжала преследовать бегущего противника, штыками выбила его из занятых им окопов 1-го и 2-го участков Сосненских позиций. Вновь заняли последнюю, вернув обратно захваченные противником наше противоштурмовое орудие и пулеметы. В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским дело». Котлинский умер к вечеру того же дня, Высочайшим приказом от 26 сентября 1916 года он был посмертно награжден орденом Св. Георгия 4-й степени.

Один из очевидцев сообщил газете «Русское слово»:

«Я не могу описать озлобления и бешенства, с которым шли наши солдаты на отравителей-немцев. Сильный ружейный и пулеметный огонь, густо рвавшаяся шрапнель не могли остановить натиска рассвирепевших солдат. Измученные, отравленные, они бежали с единственной целью — раздавить немцев. Отсталых не было, торопить не приходилось никого. Здесь не было отдельных героев, роты шли как один человек, одушевленные только одной целью, одной мыслью: погибнуть, но отомстить подлым отравителям».

Немцы контратаки не ожидали, они вообще считали, что на позициях никого, кроме мертвецов, нет. Но «мертвецы» поднялись из могил. Остальное довершила наконец пришедшая в себя русская артиллерия. К 11 часам Сосненская позиция была очищена от противника, который атаку повторять не стал. В тот день русская боевая группа, столкнувшаяся с неприятелем, потеряла убитыми, ранеными, пострадавшими от газов примерно 600–650 офицеров, военных чиновников и нижних чинов. Неприятель понес большие потери.

Как это ни печально, но судьба крепости Осовец уже была решена: поступил приказ эвакуировать ее. 23 августа здания и укрепления оставленной русскими войсками крепости взлетели на воздух, а через два дня немцы заняли еще дымящиеся руины.

Осовец был оставлен, но «атака мертвецов» 13-й роты не была бессмысленной: она стала нерукотворным памятником русскому солдату, который отдавал свою жизнь за свободу народов Европы, за то, чтобы они могли сами выбирать свое будущее

Правда и мифы о легендарной «Атаке мертвецов» 226-го пехотного Землянского полка

Руководитель ВИК «Родина» Александр Пригородов проводит лекции о сильных духом воронежцах, совершивших великий подвиг во время Первой мировой войны.

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

Противостояние русских солдат – уроженцев Воронежской и Калужской губерний с немецкой армией за крепость Осовец, длившееся почти год, поражает своим упорством, мужеством и наполнено славными подвигами. Наиболее ярким событием этого сражения времён Первой мировой войны является т.н. «Атака мертвецов». 6 августа 1915 года противник применил против гарнизона крепости химическое оружие.

Несмотря на отравление смертельно опасным газом, выжившие русские солдаты бросились в атаку на врага. В память о военнослужащих 226-го полка в городе Землянске стоит скромный памятный камень, а местные жители ежегодно возлагают к нему цветы, отдавая дань уважения погибшим и раненым землякам. Однако, как оказалось, многое сказанное о тех событиях в современной публицистике, является приукрашенным вымыслом.

Естественно, это обстоятельство нисколько не умаляет героизма солдат и исторической значимости произошедших событий. Что является мифом и почему важно знать реальную историю своих предков? Подробности – в материале.

Читайте также:
Вулкан Везувий - история, извержение, фото

«Атака мертвецов» подаётся исключительно в виде мифа

Руководитель военно-исторического клуба «Родина», руководитель штаба имени А. Е. Снесарева по Первой мировой войне Александр Пригородов тщательно изучил тысячи страниц архивных документов о пути, проделанном воронежцами в 1914 – 1917 годах. На основе своего исследования он создал просветительский проект «Ратные подвиги 226-го пехотного Землянского полка». На своих лекциях реконструктор рассказывает наиболее достоверную на данный момент информацию о тех событиях.

Оборона крепости Осовец (в настоящий момент эта территория является частью Польши – Прим. авт.) продлилась с сентября 1914 года по август 1915 года. Е ё удерживал гарнизон, состоявший из частей 57-й дивизии (Ливенский, Землянский, Епифанский и Задонский полки). В 4 часа утра 6 августа 1915 года немцы выпустили газ и обрушили огонь артиллерии на Осовец.

Затем германская армия пошла в последнее решительное наступление, полагая что гарнизон крепости уничтожен. И вот тогда согласно современной версии из окопов якобы восстали 60 мертвых русских солдат и своим ужасным видом обратили все 6 000 немецких пехотинцев в бегство.

На самом деле, правда оказалась куда более прозаичной, но при этом не менее героической. Гарнизон крепости оказался полностью отравлен хлором, многие не успели или не смогли надеть противогазы. По приказу коменданта Бржозовского четыре уцелевшие роты (порядка 800 человек) поднялись в отчаянную контратаку. Увидев бегущих в облаке хлора русских, немцы открыли по ним ураганный огонь.

Те, кто выжил после отравления газом, погибали под пулями. Но как только землянцы пошли в штыковую атаку и завязался рукопашный бой, немцы дрогнули. Крепостная артиллерия и пулеметы, которые враг считал уничтоженными, нанесли завершающий удар и штурм был полностью отражён.

Вымыслом, по словам Александра Пригородова, является и история о забытом в той же крепости “бессменном часовом”. Согласно легенде его обнаружили замурованным спустя несколько лет после завершения войны. Всё это время он якобы питался консервами и собирал со стен воду, а, когда его вывели на солнце – сразу же ослеп.

− Эта легенда целиком скопирована с байки о “забытом” защитнике Брестской крепости. Крепость Осовец же была взорвана и сожжена при грамотном и планомерном отступлении, при этом были вовремя эвакуированы не только солдаты, но и жители близлежащих деревень, − объясняет исследователь.

«Для прогресса необходимо учитывать достижения и ошибки прошлого»

Цель проекта Александра Пригородова заключается в сохранении исторической памяти о воронежцах, сражавшихся в Первую мировую войну.

− Забывая прошлое, мы теряем надежду на будущее. Наша сегодняшняя история находится в стагнации, состоянии застоя. Для того чтобы был хоть какой-то прогресс, нынешним поколениям необходимо знать историю прошлого, учитывать победы и поражения, достижения и ошибки и делать собственные выводы. Мы должны помнить, кто мы есть и потомками каких сильных и выдающихся людей мы являемся. В нынешнее время, как никогда, необходимы нравственные ориентиры и примеры для подражания – такие, как отважные солдаты 226-го пехотного Землянского полка, − объясняет важность изучения истории Александр Пригородов.

Свой проект исследователь апробирует третий год. Лекции перед школьниками, студентами, представителями культурных сообществ прошли в Воронеже, Острогожске, Землянске и Семилуках. В планах – продолжить просветительскую деятельность не только в Воронежской области, но и в местах сражений Землянского полка – в Калининградской области, Польше и Белоруссии. Также, помимо лекций, планируется проводить выставки, открытые уроки, исторические реконструкции и фестивали.

