Генрих Ягода – биография, факты, фото

Генрих Ягода: “Вина моя перед Родиной велика”

Политическая судьба наркома СССР, первого в истории «генерального комиссара госбезопасности» и одного из могущественных и влиятельных фигур того времени Генриха Ягоды была очень типична. Стремительно поднявшись из самых низов на верхушку советской власти, он так же быстро был сброшен Сталиным с «политического Олимпа». Под руководством Ягоды создавался ГУЛАГ – бесчеловечная машина для пыток и уничтожения людей, использовавшая рабский труд миллионов заключенных. Ягода охотно пользовался своей силой и влиянием не только для воплощения политических амбиций, но и для устранения конкурентов в любовных делах. Ягода чувствовал себя вершителем судеб, его жизнь и сама совершала замысловатые повороты, пока, наконец, возмездие не настигло беспощадного наркома.

Енох Гершевич Иегуда — так на самом деле звали будущего народного комиссара внутренних дел СССР Генриха Ягоду — родился в Рыбинске в семье еврея-ремесленника. Вскоре после его рождения семья Ягоды переехала в Нижний Новгород. В 1907 году Ягода примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам. Учетная карточка, 1912

В 1911 он должен был завязать отношения с московскими анархистами для совместного ограбления банка. А летом следующего года 20-летнего Генриха Ягоду задержали в Москве. Он по поддельному паспорту на имя некоего Галушкина поселился у своей сестры Розы, которая была членом партии анархистов. Будучи евреем, Ягода не имел права проживать в Москве. Его обвинили «в преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям». Суд приговорил Ягоду к двум годам ссылки в Симбирске (у его деда был там дом). Но благодаря амнистии по случаю 300-летия дома Романовых срок ссылки был сокращен на год.

Брак с родственницей.

Семья Ягоды была в родственных отношениях с семьей Свердловых. Гершон Филиппович, отец Генриха, приходился двоюродным братом отцу Якова Свердлова, Михаилу Израилевичу. Позднее Генрих Ягода женился на своей троюродной племяннице Иде Леонидовне Авербах — она была дочерью родной сестры Якова Свердлова. Как гласят некоторые источники, это произошло накануне Первой мировой войны, в 1914 году. Но это не могло быть правдой, поскольку на тот момент Иде было всего 9 лет. Кроме того, их единственный сын Генрих родился только в 1929 году. Многие полагают, что Ягода женился не по любви, а из-за политических амбиций, поскольку хотел укрепить родственные связи с семьей видного партийного деятеля.

Роман со снохой Горького

Писатель Максим Горький был близок с семьей Свердловых. Он был крестным отцом старшего брата Якова Свердлова — Зиновия — и даже дал ему свою фамилию. Так Ягода познакомился с Максимом Горьким и поддерживал с ним дружеские отношения. Горький даже называл его «Ягодкой». Но кроме дружбы была и другая причина частых визитов его к Пешковым. Генрих Ягода был страстно влюблен в жену сына Горького — Надежду Пешкову. В семье ее ласково называли «Тимоша».Надежда Пешкова(Тимоша)

Однако доподлинно неизвестно, состояли ли «Тимоша» и Ягода в близких отношениях. Владислав Ходасевич так вспоминал этот период: «Жена Максима (Максим Пешков, сын Горького — прим. Ред.), Надежда Алексеевна, по домашнему прозвищу Тимоша, была очень хороша собой. Ягода обратил на неё внимание. Не знаю, когда именно она уступила его домогательствам. В ту пору, когда я наблюдал её каждодневно, её поведение было совершенно безупречно».

С середины 30-х годов репрессии Сталина все чаще стали затрагивать высшие коммунистические слои. Это не нравилось многим из его ближайших соратников, к их числу относился и Ягода. В 1936 году он был снят с поста наркома внутренних дел СССР и назначен наркомом связи. Но уже в январе 1937 года он был снят и с этого поста, а также исключен из партии. 28 марта был арестован. В 1938 году Ягода предстал перед Третьим Московским процессом как один из главных обвиняемых. Ему вменялось совершение «антигосударственных и уголовных преступлений», обвинялся в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». На суде он признал себя виновным в государственной измене. Кроме того, между Ягодой и прокурором А. Вышинским состоялся следующий диалог:

Вышинский: Внимание, товарищи судьи. Предатель и изменник Ягода сожалеет. О чём вы сожалеете, шпион и преступник Ягода?

Ягода: Очень сожалею… Очень сожалею, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял.

13 марта суд огласил приговор. Ягода был признан виновным и приговорен к расстрелу. Последней попыткой спасти себя стало прошение о помиловании:

«Вина моя перед Родиной велика. Не искупить её в какой-либо мере. Тяжело умирать. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь».

Но прошение отклонили. Приговор был приведен в исполнение 15 марта в Лубянской тюрьме НКВД.

Генрих Ягода любил искусство, антиквариат, различные предметы роскоши. Все имущество бывшего наркома НКВД было изъято при обыске, в том числе и некоторые специфические трофеи.

Согласно протоколу, при обыске 8 апреля 1937 года у Ягоды были найдены:

— Денег советских 22997 руб. 59 коп., в том числе сберегательная книжка на 6180 руб. 59 коп.

— Коллекция порнографических снимков — 3904 шт.

— Порнографических фильмов — 11 шт.

— Сигарет заграничных разных, египетских, турецких — 11075 шт.

— Вин разных — 1229 бут. Большинство из них заграничные изготовления — 1897, 1900 и 1902 гг.