− В годы войны было мобилизовано 380 тысяч воронежцев, что составило примерно половину трудоспособного мужского населения Воронежской губернии. 226-й пехотный Землянский полк сражался в Восточной Пруссии, Польше, Беларуси и Румынии. Наиболее известным событием стало сражение за крепость Осовец. Этот подвиг станет основой для качественно нового направления в военно-исторической реконструкции и научной работе. Многие воронежские солдаты и офицеры сражались и погибали на фронтах Первой мировой войны и память о них должна сохраниться и должным образом почитаться, в первую очередь на родной земле. Это уважение и почитание необходимо сделать постоянной традицией Воронежского края, − считает Александр Пригородов.

Новое в блогах

Сообщество «ВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ»

Малоизвестные факты об “атаке мертвецов”

(Все мы знаем о героической обороне Брестской крепости во время ВОВ, и мы помним подвиг советских солдат. Вечная им память!

Но мало кто знает о подвиге русских солдат 1915 года. Предлагаю прочесть, и обязательно до конца. Я понимаю, что много текста, и многие не любят долго читать, но поверьте, оно того стоит. Т. Линдвест)

Пожалуй каждый из нас слышал о подвиге легендарных героев- защитников Брестской крепости, однако судьба сложилась так, что другие защитники другой крепости оказались практически полностью забыты. Ведь воевали они в другую, несколько более раннюю войну, Первую мировую, о которой, как и подвигах ее героев, долгие годы было не принято упоминать по идеологическим соображениям. А ведь место для подвига русского оружия там было и не мало. Речь идет о защитниках крепости Осовец.

Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов»

Воспоминание немецкого солдата об атаке мертвецов:

Крепость Осовец вблизи не впечатляла: невысокие стены, обычный кирпич, заросли вокруг. Издалека она и вовсе не казалась крепостью, а какой-то заброшенной мещанской школой. Капитан Шульц, рассматривая русские укрепления, ухмылялся: «Германская машина проедет по этой кочке и даже не заметит». Мы с фельдфебелем Бэром разделяли настрой командира, но на душе отчего-то было неспокойно.

Наш полк был поднят по команде в 3 часа утра. Солдат выстроили недалеко от железной дороги. Наша задача — ударить по укреплению русских с правого фланга. Ровно в 4 часа утра вступила в дело артиллерия. Тяжелые звуки орудийных выстрелов и разрывов не стихали с полчаса. Затем все словно замерло. И со стороны центрального входа крепости показались «газовщики». Так мы называли подразделение ландвера, которое использовало для уничтожения противника отравляющий газ. «Газовщики» стали подносить поближе к крепости баллоны и тянуть шланги. Часть шлангов просунули в проемы, ведущие под землю, часть просто кинули на земле. Крепость находилась в низине, и чтобы травить русских, достаточно было и этих усилий.

Читайте также:
Рыцарские ордены - история, факты, фото

Работали «газовщики» проворно. Все было готово минут за пятнадцать. Затем пустили газ. Нам приказали надеть противогазы. Фельдфебель Бэр сказал, что слышал разговор двух офицеров из «газовщиков», — будто бы решили использовать какой-то новый газ, убивающий очень эффективно. Они также сказали, что командование решило травить русских, поскольку по докладу военной разведки у них нет противогазов. «Бой будет быстрый и без потерь», — заверил он то ли меня, то ли себя самого.

Газ быстро заполнил низину. Казалось, что это не смертельное облако ползет на крепость, а обычный утренний туман, пусть и очень густой. А затем из этого тумана послышались ужасные, леденящие кровь звуки. Фантазия рисовала страшные картины: человек мог так кричать только тогда, когда его выворачивает наизнанку неизведанная, нечеловеческая, дьявольская сила. Слава Христу нашему Господу, продолжалось это не долго. Примерно через час газовое облако рассеялось, и капитан Шульц дал команду выдвигаться. Наша группа подошла к стенам и закинула на них заранее приготовленные лестницы.

Было тихо. Солдаты полезли вверх. Первым на стену взобрался капрал Бисмарк. Уже на верху он вдруг пошатнулся и чуть не свалился назад, но все же удержался. Упав на колено, он сорвал с себя противогаз. Его тут же вырвало. Следующий солдат повел себя примерно так же. Его как-то неестественно передернуло, ноги его ослабли, и он опустился на колени. Третий солдат, забравшийся на укрепление, в глубоком обмороке повалился на фельдфебеля Бэра, который чудом удержался на лестнице, не дав и ему упасть вниз. Я помог Бэру поднять солдата назад на стенку и практически одновременно с фельдфебелем оказался на укреплении.

То, что я увидел внизу, в сердце крепости, мне не забыть никогда. Даже годы спустя я вижу картину, по сравнению с которой работы великого Босха кажутся юмористическими зарисовками. Внутри крепости газового облака уже не было. Практически весь плац был усеян мертвыми телами. Они лежали в какой-то коричнево-красной массе, о природе происхождения которой гадать было не нужно. Рты мертвецов были широко раскрыты и из них выпадали части внутренних органов и текла слизь. Глаза были окровавлены, у некоторых вытекли полностью. Видимо, когда пошел газ, солдаты выбегали из своих укрытий на улицу, чтобы вдохнуть спасительного воздуха, которого там не оказалось.

Меня стошнило прямо в противогазе. Желудочный сок и армейская тушенка залили стекла и перекрыли дыхание. С трудом найдя силы, я сорвал противогаз. «Господи, да что же это? Что!» — бесконечно повторял кто-то из наших. А снизу напирали все новые солдаты, и мы были вынуждены спуститься. Внизу мы начали продвигаться к центру плаца, туда, где висело русское знамя. Фельдфебель Бэр, который считался у нас атеистом, тихо повторял: «Господи, Господи, Господи…». Со стороны левого фланга и главных ворот к центру площади двигались солдаты других частей, прорвавшихся в крепость. Их состояние было не лучше нашего.

Вдруг с правой стороны от себя я заметил движение. Мертвый солдат, судя по петлицам и погонам — русский поручик , приподнимался на локтях. Повернув лицо, вернее кровавое месиво с вытекшим глазом, он прохрипел: «Взвод, заряжай!». Мы все, абсолютно все германские солдаты, которые находились в этот момент в крепости, а это несколько тысяч человек, замерли в ужасе. «Взвод, заряжай!» — повторил мертвец, и вокруг нас зашевелилось месиво трупов, по которому мы шли к своей победе. Кто-то из наших потерял сознание, кто-то вцепился в винтовку или в товарища. А поручик продолжал двигаться, поднялся во полный рост, вынул из ножен саблю.

«Взвод, в атаку!» — нечеловеческим голосом прохрипел русский офицер и, шатаясь, пошел на нас. И вся наша огромная победоносная сила в секунду обратилась в бегство. С криками ужаса мы бросились к центральному входу. Точнее, теперь уже к выходу. А за нашими спинами поднималась армия мертвецов. Мертвецы хватали нас за ноги, валили на землю. Нас душили, били руками, рубили саблями, кололи штыками. В спины нам раздавались выстрелы. А мы все бежали, бежали в диком ужасе, не оглядываясь, не помогая подняться нашим упавшим товарищам, сметая и толкая тех, кто бежал впереди. Я не могу вспомнить, когда остановился — вечером этого же дня или, может быть, следующего.

Уже потом я узнал, что мертвецы были вовсе не мертвецами, а просто не до конца отравленными русскими солдатами. Наши ученые выяснили, что русские в крепости Осовец пили липовый чай, и именно он частично нейтрализовал действие нашего нового секретного газа. Хотя, может быть они и врали, эти ученые. Также ходили слухи, что во время штурма крепости от разрыва сердца умерли около ста германских солдат. Еще несколько сотен были забиты, зарублены, застрелены восставшими из ада русскими. Русскими, которые, как говорили, почти все на следующий день умерли.

Всех германских солдат, участвовавших в этой операции, освободили от дальнейшей военной службы. Многие сошли с ума. Многие, и я в том числе, до сих пор просыпаются по ночам и орут от ужаса. Потому что нет ничего страшнее мертвого русского солдата.

Читайте также:
Отечественная война 1812 года - краткая история

Осада крепости, происходила в 1915 году и продолжалась 190 дней. Все это время крепость интенсивно обстреливалась немецкой артиллерией. Немцы подкатили даже две свои легендарные “Большие Берты”, которые русские ответным огнем умудрились подбить.

Тогда командование штаба приняло решение взять крепость, отравив ее защитников газом. 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км.

Газ был на столько ядовит, что за эти несколько часов, завяла и пожухла даже трава.

Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась. контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало.

Тот самый офицер, поднявший в атаку солдат – Владимир Карпович Котлинский родился в городе Остров Псковской губернии. Отец из крестьян деревни Веркалы Игуменского уезда Минской губернии, ныне территория Шацкого сельсовета в Республике Беларусь. Имя матери в доступных источниках прямо не указано. Высказано предположение, что это телеграфистка станции Псков-1 Наталья Петровна Котлинская. Также предполагается, что в семье был как минимум ещё один ребёнок, младший брат Владимира, Евгений (1898—1968).

Легенда крепости Осовец. Подлинная история «атаки мертвецов»

6 августа 1915 года произошёл эпизод Первой мировой войны, ныне известный как «атака мертвецов».

Война, не ставшая Отечественной

Первая мировая война не занимает в отечественной истории места, подобного месту Великой Отечественной войны 1941–1945 годов или Отечественной войны 1812 года.

Несмотря на то, что царское правительство пыталось именно этому военному конфликту дать название «Великая Отечественная война», данный термин не прижился.

Если войны 1812 и 1941–1945 годов однозначно воспринимались как национально-освободительные, то цели и задачи конфликта, начавшегося в 1914 году, большинству населения России были не близки и не очень понятны. И чем дальше шла Первая мировая война, тем меньше было желания воевать за абстрактные «Босфор и Дарданеллы».

Сегодняшние попытки на самом высоком уровне переписать историю, придав российскому участию в Первой мировой войне большее значение, являются таким же искажением исторической действительности, как учреждение новых национальных праздников, не имеющих за собой никаких традиций.

Но кто бы как бы ни относился к целям и задачам войны 1914–1918 годов, нельзя не признать, что она оставила в истории немало примеров мужества и стойкости русских солдат.

Одним из таких примеров стала «атака мертвецов» при обороне крепости Осовец 6 августа 1915 года.

Кость в германском горле

Крепость Осовец, расположенная в 50 километрах от города Белосток, ныне принадлежащего Польше, была основана в 1795 году, после вхождения польских территорий в состав Российской империи. Крепость строилась с целью обороны коридора между реками Неман и Висла – Нарев – Буг, с важнейшими стратегическими направлениями Петербург – Берлин и Петербург – Вена.

Строительство различных фортификационных сооружений в самой крепости и вокруг неё велось более ста лет. Первые же боевые действия в истории Осовца начались в сентябре 1914, когда к ней подступили части 8-й германской армии.

Немцы имели многократный численный перевес, смогли подтянуть тяжёлую артиллерию, однако штурм был отбит.

Крепость имела важнейшее стратегическое значение — она являлась одним из центров обороны так называемого «Польского мешка», выступающей глубоко на запад и уязвимой с северного и южного флангов территории Царства Польского.

Осовец невозможно было обойти — на север и на юг от крепости располагались непроходимые болота, и единственной возможностью для германского командования продвинуться дальше на этом направлении было взять её.

Крепость разрушали «Большими Бертами»

3 февраля 1915 года начался второй штурм крепости Осовец. После шести дней боёв германским подразделениям удалось занять первый рубеж русской обороны. Это позволило в полной мере использовать тяжёлую немецкую артиллерию. К крепости были переброшены осадные орудия, включая мортиры «Шкода» калибром 305 мм, а также «Большие Берты» калибром 420 мм.

Всего за одну неделю обстрела по крепости было выпущено около 250 тысяч снарядов крупного калибра. Свидетели обстрелов рассказывали, что Осовец был окутан дымом, из которого вырывались страшные языки пламени, а земля ходила ходуном.

Генеральный штаб русской армии, зная о больших разрушениях, пожарах и тяжёлых потерях среди личного состава, поставил перед частями, оборонявшими Осовец, задачу продержаться в течение 48 часов. Русские подразделения смогли не только выстоять двое суток, но и отбить штурм.

В июле 1915 года началось новое масштабное наступление германской армии, частью которого стал третий штурм Осовца.

Газовая атака

Не полагаясь более на мощь крепостных орудий, германское командование решило использовать боевые отравляющие вещества, первое применение которых состоялось на Западном фронте на реке Ипр в апреле 1915 года.

На германских позициях под Осовцом было развёрнуто 30 газобаллонных батарей, которые в 4 часа утра 6 августа 1915 года, дождавшись попутного ветра, начали выпуск хлора.

Читайте также:
15 интересных фактов о Бородинской битве

Газ в итоге проник на общую глубину до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте.

Никаких эффективных средств защиты от газа у русских частей не было. В результате 226-й Землянский полк, державший оборону на направлении главного удара, понёс тяжёлые потери. 9-я, 10-я и 11-я роты были выведены из строя полностью, в остальных держать оборону могли по несколько десятков человек. Русские артиллеристы, также попавшие под газовую волну, не могли вести огонь. Всего выбыли из строя до 1600 человек, оборонявших крепость, остальные получили менее тяжёлую степень отравления.

Вслед за газовой атакой начался обстрел со стороны германской артиллерии, причём часть снарядов также имела химический заряд. За этим началось наступление германской пехоты, в котором участвовало в общей сложности до 7000 человек.

Подвиг подпоручика Котлинского

Немцы с лёгкостью заняли две первых линии обороны, которые совершенно обезлюдели, и продвигались дальше.

Нависла угроза захвата противником Рудского моста, что означало бы рассечение всей русской обороны и последующее неизбежное падение Осовца.