— Чулок шёлковых и фильдеперсовых заграничных — 130 пар

— Револьверов разных — 19

— Резиновый искусственный половой член — 1

— Антикварных изделий разных — 270

— Коллекция трубок курительных и мундштуков (слоновой кости, янтарь и др.), большая часть из них порнографических — 165

— К.-р. троцкистская, фашистская литература — 542

Читайте также:
Александр Фадеев - биография, семья, фото

— Чемоданов заграничных и сундуков — 24

Обвинение в убийстве Максима Горького и его сынаКроме шпионажа и госизмены Генрих Ягода был также обвинен в смерти Максима Пешкова, а позднее и самого Горького. Соответствующие показания дал секретарь писателя — Петр Крючков, который также обвинялся в преступлениях. «Вскоре Ягода снова возобновил этот разговор со мной и тогда прямо ставил вопрос об устранении, точнее сказать, об убийстве Максима Пешкова. Я ему сказал, что мешать ему, Ягоде, не собираюсь, и спросил, что мне нужно делать. На это он мне ответил: «Устранить Максима». И прибавил, что смерть Максима повлияет на Горького и сделает его политически безобидным стариком. В дальнейшем разговоре он мне сказал: «Ваша задача очень проста — начните спаивать Максима». Максима Пешкова действительно споили и простудили. По официальной версии он скончался от воспаления легких 11 мая 1934 года. Позднее Ягода признал, что сделал это из личных соображений, т. к. был влюблен в «Тимошу». Однако отметил, что убийство самого Горького было исполнено по приказу Троцкого. 18 июня 1936 года писатель скончался в Горках также как и сын, от воспаления легких.

ЯГОДА Генрих Григорьевич

ЯГОДА Генрих Григорьевич ( настоящее имя — Иегуда Енох Гершонович, 7 ( 19) ноября 1891, Рыбинск Ярославской губ. — расстрелян 15 марта 1938 в Москве, не реабилитирован) — один из основных организаторов политических репрессий и системы ГУЛАГа в СССР.

Енох Иегуда родился 7 ( 19) ноября 1891 года в Рыбинске в еврейской семье. Его отец Гершон Фишелевич ( Григорий Филиппович в советских документах) был печатником-гравёром, мать Хася ( Ласса) Гав­риловна ( 1863—1940), уроженка Симбирска, была домохозяйкой. Кроме Еноха, в семье было ещё двое сыновей — Михаил и Лев — и пять дочерей. Проживала семья в доме № 121 на Волжской набережной ( сохранился в руинированном состоянии).

Семья Ягоды была связана родственными отношениями с семьёй Свердловых. Отец Ягоды приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, жившему в Нижнем Новгороде. Вскоре после рождения Еноха семья переехала в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников. Получив среднее образование, Енох работал статистиком. Живя в Нижнем Новгороде, познакомился с Яковом Свердловым.

В 1904 году Гершон Ягода приютил в своём доме подпольную типографию Нижегородского комитета РСДРП ( б). 13-летний Енох участвовал в работе этой подпольной типографии. В декабре 1905 во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове погиб старший брат Еноха — Михаил ( 1890—1905). В 1907 году пятнадцатилетним подростком Енох примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам. По агентурным сведениям Московского охранного отделения, в 1911 году на Ягоду было возложено поручение: завязать сношения с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.

Летом 1912 года 20-летнего Ягоду задержали в Москве: как еврей, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некоего Галушкина, у своей сестры Розы, состоявшей в партии анархистов. Он был изобличён « в преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям». Жандармы отметили, что молодой человек имел намерение перейти в православие и устроиться на работу. Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у его деда был свой дом.

Вскоре после приезда в Симбирск ссыльный Ягода подал прошение на имя симбирского губернатора Ключарева, прося перевода к родителям в Нижний Новгород. Мотивируя просьбу, Ягода писал: «В г. Симбирске не имею личного заработка и нуждаюсь в семейной обстановке вследствие моего крайне болезненного состояния…». Губернатор оставил просьбу без внимания.

В связи с амнистией по случаю 300-летия дома Романовых срок ссылки был сокращён вдвое. Это позволило Ягоде уже летом 1913 года вернуться из ссылки. Чтобы поселиться в Санкт-Петербурге, ему пришлось формально принять православие и отказаться от иудаизма.

С 1913 года Генрих Ягода работал на Путиловском заводе. В 1915 году его призвали в армию и отправили на фронт, где он дослужился до ефрейтора 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса. Осенью 1916 года получил ранение и вскоре был демобилизован. А вот ещё один брат Ягоды — Лев был расстрелян за попытку поднять мятеж в полку.

Генрих Ягода после демобилизации вернулся в Петроград. Летом 1917 года примкнул к большевикам ( хотя впоследствии в анкетах писал о членстве в РСДРП с 1907 года). Сотрудничал в газете « Солдатская правда». Принимал участие в октябрьском перевороте в Петрограде. С 22 ноября ( 5 декабря) 1917 года по апрель 1918 года — ответственный редактор газеты « Деревенская Беднота».

С 1918 года работал . В 1918—1919 годы — сотрудник Высшей военной инспекции РККА. В 1919 переведён в Москву. В 1919—1920 годы — член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. C конца 1919 по конец 1920 — управляющий делами Особого отдела ВЧК. С 1920 член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 года — второй заместитель председателя ОГПУ.

В начале 1920-х Ягода женился на своей троюродной племяннице Иде Леонидовне Авербах ( дочери родной сестры Якова Свердлова Софьи Михайловны). В 1929 году у них родился сын Гарик. А братом Иды Авербах был советский литератор, один из основателей ассоциации пролетарских писателей и редактор журнала « На литературном посту» Леопольд Авербах ( в романе « Мастер и Маргарита» Михаил Булгаков вывел Авербаха сразу в двух образах — председателя Массолита Берлиоза и критика-доносчика Латунского). Сам Авербах ( 1903 — 1937) был женат на дочери В.Д. Бонч-Бруевича ( 1873 — 1955) — ближайшего соратника Ленина.

В июле 1926 года ОГПУ возглавил В. Р. Менжинский, а Ягода стал его заместителем. С конца 1920-х в связи с тяжёлой болезнью Ягода замкнул на себе многие полномочия председателя ОГПУ.