Комендант крепости генерал-лейтенант Николай Бржозовский отдал приказ контратаковать противника в штыки «всем, чем можно».

Контратаку возглавил командир 13-й роты Землянского полка подпоручик Владимир Котлинский. Вместе с остатками своей роты он повёл за собой живых бойцов 8-й, 12-й рот, а также 14-й роты, наименее пострадавшей от газа.

Это было ужасающее зрелище: в штыковую атаку шли люди с химическими ожогами на лицах земляного цвета, обмотанные тряпками (единственное русское средство защиты от газа), харкающие кровью и вместо криков «ура» издающие страшные, нечеловеческие хрипы.

Несколько десятков умирающих русских солдат обратили в бегство германскую пехоту. В ходе боя за первую и вторую линии укреплений был смертельно ранен подпоручик Котлинский. Несмотря на это, к восьми часам немецкий прорыв был ликвидирован полностью. К 11 часам стало ясно, что штурм отбит.

Всё дело в кавычках

Впервые термин «атака мертвецов» был введён в оборот в 1939 году военным инженером-фортификатором Сергеем Александровичем Хмельковым в работе «Борьба за Осовец». Хмельков, к моменту написания этой работы являвшийся одним из руководителей Военно-инженерной академии РККА, в 1915 году лично сражался под Осовцом и получил отравление во время газовой атаки.

«13-я и 8-я роты, потеряв до 50% отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передаёт очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии», — писал Хмельков.

Тема «атаки мертвецов» обрела популярность после распада СССР, когда изучению событий Первой мировой войны стало уделяться больше внимания. И если Хмельков в своей работе, брал «мертвецов» в кавычки, то новые авторы писали уже просто — «атака мертвецов».

В итоге сегодня события 6 августа 1915 года порой описывают как победу 60 умирающих русских солдат над 7000 немцев, что вызывает у многих скепсис и недоверие.

А как же было на самом деле?

Психологический эффект плюс артиллерийский удар

Германские источники не слишком заостряли внимание на провальном штурме крепости Осовец 6 августа. Тем не менее, описывая случаи применения боевого газа, немецкие генералы отмечали, что он, нанося тяжёлый ущерб противнику, неправильно воспринимался германскими солдатами и офицерами.

В среде немецких солдат бытовало мнение, что газовая атака должна полностью уничтожить противника или, по крайней мере, лишить его всякой возможности к сопротивлению. Поэтому германская пехота, поднимаясь в атаку на Осовец 6 августа 1915 года, была морально не готова к сопротивлению противника.

Немцы от затянувшейся борьбы за Осовец устали не меньше русских. Окопная жизнь среди болот вымотала их до предела. Мысль о том, что проклятая крепость падёт без боя, откровенно их расхолодила.

Частично боевой потенциал наступающих был уничтожен ими самими. На ряде участков пехота столь рьяно устремилась вперёд, что на полном ходу забежала в облако газов, предназначавшихся для русских. В результате из строя выбыли несколько сотен немецких солдат.

В «атаке мертвецов» участвовало не 60, а значительно больше русских солдат. Половина 13-й роты, половина 8-й роты, часть бойцов 12-й роты и, наконец, 14-я рота, где в строю было более половины личного состава. Противостояли штыковой контратаке не 7000 бойцов, а только 18-й полк 70-й бригады 11-й дивизии ландвера.

Как отмечает Сергей Хмельков, немецкая пехота фактически не приняла боя. И вот здесь действительно сработал психологически эффект: вид идущих в атаку солдат, пострадавших от газовой атаки, произвёл на противника неизгладимое впечатление.

Вполне возможно, что германским офицерам удалось бы привести подчинённых в чувство, но за время, выигранное бойцами подпоручика Котлинского, пришла в себя русская артиллерия, которая заработала и начала выкашивать ряды наступающих.

Все эти факторы вместе и привели к тому, что «атака мертвецов» оказалась успешной.

Неизвестные герои

Значит ли это, что подвига не было? Разумеется, он был. Нужно великое мужество для того, чтобы, подвергнувшись воздействию оружия массового поражения, не просто подняться на ноги, но и, взяв в руки оружие, потратить последние силы на борьбу с врагом. И русские солдаты под Осовцом продемонстрировали беспримерный героизм.

Подпоручик Владимир Карпович Котлинский, командовавший «атакой мертвецов», в сентябре 1916 года был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Имена большинства других участников атаки остались неизвестны.

События 6 августа 1915 года стали последним героическим актом обороны крепости Осовец. Положение на фронте было таково, что её дальнейшая оборона не имела смысла. Спустя несколько дней Генеральный штаб отдал приказ прекратить бои и начать эвакуацию гарнизона.

Читайте также:
Эпоха Возрождения (Ренессанса) – Интересные факты

Эвакуация была завершена 22 августа. Уцелевшие укрепления и всё имущество, которое нельзя было вывезти, были взорваны русскими сапёрами.

25 августа руины крепости были заняты германскими войсками.

Ялтинская конференция

Ялтинская (Крымская) конференция союзных держав (4-11 февраля 1945) – вторая встреча лидеров 3-х стран антигитлеровской коалиции – Иосифа Сталина (СССР), Франклина Рузвельта (США) и Уинстона Черчилля (Великобритания), посвященная установлению мирового порядка после окончания Второй мировой войны (1939-1945).

Примерно за полтора года до встречи в Ялте представители «большой тройки» уже собирались на Тегеранской конференции, где обсуждались вопросы достижения победы над Германией.

В свою очередь на Ялтинской конференции принимались основные решения, касающиеся будущего раздела мира между странами-победительницами. Впервые в истории фактически вся Европа находилась в руках всего 3-х государств.

Цели и решения Ялтинской конференции

Основное внимание на конференции уделялось двум вопросам:

  • Следовало определить новые границы на территориях, оккупированных нацистской Германией.
  • Страны-победительницы понимали, что после падения Третьего Рейха, вынужденное воссоединение Запада и СССР утратит всякий смысл. По этой причине требовалось провести процедуры, которые бы в будущем гарантировали нерушимость установленных границ.

Польша

Так называемый «Польский вопрос» на Ялтинской конференции был одним из наиболее трудных. Интересен факт, что в ходе его обсуждения было использовано около 10 000 слов – это четверть всех слов, произнесенных на конференции.

После долгих дискуссий лидеры так и не смогли достичь полного взаимопонимания. Это было связано с рядом польских проблем.

Положением на февраль 1945 г. Польша находилась под властью временного правительства в Варшаве, признанного властями СССР и Чехословакии. При этом в Англии действовало польское правительство в изгнании, которое не соглашалось с некоторыми постановлениями, принятыми на Тегеранской конференции.

После продолжительных дебатов лидеры «большой тройки» посчитали, что польское правительство, находящееся в изгнании, не имеет права на власть после окончания войны.

На Ялтинской конференции Сталин смог убедить партнеров в необходимости образования нового правительства в Польше – «Временного правительства национального единства». В него должны были входить поляки, проживающие как в самой Польше, так и за ее пределами.

Такое положение дел в полной мере устраивало Советский Союз, поскольку позволяло ему создать в Варшаве необходимый ему политический режим, вследствие чего противостояния между прозападными и прокоммунистическими силами с данном государстве, были решены в пользу последних.

Германия

Главы стран-победительниц приняли постановление об оккупации и разделе Германии. При этом Франции полагалась отдельная зона. Важно отметить, что вопросы, касающиеся оккупации Германии обсуждались годом ранее.

Это постановление предопределило раскол государства на долгие десятилетия. В итоге, в 1949 г. были образованы 2 республики:

  • Федеративная Республика Германии (ФРГ) – расположенная на американской, британской и французской зонах оккупации нацистской Германии
  • Германская Демократическая Республика (ГДР) – находящаяся на месте бывшей советской оккупационной зоны Германии в восточном регионе страны.

Участники Ялтинской конференции поставили перед собой цель ликвидировать немецкую военную мощь и нацизм, а также гарантировать, что в будущем Германия никогда не сможет расстроить мир.

Для этого было проведено ряд процедур, направленных на уничтожение военной техники и промышленных предприятий, которые теоритически могли производить военное оборудование.

Кроме этого, Сталин, Рузвельт и Черчилль сходились в едином мнении о том, чтобы отдать под суд всех преступников войны и что самое главное, побороть нацизм во всех его проявлениях.

Балканы

На Крымской конференции большое внимание было уделено балканскому вопросу, включая напряженную ситуацию в Югославии и Греции. Принято считать, что еще осенью 1944 г. Иосиф Сталин позволил Британии решать судьбу греков, по причине чего столкновения между коммунистическими и прозападными формированиями тут были решены в пользу последних.

С другой стороны, было фактически признано, что власть в Югославии окажется в руках партизанской армии Иосипа Броза Тито.

Декларация об освобожденной Европе

На Ялтинской конференции была подписана Декларация об освобожденной Европе, которая предполагала восстановление независимости в освобожденных странах, а также право союзников «оказывать помощь» пострадавшим народам.

Европейские государства должны были создать демократические учреждения так, как они посчитают нужным. Однако идея о совместной помощи на практике так и не была реализована. Каждая страна-победительница имела власть только там, где располагалась ее армия.

Как следствие, каждая из бывших стран-союзниц начала оказывать «помощь» только идеологически близким им государствам. В отношении репараций союзники так и не смогли установить конкретную сумму компенсаций. В итоге, Америка и Британия перечислят СССР 50% всех репараций.

На конференции был поднят вопрос об образовании международной организации, способной гарантировать неизменность установленных границ. Итогом долгих переговоров стало основание Организации Объединенных Наций.

ООН предстояло следить за поддержанием мироустройства во всем мире. Данная организация должна была разрешать конфликты между государствами.

При этом Америка, Британия и СССР по-прежнему предпочитали решать глобальные проблемы между собой посредством двусторонних встреч. Как следствие, ООН не смогла разрешить военные противостояния, в которых позже участвовали США и СССР.

Наследие Ялты

Ялтинская конференция является одним из крупнейших межгосударственных совещаний в истории человечества. Принятые на ней решения доказали возможность сотрудничества стран с разным политическим режимом.

Ялтинская система пришла к упадку на рубеже 80-90-х годов с развалом СССР. После этого многие европейские государства пережили исчезновение прежних демаркационных линий, обретя новые границы на карте Европы. ООН по-прежнему продолжает свою деятельность, хотя и нередко подвергается критике.

Соглашение по перемещенным лицам

На Ялтинской конференции был подписан еще одни договор, имеющий важное значение для Советского Союза – соглашение, касающееся репатриации военных и гражданских лиц, освобожденных на захваченных нацистами территориях.

Читайте также:
Полтавская битва кратко - суть, причины, итоги

Вследствие этого, британцы передали Москве даже тех эмигрантов, у которых никогда не было советского паспорта. В результате, была произведена насильственная выдача казаков. Данный договор затронул жизни свыше 2,5 млн человек.

Фото Ялтинской конференции

Советские, американские и британские дипломаты во время Ялтинской конференции

Неизвестные факты Ялтинской конференции. Эксклюзивное интервью о том, как мирные переговоры приняли за войну с Турцией

“Сталин, Черчилль и Рузвельт в Ялте: почему крымчане мирную конференцию приняли за начало войны с Турцией?”

Крым. 04 февраля 1945 года 17:00. За круглым столом главного зала Ливадийского дворца сидят Рузвельт и Черчилль. Напротив них – нарком иностранных дел Молотов и посол СССР в Америке Громыко. Гости поглядывают на дверь, через которую должен был войти Сталин, но его нет. Все молчат. Премьер-министр Великобритании и президент США знают, что Сталин приехал из Москвы еще 1 февраля, на день раньше них, но почему его нет? В воцарившейся тишине только громко стучит механизм напольных часов. Проходит минута, и в дверях появляется низкорослый усатый мужчина в белом военном кителе, садится за стол. Переговоры о послевоенном устройстве Европы, наконец, начинаются.

о ранее неизвестных фактах и деталях семидневных переговоров в Крыму глав государств антигитлеровской коалиции впервые рассказал советник Громыко Ростислав Александрович Сергеев.

«Сталин опоздал на конференцию только один раз – на первую встречу. Его резиденция находилась в 10-ти минутах езды от места проведения переговоров. «Пробок» на дорогах тогда, как Вы понимаете, не было. Сейчас трудно сказать, почему это произошло. Можно только предположить, что Иосиф Виссарионович просто захотел «задать тон» трудным переговорам», – вспоминает дипломат.

Хозяин. Место встречи изменить нельзя!

К трехсторонней встрече готовились полгода. Еще в мае 1944 года первым о ней заговорил американский президент. Но Рузвельт и Черчилль не хотели ехать в СССР. Сталин же настаивал на встрече в Крыму. Президент США и премьер-министр Великобритании предлагали самые экзотические места проведения конференции.

«Рузвельт утверждал, что конституция Америки не позволяет ему надолго отлучаться из Белого Дома, да и здоровье тоже, – из-за болезни он мог передвигаться только в инвалидной коляске. Президент США предлагал поговорить в Риме. Сталин категорически отказался от такой идеи, и предложил провести конференцию в Крыму», – говорит Чрезвычайный и Полномочный посол, проректор МГИМО МИД РФ Ростислав Сергеев.

Черчилля место встречи, судя по всему, мало интересовало. В октябре 1944 года он приезжал в Москву, она ему понравилась, особенно его впечатлил поход в Большой Театр. «В Большом в этот вечер давали «Жизель». Сталин со своим английским гостем появился в правительственной ложе только тогда, когда выключили в зале свет, так что их никто не видел, до антракта. Когда в антракте включили свет, Сталин и Черчилль встали, и весь зал повернулся в их сторону. Кому предназначались аплодисменты, – понять было трудно…», – рассказывает дипломат.