Читайте также:
Леонид Брежнев - биография, факты, фото

Во внутрипартийной борьбе поддержал . Руководил разгоном антисталинских демонстраций в октябре 1927 года. В 1927 и 1930 награждён орденами Красного Знамени. В 1930 стал кандидатом в члены ЦК, с 1934 года — член ЦК ВКП ( б).

В начале 1930-х был одним из организаторов раскулачивания и выселения сотен тысяч крестьян в неприспособленные для жизни районы Севера и Сибири, где многие из них погибли. В 1932 за успехи в этой работе награждён орденом Трудового Красного Знамени.

В начале 1933 году принял участие в фальсификации дела о «вредительстве» в системе Наркомата земледелия и Наркомата совхозов СССР, и о «шпионско-диверсионной организации, работавшей на Японию». По делу вредителей было арестовано около 100 специалистов-аграрников во главе с заместителями наркома земледелия и , а также заместителем наркома совхозов СССР . На суде 14 обвиняемых отказались от своих показаний. Однако 40 человек были приговорены к расстрелу, остальные осуждены на различные сроки заключения. Из 23 обвиняемых по делу шпионажа к расстрелу были приговорены 21 человек.

4 августа 1933 года Ягода был награждён орденом Ленина.

Некоторое время спустя написал из лагеря заявление на имя Сталина, Молотова и прокурора СССР , где указывал на незаконные методы ведения следствия. В это же время заявление на имя заведующей бюро жалоб Комиссии советского контроля ( сестры Ленина) прислал , один из двух нерасстрелянных фигурантов по делу о шпионаже в пользу Японии. Он также сообщил о незаконных методах ведения следствия. Комиссия Политбюро, образованная 15 сентября 1934 года для изучения обоих заявлений ( и состоявшая из Кагановича, Куйбышева и Акулова), пришла к выводу о том, что заявления соответствуют истине. Ею, кроме того, были выявлены и другие случаи нарушения законности органами ОГПУ и НКВД: пыток арестованных и фабрикации дел. Комиссия подготовила проект постановления, в котором предусматривалось искоренение незаконных методов следствия; наказание виновных и пересмотр дел о Ревисе и Маркевиче. Убийство Кирова предотвратило принятие этого проекта.

После возвращения в СССР Максима Горького Ягода, который был знаком с писателем ещё с дореволюционных времён, стал полностью контролировать его контакты и общественную деятельность. По утверждениям многих историков, у Ягоды в этот период был роман с женой Максима Пешкова — сына Горького.

В июле 1934 г. был образован НКВД СССР. И новый наркомат, и его важнейшую составную часть — Главное управление государственной безопасности ( ГУГБ) возглавил Генрих Ягода. Под руководством Ягоды увеличилась сеть исправительно-трудовых лагерей, велось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. К прославлению этой рабской стройки было привлечено 36 видных писателей во главе с Максимом Горьким.

Ягода официально носил титул « первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». В честь « заслуг» Ягоды по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломоро-Балтийского канала в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды.

В 1935 году Ягоде первому было присвоено маршальское звание « Генеральный комиссар госбезопасности».

В Рыбинске гордились своим « выдающимся земляком». Имя Ягоды было присвоено Рыбинскому заводу полиграфических машин. В газете «Северный рабочий » 4 августа 1936 года появилась заметка « Рыбинск — родина тов. Г. Г. Ягоды». В это время в городе ещё жила родственница — Ольга Филипповна, у которой, как сообщала газета, «нарком одно время воспитывался».

Жена Ягоды Ида Леонидовна Авербах стала юристом, служила следователем прокуратуры. В 1936 году издательство ОГИЗ опубликовало работу Иды Авербах « От преступления к труду», посвящённую деятельности исправительно-трудовых лагерей в СССР. Работа вышла под редакцией самого прокурора СССР и с его предисловием. В ней Авербах характеризовала ГУЛАГ как идеальное средство « превращения наиболее скверного людского материала в полноценных активных сознательных строителей социализма». «Переделка враждебного и неустойчивого сознания, — писала жена Ягоды, — наилучшим образом происходит при концентрации работ на гигантских объектах, поражающих воображение своей грандиозностью». Александр Солженицын, упоминавший Иду Авербах в своём знаменитом произведении « Архипелаг ГУЛАГ», указывал, что она планировала защитить диссертацию по проблеме « изменения сознания в лагерных условиях».

В августе 1936 состоялся сфальсифицированный подчинёнными Ягоды показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева и их подельников. Но и сам нарком уже был намечен хозяином в качестве очередной жертвы.

В сентябре 1936 года Ягода был снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. А уже в январе 1937 снят и с этого поста, исключён из ВКП ( б). На февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 года был подвергнут жёсткой критике. 28 марта 1937 г. арестован. При обыске у Ягоды, согласно протоколу, помимо огромного гардероба и прочей мануфактуры, целого арсенала ружей и револьверов, разного антиквариата были найдены фильмы, открытки, фотографии порнографического характера, резиновый половой член, «троцкистская литература», а также две расплющенные пули, которыми были убиты Зиновьев и Каменев.

Первоначально Ягоду обвинили в совершении « антигосударственных и уголовных преступлений», затем — в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Кроме того, Ягоде и секретарю Горького ( расстрелян 15 марта 1938) было предъявлено обвинение в убийстве великого пролетарского писателя и его сына Максима — мужа любовницы Ягоды.

Жена Ягоды — Ида Авербах после его ареста была тотчас уволена из прокуратуры и 9 июня 1937 года арестована « как член семьи осуждённого НКВД СССР». Вместе с матерью и семилетним сыном она была отправлена в ссылку в Оренбург. Весной 1938 года её вернули в Москву и 16 июня расстреляли на полигоне в Коммунарке. Отец и брат Иды Леонидовны также были расстреляны, а мать получила срок и умерла в лагере в 1951 году. Сёстры Генриха Ягоды Лилия и Эсфирь были арестованы и расстреляны в 1938 году. Не забыли и 67-летнюю рыбинскую родственницу Ольгу Филипповну Ягоду: её арестовали в Рыбинске 20 октября 1937 года и 28 октября дали десять лет лагерей. Реабилитировали её только 5 апреля 1989 года. Ида Авербах была реабилитирована 21 февраля 1990 года.