Но Рузвельт, получивший отказ на предложение встретиться в Риме, и не собирался «сдаваться». Он предлагал избрать для встречи Александрию, Иерусалим или Афины. Из-за слабого здоровья ему хотелось, чтобы это было место с тёплым климатом. Кроме того, поездка Сталина в Средиземноморье по расстоянию уравновесила бы предыдущую поездку Рузвельта на переговоры в Тегеран.

«У Сталина был сложный характер. Спорить с ним было очень трудно. Но тут надо было проявить дипломатичность. Сталин достаточно долго раздумывал и только в октябре сообщил Рузвельту, что может встретиться с ним и с Черчиллем на Черноморском побережье. Он даже сообщил Рузвельту, что врачи не рекомендовали ему ездить в Средиземноморье, хотя к мнению врачей на самом деле крайне редко прислушивался. В общем, Сталин, как всегда, настоял на своем. Ну, прямо, как в том фильме, помните? «Место встречи изменить нельзя», – с улыбкой вспоминает советник А.А. Громыко.

Для пущей убедительности, Черчиллю намекнули на то, что в Семфирополе есть английское кладбище, на котором он сможет найти могилу своего родственника из рода Мальборо, который в 19 веке был участником Крымской войны. После того, как место встречи было согласовано, Сталину доложили, что помещений, пригодных для проведения международной конференции в Крыму нет. Немцы за время оккупации, вывезли в Германию все, что только могли.

«Дворец в Ливадии был определен, как место проведения встреч. Но оказалось, что вся мебель, предметы роскоши и прочее фашисты попросту сперли, даже ткань, которой были обтянуты стены, сняли медные предметы, дверные ручки, шпингалеты. Из картин осталось только две – их не смогли вывести из-за их больших размеров», – говорит дипломат Сергеев. Сталин, узнав обо всем этом, немедленно отдает приказ навести порядок.

Операция «Долина»

3 января 1945 года Сталин вызвал к себе Берию и поручил ему подобрать и подготовить необходимые помещения. Берия энергично взялся за решение поставленной задачи, срочно направил в Крым двух своих заместителей С.Н. Круглова и Л.Б. Сафразьяна для личного осмотра зданий Ялтинского района.

Одновременно с ними в Крым был направлен и начальник 2-го (контрразведывательного) управления НКГБ П.В. Федотов, который должен был организовать контрразведывательное обеспечение безопасности проведения Крымской конференции. За два дня, 4–5 января, Круглов, Сафразьян и Федотов объехали всё Южное побережье Крыма. Для размещения американской делегации был выбран дворец Ливадия, там же планировалось проведение конференции; для размещения советской делегации – дворец Юсупова, для английской – Воронцовский дворец.

Уже 6 января было переброшено 2200 рабочих, основная часть из которых, 1200 человек приступила к ремонтно-восстановительным работам во дворце Ливадия, 649 человек – во дворце Юсупова, 351 – во дворце Воронцова. На каждом объекте был назначен комендант из числа старших офицеров контрразведки. Наркомат обороны направил 100 грузовых автомашин с обслуживающим персоналом и горючим, а также в течение двух суток переместил из корпусов в Ливадии 600 раненых в другие крымские госпитали.

Читайте также:
Эксперимент Третья Волна

«Из Москвы эшелонами в Крым отправлялись мебель, ковры, дорожки, кухонная посуда, дорогостоящие сервизы и, конечно же, продовольствие. В конце 1944 не по карточкам в Москве можно было купить только черную икру. Ею были завалены все магазины, но, конечно, никто ее не покупал – это было очень дорого», – вспоминает бывший советник А. Громыко.

К работе приступила контрразведка. На участках трассы Саки–Симферополь, Симферополь–Алушта, Алушта–Ялта, Ялта–Алупка, Алупка– Севастополь, Севастополь–Симферополь были созданы специальные оперативно-чекистские группы, в составе которых находились 784 оперативных работника, в основном из НКГБ и НКВД Крымской АССР. Уже с 15 января эти группы вели контрразведывательную работу во всех населённых пунктах вдоль трассы. По Крыму поползли слухи…

«Скоро начнется война с Турцией!»

Особые меры безопасности на всем Черноморском побережье насторожили местных жителей. Тем более, что по Автономной Советской Социалистической Республике Крым прокатились аресты. В первой половине января сотрудники контрразведки выявили и арестовали несколько агентов германской и румынской разведок. По их показаниям был организован розыск ещё 10 агентов, закончивших разведшколы противника. Всего органы контрразведки и внутренних дел провели 287 облав, проверок документов в поездах, на вокзалах и пристанционных посёлках, проверили 67 267 человек, задержали 324 и арестовали 197 человек. Было изъято 267 винтовок, 1 пулемёт, 43 автомата, 49 пистолетов, 283 гранаты и 4186 патронов.

К 18 января были вывезены все военнопленные, находившиеся в районах, прилегавших к трассе Симферополь–Ялта–Севастополь. Но самым подозрительным для местных жителей стало то, что в море появились боевые корабли. В 1945 году люди шептались на улицах и базарах о том, что кто-то видел даже подводные лодки.

Три кольца морской защиты

С 20 января 1945 года был запрещён выход в море любых рыболовецких судов и даже лодок в прибрежной зоне от Ялты до Симеиза. К этому дню “зачистка” местности была в основном завершена.

Кто и как 70 лет тому назад охранял морские рубежи Крыма во время Ялтинской конференции откровенно рассказал командир бригады подводных лодок, капитан первого ранга, ветеран ВМФ России Михаил Александрович Крук. Это его первое интервью на эту тему.

«Мы вышли в море за неделю до начала Ялтинской конференции. Морякам, конечно, ничего про Сталина, Рузвельта и Черчилля не сказали, знали только офицеры. Все подлодки и корабли из Севастополя вышли, им надо было сформировать тройное кольцо в акватории от Ялты до Феодосии. Я все эти дни провел на плавбазе. Корабль назывался наш «Волга». Точное количество надводных кораблей мне неизвестно. А вот за свои подлодки сказать могу. В районе Ялты на патрулировании находились три подлодки. Моя – С-33 и еще две: С-42 и С-61. Почему я был на плавбазе? Да потому что мне доверили в эти дни очень важное задание – я был назначен командиром бригады подводных лодок», – вспоминает ветеран ВМФ.

92-летний участник Великой Отечественной войны не сразу признался, что была и еще одна причина на то, чтобы оставить его «на берегу». «Я свободно владел английским языком. И “кто нужно”, объяснил мне, что надо будет в Ялте общаться с английскими и американскими моряками. Я сразу не поверил, но когда мне дали 4 февраля первое увольнительное, все понял», – говорит капитан второго ранга.

Встречи с союзниками проходили в фешенебельной гостинице Ялты под названием «Крым».

«О, там было все! Шампанское, коньяк, легкие закуски. Это называлось «коктейль». Но пьяных во время этих вечеринок я не видел, поддатых – да, но пьяных не было. Не было ни одной драки, все было чинно и мирно», – вспоминает ветеран ВОВ Крук. Несмотря на особый режим, введенный на всей территории Крыма, моряков-черноморцев и их американских и английских коллег, по словам защитника Ялтинской конференции, никто не трогал, документы на улице не проверяли.

«Понимаете, вечером Ялта «гудела», как будто, и войны не было! Там ведь было много наших и иностранных журналистов, обслуги разной. После «Крыма» мы возвращались в море (ровно в 23:00 у нас был «отбой»), а иностранцы шли на набережную, там много очень было всяких питейных заведений…», – говорит Михаил Александрович.

Разговоры в ресторане гостиницы «Крым» шли, как правило, на бытовые темы – политики не касались.

«Ну, о чем мы говорили? О слабом поле, конечно, о море, о скором окончании войны, показывали друг другу фотографии, хвастались, как нам хорошо живется и служится, травили анекдоты. С непривычки так наговоришься, что руки болят! Практики с английским языком-то не было, вот и говорили с помощью рук, когда не хватало слов, «на пальцах» объяснялись. Здорово было, весело», – вспоминает 92-летний моряк.

Михаилу Александровичу американцы понравились больше, чем англичане.

«Англичане такие были «деловые», важные такие, а американцы, типа нас – заводные, бесшабашные, без «задней мысли», – так можно сказать. Боролись на руках – армс-рейслинг называется. Меня «валяли», я «валял», по всякому было», – говорит ветеран флота М.А. Крук.

Веселая жизнь через 7 дней закончилась – гости уехали. Все матросы и офицеры по приказу Главнокомандующего получили грамоты и благодарности, а еще – увольнительные. «Мы, когда все закончилось, попросили нам организовать экскурсию в Ливадийский дворец. Нас усадили за тот самый стол, за которым сидели Сталин, Рузвельт и Черчилль, сфотографировали, потом прислали по почте фотографии», – вспоминает ветеран ВМФ.

Читайте также:
Князь Юрий Долгорукий - биография и правление

Но сколько не искал в альбомах этой фотографии Михаил Александрович, так и не нашел, еще и извиняться пытался, заслуженный человек. Вот такое это поколение – настоящие фронтовики!

Сталин кричит на Черчилля. Черчилль кричит на Сталина

Сталин хорошо относился к Черчиллю, во всяком случае, лучше, чем к Рузвельту. И все это знали. Все так же знали, что премьер-министр «не дурак выпить и закусить». Поэтому по дороге из аэропорта г.Саки в Ялту ему приготовили сюрприз.

«Черчилль перед вылетом отправил в наш Наркомат Иностранных дел телеграмму: «Вылетаю, позавтракаю в самолете». Дорога после войны был разбита, хоть ее и подлатали к приезду высоких гостей. К тому же расстояние – не маленькое – 5-6 часов езды. Встречал его Молотов, ехали они вместе. Вот где-то посередине пути машины останавливаются возле большого шатра. Премьер-министру Великобритании предлагают выйти на свежий воздух, заходят в эту палатку, а там «поляну накрыли» – икра, балыки, коньяк, вино…», – рассказывает российский дипломат Сергеев.

Позже один из высокопоставленных сотрудников Министерства иностранных дел Великобритании Александр Кадоган напишет в своих воспоминаниях о Ялтинской конференции: «Премьер чувствует себя хорошо, хотя и хлещет ведрами кавказское шампанское, которое подорвало бы здоровье любого обычного человека».

В ходе семидневного обсуждения вопросов послевоенного устройства Европы только один вопрос вызвал у сторон серьезные разногласия – это был вопрос о репарациях. Сталин настаивал на том, что Германия должна компенсировать материальные потери Советского Союза в размере 10 млрд долларов. Бывший советник Андрея Громыко вспоминает:«Черчилль вскочил со своего кресла, стал очень резко говорить, возник жаркий спор. Сталин кричал, что Черчилль не понимает, о чем говорит, и с кем говорит – со страной победительницей! Ну, в общем, как говорится, «обменялись комплиментами». Все документы, которые должны были быть подписаны в Ялте, были подготовлены дипломатами уже за 2 месяца до начала самой конференции. С нашей стороны за это отвечали тогдашний посол в США Андрей Андреевич Громыко и Нарком иностранных дел Вячеслав Молотов.

«Обсуждение вопроса об объявлении войны Японии после окончания войны с Гитлером прошло легко. СССР был в этом заинтересован. Так же не вызвали споров вопросы о распределении зон ответственности государств-участников антигитлеровской коалиции в Европе, появления новых границ государств. Только «польский вопрос» о ее новых границах, с учетом присоединения части территории Германии и политическое устройство (англичане очень надеялись оставить Польшу под своим влиянием) обсуждался дольше остальных. Впрочем, до конца на конференции в Крыму он так и не был решен. Его «дорешали» уже на Потсдамской конференции. Все согласились также и с необходимостью создания Организации Объединенных Наций. Этот новый орган был призван решать все конфликтные ситуации в мире только мирным путем», – говорит ветеран дипломатических отношений.

Ростислав Сергеев рассказывает, что советский дипломатический корпус в Ялте все 7 дней почти не спал, много приходилось делать по ночам. Особенно уставал переводчик Сталина Владимир Павлов. Он работал в прямом смысле за двоих.

«Переводчика Бережкова отозвали из Крыма, не помню, на какой день. Госбезопасность выяснила, что он утаил тот факт, что его родители были на оккупированной территории, и покинули Киев вместе с немецкими войсками. Вот Павлов и отдувался за него. Был такой там случай. У переводчиков есть такая традиция – «пообедать перед обедом», – ну это чтобы во время официальных застолий рот был свободен. И вот он однажды Павлов этого сделать не успел, взял что-то со стола, и тут же получил замечание Сталина: «Мы сюда не кушать приехали, товарищ Павлов!» Вечером 11 февраля 1945 года в Ливадийском дворце состоялся прощальный ужин. Сталин подарил всем гостям русские сувениры, а Черчиллю – бочку коньяка. Главнокомандующий предложил тост: «Предлагаю выпить за Черчилля! Вот нас называют «святой троицей» – Сталин, Рузвельт, Черчилль. А мы никакая ни «святая троица», потому что Черчилль много летает на самолете, много времени проводит в воздухе. Черчилль – это «святой дух». Вот за него я и предлагаю выпить».

Все присутствующие дружно засмеялись и выпили. Расставание прошло в дружеской обстановке. Однако неудовольствие подписанными документами, и настоящее свое отношение к СССР союзники продемонстрировали буквально через день. С 13 по 15 февраля авиация союзников «стерла с лица Земли» город Дрезден, а затем и огромное число промышленных зон во всех тех странах, которые попадали, согласно ялтинским договоренностям, в зону ответственности Советского Союза.