Читайте также:
Павел Воля - биография, личная жизнь, фото

В марте 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе по делу « антисоветского право-троцкистского блока» как один из главных обвиняемых. Всего на процесс были выведены 21 человек, в том числе — Бухарин, Рыков, Иванов и другие известные в стране люди. На обвинение в шпионаже Ягода ответил: «Нет, в этом я не признаю себя виновным. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки». Признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ.

На рассвете 13 марта суд огласил приговор. 18 человек, и в их числе — Ягода и бывший секретарь Горького Крючков, были приговорены к расстрелу. Последней попыткой Ягоды сохранить жизнь было прошение о помиловании. ЦИК СССР прошение отклонил. Ягода был расстрелян 15 марта 1938 года в Лубянской тюрьме НКВД СССР вместе с другими приговорёнными.

2 апреля 2015 года Верховный рассмотрел вопрос о возможности реабилитации и признал его ( единственного из числа приговорённых по делу « антисоветского право-троцкистского блока») не подлежащим реабилитации.

Сын Ягоды — Генрих ( Гарик), после ареста родителей жил в детских домах, где ему дали фамилию матери. В 1945, поступив в Куйбышевский железнодорожный техникум, указал в какой-то анкете, что его отец — бывший нарком Ягода, после чего был исключен из техникума. В 1949 г. приговорен Особым совещанием при МГБ СССР к 5 годам лагерей. В 1953 г. амнистирован, затем получил инженерное образование, был реабилитирован. Женился, м ного лет жил в городе Ангарске, где у него родились дети — Виктор и Виктория. В 1969 году развёлся, перебрался в Северодонецк Ворошиловградской области, женился во второй раз, у него родился сын Станислав. Позднее переехал с новой семьёй в город Гусь-Хрустальный, а уже в преклонном возрасте — в Израиль. Умер в 2003 году.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Взлет и падение Генриха Ягоды

Генрих (Енох) Григорьевич (Гершенович) Ягода родился 19 ноября 1891 года в городе Рыбинске, в семье золотых дел мастера Гершеля Фишелевича Ягоды (он же Григорий Филиппович) и его супруги Марьи Гавриловны (урожденная Ласса-Хася), дочери симбирского часового мастера.
Позже семья перебралась в Нижний Новгород и поселилась в центре города на улице Ковалиха в доме под №19.

Ювелирный промысел отец восьми детей сочетал с революционным делом. В 1904 году полиция внезапно нагрянула с обыском и обнаружила подпольную типографию. Однако, Гершель смог выпутаться, свалив все на квартирантов из числа большевиков.

Генрих с детства страдал туберкулезом и малокровием. В 1907 году он пятнадцатилетием подростком примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам. Через год его поймали, однако вскоре отпустили.
Генрих Ягода неплохо освоил скупку и перепродажу динамита, ездил в Москву за «пудом гремучего студня» и вынашивал планы ограбления банка в Нижнем Новгороде. Одновременно он поддерживал связь с эсерами. Его партийные клички той эпохи: Темка, Сыч и Одинокий.

В 1912 году Генриха Ягоду задержали в Москве: будучи евреем, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некого Галушкина у своей сестры Розы — члена партии анархистов. Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у деда был свой дом.

Амнистия по случаю трехсотлетия дома Романовых позволила Генриху Ягоде в 1913 году не только вернуться из ссылки, но и поселиться в Петербурге.
Для этого ему пришлось принять православие и формально отказаться от иудаизма. Теперь у него появилась новая вера – коммунизм: с осени 1913 года он трудился статистиком и сотрудничал с легальным партийным журналом «Вопросы страхования». В этом ему помог троюродный брат Яков Свердлов.

В 1915 году Генриха Ягода был мобилизован на Первую мировую войну.
Дослужился до ефрейтора 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса, а осенью 1916 года был ранен и демобилизован.

Вернулся в Петроград, где полностью ушел в революцию, работал в военной организации большевиков и Петроградском совете, поучаствовал и в захвате власти в октябре 1917 года в Москве. С ноября 1917 года по апрель 1918 года — ответственный редактор газеты «Крестьянская беднота».

Новой бюрократии требовались грамотные делопроизводители, а родство и тесное знакомство с председателем ВЦИК Яковым Свердловым позволяли рассчитывать на хорошую карьеру. Двадцатишестилетнего Генриха Ягоду в апреле 1918 года устроили управляющим делами Высшей военной инспекции — он ведал демобилизацией старой армии, выезжал на многочисленные в 1918 году фронты. В сентябре 1919 года он лишился этого поста, однако без работы сидел недолго.

Молодого трудоголика приметил Феликс Дзержинский — в ноябре 1919 года Генриха Ягоду назначили управделами Особого отдела ВЧК, а уже меньше чем через год он стал исполнять ту же должность в масштабах всей ЧК. Тогда же он стал членом коллегии ВЧК.
В январе 1921 года Генрих Ягода был назначен заместителем начальника Особого отдела ВЧК-ГПУ.
В марте 1922 года он занял аналогичную должность, но уже в Секретно-оперативном управление ВЧК-ГПУ-ОГПУ СССР (в июле 1927 года он станет начальником этого управления и пробудет на этом посту до 1929 года). Одновременно, с июня 1922 года по октябрь 1929 года он возглавлял Особый отдел ГПУ РСФСР — ОГПУ СССР.
С сентября 1923 года — 2-ой заместитель Председателя ГПУ-ОГПУ СССР.
Затем он стал 1-м заместителем председателя ОГПУ, а в июле 1931 года просто заместителем председателя ОГПУ.
Пост наркома внутренних дел (ОГПУ было преобразовано в НКВД в 1934 году) он формально занял в июле 1934 года, хотя фактически произошло это значительно раньше. Его предшественник, Вячеслав Рудольфович Менжинский (председатель ОГПУ с июля 1926 года) в последние годы своей жизни (умер в мае 1934 года) тяжело болел и большинство функций по управлению ведомством передал своему заместителю — Генриху Ягоде.

Читайте также:
Сергей Бондарчук (младший) - биография и фото

В личной жизни Генрих Ягода успешно подстраховался — женился на Иде Авербах — племяннице Якова Свердлова.

Другой мощный рычаг — организация возвращения из-за границы Максима Горького. В этой операции активное участие принял Леопольд Авербах — брат супруги. Он специально ездил к «буревестнику революции» в Италию, чтобы уговорить его вернуться в Советский Союз.

Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛАГ и увеличилась сеть советских исправительно-трудовых лагерей, началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. В честь заслуг Ягоды по организации лагерных строек на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала был воздвигнут специальный памятник в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды́, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды…
В 1935 году Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности».
В августе 1936 года состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева.
В сентябре 1936 года Генрих Ягода был снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. Сталин мотивировал это назначение тем, что «Наркомсвязь дело очень важное. Это Наркомат оборонный.» и Ягода сумеет этот наркомат «поставить на ноги».
В январе 1937 года Ягода был снят с поста наркома связи и исключён из ВКП(б). На февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 года подвергался жёсткой критике.
Членами ЦК ВКП(б) был санкционирован его арест, состоявшийся 28 марта 1937 года.
4 апреля 1937 года центральные газеты СССР вышли со следующим официальным сообщением за подписью председателя Президиума ЦИК СССР Михаила Калинина:
«Постановлением Президиума ЦИК СССР от 3 апреля 1937 г. ввиду обнаруженных должностных преступлений уголовного характера…

1. Отрешить от должности народного комиссара связи Г. Г. Ягода.
2. Передать дело Г. Г. Ягода следственным органам.»

Изначально Ягода был обвинён в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», вслед за тем также в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции».
Также Ягода вместе с секретарём Горького Крючковым был обвинён в убийстве сына Горького (как и самого Горького). Ягода признал себя в этом виновным и утверждал, что сделал это из «личных соображений» — влюблённости в Тимошу (вдову сына Горького).
Кроме того, по версии американского историка Спенса Ягода сумел наладить нелегальные поставки леса из ГУЛАГа в Канаду, прибыль от которых поступала на его швейцарский счёт.
Как это было принято, против него выступили его главные сподвижники Я. С. Агранов, Л. М. Заковский, С. Г. Фирин, С. Ф. Реденс, Ф. И. Эйхманс, З. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский и другие.

За делами карьерными Генрих Ягода не забывал и о своей внеслужебной жизни. Генрих Ягода, его родители и пять сестер, тесть Авербах с родней, а также особо приближенные лица роскошно жили в советской столице. У всех были квартиры в центре Москвы и уютные дачи в ближнем Подмосковье.
Через неделю после ареста Генриха Ягоды были аккуратно подсчитаны все «спецрасходы» по обслуживанию бывшего наркома и его семьи. Только за 9 месяцев 1936 года они составили 3 000 718 рублей — деньги по тем временам громадные…
Об этом в выдержке из следующего документа:

«Рапорт о хозяйственных расходах 2-го отделения АХУ НКВД СССР

Совершенно секретно
Начальнику 1-го отдела ГУ ГБ НКВД,
Комиссару государственной
безопасности 2-го ранга тов. Паукеру

Доношу, что среди спецрасходов 1-го отделения АХУ НКВД за 1936 год имелись нижеследующие расходы. Но я должен оговориться, что цифры примерные, написаны на память, т.к. по установленному порядку все расходные документы сжигались ежемесячно после утверждения отчета и остались только акты.

а) содержание дома отдыха «Озеро», дач: «Лиза» и Гильтищево и квартир: в Кремле, в Милютинском переулке, 9, и на Тверской, 29, как то: разные ремонты, благоустройство парков и посадка цветов, отопление, освещение, очистка пруда, ремонт и смена мебели, с 1.01. по 1.10.36 г.- 605 000 руб.

б) штат по всем точкам за 9 месяцев с 1.01. по 1.10. — 94 500 руб.

в) питание для дач и квартир по 50000 руб. в месяц, а за 9 месяцев — 450 000 руб.

Итого руб. — 1 149 500

Регулярно снабжались продовольствием сестры Ягоды: Эсфирь, Тайса и Роза.
Кроме того, посылались периодические посылки Григорию Филипповичу, Леопольду Авербах, Леониду Авербах и Фридлянду за счет 1-го отделения АХУ. Содержались и обставлялись дачи Розе и Эсфирь в Краснове, Тайсе в Жуковке и Григорию Филипповичу в Жуковке.
Бывали пошивки обуви и одежды.

Все эти расходы с января по 1 октября примерно составляют 145 000 руб.

Леонид Авербах имел дачу на Зубаловском шоссе вместе с Киршоном. Эксплуатация дачи полностью происходила за счет 1-го отделения АХУ, и за 9 месяцев расход составляет около 20 000 руб.

По линии Горки-10

По данному объекту обслуживалось три точки: дом отдыха Горки-10, мал. Никитская и дом в Крыму «Тессели». Каждый год в этих домах производились большие ремонты, тратилось много денег на благоустройство парков и посадку цветов, был большой штат обслуживающего персонала, менялась и добавлялась мебель и посуда. Что касается снабжения продуктами, то все
давалось без ограничений.

Примерный расход за 9 месяцев 1936г. следующий:

а) продовольствие, руб. — 560 000

Читайте также:
Мартин Лютер - биография, реформы, фото

б) ремонтные расходы и парковые расходы, руб. — 210 000

в) содержание штата, руб. — 180 000

г) разные хоз. Расходы, руб. — 60 000

Итого, руб. — 1 010 000

Кроме того, в 1936 году куплена, капитально отремонтирована и обставлена мебелью дача в деревне Жуковка № 75 для Надежды Алексеевны (Горки-10).
В общей сложности это стоило 160 000 руб.

Продукты Галл не получала, но тратилось по даче в Жуковке. Дача куплена из сумм бывшего 4 отделения АХУ за 25000 руб. В прошлом году производились большие посадочно-планировочные работы, содержался сторож, давалось топливо и живые куры. Стоило это не менее 20000 руб.

Осенью дача переведена на имя Галл в собственность через местный совет. Помимо всего сказанного, на квартиру Галл отправлена спальня стоимостью 30 000 руб.

4 апреля 1937 г.

Чтобы понять, как не обделял себя Генрих Ягода, необходимо прочитать протокол обыска у него (из архива НКВД).

Среди изъятых у него вещей — «резиновый искусственный половой член». Экзотический по тем временам предмет — для скучающей супруги Иды, так как кроме государственных дел Генрих Ягода успевал «ходить на сторону» — питал нежные чувства к вдове сына Максима Горького, Надежде Алексеевне (Тимоше). Для нее на казенные деньги была куплена дача в Жуковке (160 000 рублей).
В том же поселке обитала некая гражданка Галл. Дача стоила Лубянской казне всего-то 25 000 рублей, однако кровать туда завезли за 30 000…

В марте 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже он ответил:
«Нет, в этом я не признаю себя виновным. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки.»
Ягода признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ.
На рассвете 13 марта 1938 года суд огласил приговор: все подсудимые были признаны виновными, 18 из них, в том числе Ягода, приговаривались к расстрелу.
Генрих Ягода был расстрелян 15 марта 1938 года на спецобъекте «Коммунарка» (бывшей собственной даче).

Жена Генриха Ягоды Ида Авербах была уволена из прокуратуры и 9 июня 1937 года арестована «как член семьи осуждённого НКВД СССР». Вместе с матерью и семилетним сыном она была отправлена в ссылку в Оренбург сроком на пять лет.
В 1938 году после пересмотра дела Ида Авербах была расстреляна.

Мастер «грязной работы»

Под руководством Ягоды крутилась гигантская машина инквизиции, был учрежден ГУЛАГ, выросла сеть лагерей. Он решал судьбы миллионов людей. Одни, по его воле, лишались жизни, другие были надолго упрятаны за решетку, третьи трудились на объектах Беломоро-Балтийского канала и других великих строек социализма. «Правда» называла Ягоду «неутомимым воином революции».

Нарком старался, но, как потом выяснилось, недостаточно. И не чувствовал, что над ним сгущаются тучи. «Ягода не только не предвидел, что произойдет с ним в ближайшее время, напротив, он никогда не чувствовал себя так уверенно, как тогда, летом 1936 года, — писал в своей книге «Тайная история сталинских преступлений видный чекист Александр Орлов, бежавший на Запад. — Ведь только что он оказал Сталину самую большую из всех услуг: подготовил суд над Зиновьевым и Каменевым, и «подверстал» к ним других близких ленинских соратников… Не знаю, как себя чувствовали в подобных ситуациях старые лисы Фуше или Макиавелли. Предвидели ли они грозу, которая сгущалась над их головами, чтобы смести их через немногие месяцы? Зато мне хорошо известно, что Ягода, встречавшийся со Сталиным каждый день, не мог прочесть в его глазах ничего такого, что давало бы основание для тревоги».

Родился будущий нарком в ноябре 1891 года в Рыбинске. Его отцом был ювелир Гершель Иегуда. Мать Хася была дочерью часового мастера. Своего сына родители назвали Генохом. Уже потом он принял православие и стал Генрихом Генриховичем Ягодой.

Сведения о том, чем он занимался, различаются. Одни историки утверждают, что Ягода, получив экстерном среднее образование, работал в типографии. По другим сведениям, был фармацевтом в аптеке. Некоторое время служил статистиком в каком-то управлении.

Когда ему было пятнадцать, примкнул к анархистам-коммунистам. Летом 1912 года Ягоду задержали в Москве — как еврей, он не имел права жить в Белокаменной и поселился там по подложному паспорту. Он был изобличен «в преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям» и приговорен к двум годам ссылки в Симбирск. Но вскоре грянула амнистия по случаю 300-летия дома Романовых, и ссылка сократилась на год.

Потом в жизни Ягоды была Первая мировая войны. Воевал он недолго, дослужился до ефрейтора 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса. В 1916 году, получив ранение, был демобилизован.

Еще перед революцией Ягода познакомился с Максимом Горьким. И дружил с ним до самой кончины писателя. «Буревестник революции» ласково называл его «Ягодка».

В его биографии говорится, что он «был участником Октябрьской революции». Но в каком качестве, неведомо. В 1918-го Ягоду взяли в петроградскую ЧК. А в Москву Генриха вытащил Яков Свердлов, к слову, его троюродный брат (и женой у него была племянница Свердлова).

Ягода быстро сделал карьеру. Работал в ОГПУ с Феликсом Дзержинским, был у него вторым заместителем. Потом первым — у Вячеслава Менжинского. Тот возглавил управление после смерти «железного Феликса». Когда Менжинский заболел, а недужил он несколько лет — Ягода фактически стал шефом ОГПУ.

В общем, Генрих Генрихович был на виду. Был «глазами и ушами» вождя, выполняя все его секретные задания. В октябре 1927 года руководил разгромом троцкистской оппозиции. Сам Троцкий дал ему уничижительную характеристику: «Очень точен, чрезмерно почтителен и совершенно безличен. Худой, с землистым цветом лица… с коротко подстриженными усиками, в военном френче, он производил впечатление усердного ничтожества».

Читайте также:
Вера Брежнева - биография, факты, фото

Сталин ценил усердие верного служаки. Наградил орденом Ленина, назначил главой нового наркомата — внутренних дел, а спустя год присвоил — первому в СССР — звание генерального комиссара государственной безопасности. Ягода занял квартиру в Кремле — это тоже был знак особого доверия. Стали поговаривать, что его вот-вот введут в Политбюро.

В честь заслуг Ягоды в строительстве Беломорско-Балтийского канала на последнем его шлюзе был воздвигнут памятник в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды, внутри которой находился бронзовый бюст наркома. Однако он находился там недолго…

Ягода не только оттачивал работу своего ведомства, но и придумал для сотрудников НКВД новую форму — с золотыми и серебряными галунами. Высшие чины ведомства облачились в белые кители с золотым шитьем, голубые брюки и лакированные ботинки. Ягода хотел, чтобы его сотрудники носили позолоченные кортики, как царские офицеры военно-морского флота…

В сентябре 1936 года Сталин уехал отдыхать в Сочи, где уже находился кандидат в члены Политбюро Андрей Жданов. И оттуда спустя несколько дней прислал телеграмму: «Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение т. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздало в этом деле на четыре года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей Наркомвнудела…»

Когда Сталин решил сместить Ягоду? Еще до отъезда или после размышлений и совещаний уже в Сочи? И что натолкнуло его на этот шаг?

Возможно, Сталин посчитал, что нарком исчерпал свои возможности. К тому же, Ягода нажил себе немало врагов. Они могли нашептать Сталину, что тот что-то замышляет против него. И подозрительный вождь Ягодой пожертвовал…

Ежов не был чекистом — он занимался партийной работой. Но Сталин знал этого маленького, энергичного человека уже несколько лет. Разумеется, Ежов назначение принял, сияя от счастья, горя желанием оправдать доверие вождя.

Поднимаясь на лифте известного дома на Лубянке, новоявленный нарком не чуял, что восходит на эшафот. Его казнят по той же причине, что и Ягоду — слишком много знал. Но сначала была слава, почет, прославляющие его стихи Джамбула: «Мильонноголосое звонкое слово / Летит от народов к батыру Ежову: / – Спасибо, Ежов, что, тревогу будя, / Стоишь ты на страже страны и вождя!»

Ягода же был убит горем, смят. Не мог понять, откуда свалилось на него это несчастье. Впрочем, вождь не выказывал недовольство Ягодой, дав понять, что по-прежнему ему доверяет. «Наркомсвязь дело очень важное, — писал Сталин в записке, адресованной Ягоде. — Это Наркомат оборонный. Я не сомневаюсь, что Вы сумеете этот Наркомат поставить на ноги…» Сталин даже не приказывал, а уговаривал: «Очень прошу Вас согласиться на работу Наркомсвязи. Без хорошего Наркомата связи мы чувствуем себя как без рук. Нельзя оставлять Наркомсвязь в нынешнем ее положении. Ее надо срочно поставить на ноги».

Обуреваемый дурными предчувствиями, Ягода отправился на новое место работы. Он заменил на посту наркома связи Алексея Рыкова. Они будут сидеть рядом на скамье подсудимых в Колонном зале во время судебного процесса «антисоветского право-троцкистского блока» весной 1938 года…

Кстати, Ежов, после увольнения с поста руководителя НКВД, был назначен наркомом водного транспорта. И та должность была прелюдией к аресту. Он почти в точности повторял путь своего предшественника…

На посту наркома связи Ягода пробыл немногим более полугода. О его успехах на этом поприще ничего не известно. Да и мог ли он что-то делать? Петля сжималась — в январе 1937-го его исключили из партии, перевели в запас, а вскоре, на февральско-мартовском пленуме на него обрушился вал критики. Это была прелюдия скорого ареста. И он последовал в апреле. За Ягодой приехали люди, которые еще недавно ему повиновались. Впрочем, они были с бывшим шефом вежливы и обходительны…

На Лубянке ему предъявили множество обвинений — от контрреволюционной троцкистской деятельности до шпионажа в пользу иностранного государства и организации так называемых «медицинских» убийств Горького, Куйбышева, своего прежнего шефа Менжинского и других деятелей партии.

Орлов писал: «Нетрудно представить себе, что почувствовал Ягода, когда рука неверной судьбы низвергла его с вершины власти и втолкнула в одну из бесчисленных тюремных камер, где годами томились тысячи ни в чём не повинных людей… Теперь ему самому было суждено проделать путь своих бесчисленных жертв».

Он напоминал зверя, попавшего в клетку. Безостановочно ходил по камере, отказываясь от еды и пищи. Стал даже разговаривать с самим собой. Ежов забеспокоился, и прислал к нему врача…

На суде Ягода признал многие обвинения. Но от некоторых отказался. Например, опроверг свою шпионскую деятельность: «Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки».

Характерно, что он читал свои «признания», не отрывая взгляда от бумаги. Было понятно, что их кто-то сочинил, а Ягода только озвучил…

Он понимал, что участь его решена. Так и случилось — суд приговорил его, как и почти два десятка других подсудимых (лишь трое получили длительные тюремные сроки) к расстрелу.

Ягода, хоть и не верил в снисхождение Сталина, все же написал прошение о помиловании. Оно, как и следовало ожидать, было отвергнуто. Так Ягода стал первым советским руководителем органов госбезопасности, который пал от рук своих же соратников.

Следующим стал Ежов, казненный в 1940 году. Потом, в 1953-м, уничтожили Лаврентия Берия. Все они делали «грязную работу».

Интересно, что, кроме больших преступлений, бывшим руководителям НКВД инкриминировали и малые. Обвиняли в распутстве, объявляли, что они погрязли в распутстве, тешили себя порнографическими фильмами, неприличными открытками.

Читайте также:
Баста - биография, личная жизнь, фото

Ягода, Ежов, Берия были фактически приговорены к смерти, едва получив назначение. И широко улыбались, входили в здание на Лубянке, не ведая своей будущей участи.

Михаил Светлов – биография, новости, личная жизнь

Михаил Аркадьевич Светлов

Михаил Аркадьевич Светлов (настоящая фамилия – Шейнкман). Родился 4 (17) июня 1903 года в Екатеринославе (позже Днепропетровск, ныне Днепр) – умер 28 сентября 1964 года в Москве. Русский советский поэт, драматург, журналист, сценарист, военный корреспондент. Лауреат Ленинской премии (1967, посмертно).

Михаил Шейнкман, ставший широко известным под творческим псевдонимом Светлов, родился 4 (17 по новому стилю) июня 1903 года в Екатеринославе (позже Днепропетровск, ныне Днепр) в еврейской семье.

Отец – Арон Борухович Шейнкман, ремесленник.

Мать – Рахиль Ильевна Шейнкман, славилась на весь город своими жареными семечками.

Имел сестру Елизавету.

До 1922 года семья жила в доме Баранова на Гимнастической улице (дом № 7, после революции – улица Шмидта, дом № 23). Учился у меламеда, затем в высшем начальном училище. С ранних лет много читал, начал сочинять сам. Свои первые стихи опубликовал в 1917 году в екатеринославской газете «Голос солдата». Свой гонорар от первой публикации Михаил потратил на большую буханку белого хлеба.

В 1919 году взял псевдоним «Светлов».

Михаил Светлов в детстве

В 1919 году вступил в комсомол, был назначен заведующим отделом печати Екатеринославского губкома комсомола и одновременно занимал должность главного редактора журнала «Юный пролетарий».

В 1920 году вступил добровольцем в Красную армию, принимал активное участие в Гражданской войне. В том же 1920 году первый раз посетил Москву вместе с друзьями М. Голодным и А. Ясным – как делегат Первого Всероссийского совещания пролетарских писателей.

Затем недолгое время жил в Харькове, откуда в 1922 году переехал в Москву.

Его первый сборник стихов – «Рельсы» – вышел в 1923 году в Харькове.

Михаил Светлов в молодости

В 1927-1928 годах учился в МГУ. Согласно документам НКВД, поддерживал Левую оппозицию, вместе с поэтами Михаилом Голодным и Иосифом Уткиным издавал нелегальную оппозиционную газету «Коммунист», приуроченную к 7 ноября 1927 года. Нелегальная типография, печатавшая газету, располагалась в доме у Светлова. В 1927-1928 годах, по данным НКВД, Светлов вместе с Голодным устраивал в Харькове поэтические вечера, сбор с которых шёл на нужды оппозиционного нелегального Красного креста, и в дальнейшем оказывал материальную поддержку семьям арестованных оппозиционеров.

Знаменитым Светлова сделало стихотворение «Гренада» (см. ниже), написанное в 1926 году. Опубликованная в «Комсомольской правде» 29 августа 1926 года, «Гренада» Светлова сразу стала любимой советскими людьми. Как рассказывал сам Михаил Светлов, стихотворение родилось в полемике с Леопольдом Авербахом, одним из идеологов РАППа, по поводу правомочности романтики в пролетарской поэзии: в посрамление РАППу, назло Авербаху он и решил написать нечто иностранно-романтическое; поначалу предполагалась даже «серенада из жизни испанских грандов».

31 декабря 1926 года Марина Цветаева писала Борису Пастернаку: «Передай Светлову (Молодая Гвардия), что его Гренада – мой любимый – чуть не сказала: мой лучший – стих за все эти годы. У Есенина ни одного такого не было. Этого, впрочем, не говори, – пусть Есенину мирно спится». Позже, в 1952 году, Ольга Берггольц посвятила светловской «Гренаде» стихотворение «Побратимы», начинавшееся словами: «Мы шли Сталинградом. ». Несколько десятилетий спустя поэт Наум Олев написал стихотворение (положенное на музыку Борисом Савельевым) «Бессмертная Гренада».

К «Гренаде» Светлова в разное время обращались многие композиторы, в том числе Юрий Чичков, Константин Листов, Микаэл Таривердиев, Абрам Кабаков. Одно из самых удачных переложений этого стихотворения на музыку принадлежит Виктору Берковскому. В целом его положили на музыку около 20 композиторов разных стран.

В 1935 году Михаил Светлов написал стихотворение «Каховка», которое в будущем стало известной песней.

В 1934 году, когда создавался Союз писателей СССР, Светлов был его противником, полагая, что от этой организации «кроме пошлой официальщины, ждать нечего».

Сексоты НКВД неоднократно фиксировали его критические высказывания относительно открытых процессов над контрреволюционерами. Например, по поводу Третьего Московского процесса Светлов высказался следующим образом: «Это не процесс, а организованные убийства, а чего, впрочем, можно от них ожидать? Коммунистической партии уже нет, она переродилась, ничего общего с пролетариатом она не имеет. Мне говорят прекрасные члены партии с 1919 года, что они не хотят быть в партии, что они тяготятся, что пребывание в партии превратилось в тягость, что там все ложь, лицемерие и ненависть друг к другу, но уйти из партии нельзя. Тот, кто вернёт партбилет, лишает себя хлеба, свободы, всего».

В справке, составленной для И.В. Сталина ГУГБ НКВД СССР, говорилось, что в декабре 1936 года Светлов распространил антисоветское четверостишье по поводу приезда в СССР писателя Лиона Фейхтвангера.

Пьеса о колхозной жизни «Глубокая провинция» (1935) была раскритикована в «Правде» и снята со сцены.

В годы Великой Отечественной войны Светлов был корреспондентом газеты «Красная звезда», затем работал во фронтовой печати 1-й ударной армии. Наиболее известное из военных стихотворений – «Итальянец» (1943).

Михаил Светлов – Итальянец

С 1941 до 1945 года – военный корреспондент газеты «Красная Звезда» сначала на Ленинградском фронте, затем работал в газетах Первой ударной армии Северо-Западного фронта: «На разгром врага», «Героический штурм», в газете Тридцать четвёртой армии Первого Белорусского фронта. За боевую работу в