Встреча аргонавтов. 10 интересных фактов о Ялтинской конференции

70 лет назад, с 4 по 11 февраля 1945 года, в Крыму, бывшем тогда частью РСФСР, проходила вторая за годы Второй мировой войны конференция глав «большой тройки» – СССР, США и Великобритании.

Принятые на этой встрече решения заложили основы послевоенного миропорядка, оформили разделение сфер влияния между западными государствами и СССР. Именно в Крыму при условии, что Москва получает Курильские острова и Южный Сахалин, СССР объявил о своем участии в войне против Японии . США и Великобритания согласились с тем, что СССР получит 50% всех убытков. В Ялте была сформирована идеология Организации Объединенных Наций как организации, способной предотвратить любые попытки изменить установленные границы сфер влияния. А принятая на конференции Декларация об освобождённой Европе определила принципы политики победителей на отвоёванных у противника территориях и создала предпосылки для формирования биполярного мира.

Читайте также:
Татаро-монгольское иго – краткая история

Советскую делегацию на конференции возглавлял председатель Совета Народных Комиссаров СССР, маршал Советского Союза Иосиф Сталин (Джугашвили), американскую – президент Франклин Рузвельт, британскую – премьер-министр Уинстон Черчилль. «АиФ-Крым» вспоминает, как полуостров встречал важных гостей.

«Медики не рекомендуют»

О необходимости проведения повторной встречи (после Тегеранской) западные лидеры начали говорить ещё летом 1944 года. По мнению Уинстона Черчилля, лучшим местом для проведения конференции был бы шотландский городок Инвергордон. Сталин в переписке с мировыми лидерами сдержано реагировал на их предложения о встрече. Так, в ответном послании Черчиллю 26 июля советский руководитель писал: «Что касается встречи между Вами, г-ном Рузвельтом и мною… то и я считал бы такую встречу желательной. Но в данное время, когда советские армии ведут бои по широкому фронту, все более развивая свое наступление, я лишен возможности выехать из Советского Союза и оставить руководство армиями даже на самое короткое время».

Предложение провести конференцию «в одном из приморских городов юга европейской части СССР» прозвучало от американской стороны. Сталин его горячо поддержал. Позднее Рузвельт заявил, что предпочел бы приехать в египетскую Александрию или Иерусалим, на которые якобы обратил его внимание Черчилль. Но глава СССР сообщил, что медики не рекомендуют ему длительные перелёты. В итоге местом встречи «большой тройки» стала Ялта.

За золотым руном

Ялтинская конференция во время подготовки имела кодовое название «Аргонавт», такое «имя» ей придумал Черчилль. Так премьер-министр Великобритании писал Рузвельту: «Мы – прямые потомки аргонавтов, которые, по греческой мифологии, приплыли на Чёрное море за золотым руном». Выразительная метафора понравилась и Сталину.

Без СМИ

Лидеры трёх держав решили сделать встречу неофициальной и не приглашать туда представителей СМИ. 21 января Черчилль телеграфировал одновременно Сталину и Рузвельту: «Я предлагаю не допускать представителей прессы на «Аргонавт», но каждый из нас будет иметь право привезти не более трех или четырех одетых в форму военных фотографов для производства фотосъемки и киносъемки. Фотографии и кинофильмы должны быть выпущены, когда мы сочтем это подходящим… Конечно, будут опубликованы обычные одно или несколько согласованных коммюнике». С мнением британского премьера согласились Сталин и Рузвельт.

Берию «стёрли»

За организацию подготовки встречи в Крыму отвечал Лаврентий Берия. Но позднее следы участия главы НКВД в Крымской конференции попытались убрать. На опубликованной в СМИ фотографии, где он стоит рядом со Сталиным, ему замазали лицо.

Одесса – запасной вариант

На случай нелетной погоды в Крыму разместить конференцию в полном составе собирались в Одессе. Поэтому в городе также шли серьёзные приготовления: активно проводился ремонт фасадов домов, гостиниц, представительских помещений и дорог. В итоге все эти приготовления пошли на благое дело дезинформации немецкого противника, агентура которого могла остаться на освобождённых территориях.

Три дворца

Участники конференции располагались в трёх дворцах: делегация СССР – в Юсуповском, США – в Ливадийском, Великобритании – в Воронцовском.

Официальные встречи членов делегаций и неофициальные – обеды глав государств проводились во всех трёх дворцах Южнобережья. В Юсуповском, к примеру, Сталин и Черчилль обсуждали вопрос о передаче людей, освобождённых из фашистских лагерей. В Воронцовском дворце встречались министры иностранных дел: Молотов, Стеттиниус (США) и Иден (Великобритания). Но основные встречи всё-таки проходили в Ливадийском дворце. По дипломатическому протоколу это не полагалось, но Рузвельт не мог передвигаться без посторонней помощи. Восемь раз здесь происходили официальные встречи «Большой тройки». Именно в Ливадии подписано «Коммюнике о Крымской конференции».

Полтонны икры

Участники Ялтинской конференции съели полтонны икры, столько же различных сыров и сливочного масла. Делегации употребили около 1120 килограммов мяса (на центральную базу были завезены живые телята, коровы, бараны, птица). Овощное меню потянуло на 6,3 тонны. Не забывали гости и о напитках – вина запасли более 5000 бутылок, водки – 5132, пива – 6300 и коньяку – 2190 бутылок. Продукты и напитки в Крым завозили со всего СССР.

Мечты о Ливадии

В разговоре со Сталиным Франклин Рузвельт сказал, что, когда покинет президентский пост, хотел бы попросить продать ему Ливадию, чтобы посадить много деревьев вблизи неё.

Сталин пригласил своего американского гостя провести отпуск летом 1945 года в Крыму. Президент США принял это приглашение с благодарностью, но осуществить задуманное помешала смерть 63-летнего Рузвельта, последовавшая совсем скоро, 12 апреля.

Последний Черчилль

Последним из лидеров держав Крым покинул Уинстон Черчилль. После подписания «Коммюнике о Крымской конференции» Сталин вечером уехал с Симферопольского вокзала в Москву. Американский президент, переночевав на борту корабля США, стоявшего в Севастопольской бухте, улетел на следующий день. Черчилль задержался в Крыму ещё на два дня: побывал на Сапун-горе, в Балаклаве, где англичане воевали в 1854 – 55 годах, посетил крейсер «Ворошилов» и лишь 14 февраля с Сакского аэродрома вылетел в Грецию.

Впечатление Рузвельта

Поездка в Крым произвела неизгладимое впечатление на американского президента. Вернувшись в Вашингтон, он рассказывал: «Я видел примеры безжалостного и бессмысленного яростного разрушения… Ялта не имела никакого военного значения и никаких оборонительных сооружений… Мало что осталось от Ялты, за исключением руин и опустошения. Севастополь являл картину предельного разрушения, и во всем городе осталось меньше десятка нетронутых домов. Я читал о Варшаве, Лидице, Роттердаме и Ковентри, однако я видел Севастополь и Ялту, и я знаю, что на земле не могут существовать одновременно германский милитаризм и христианская добродетель».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: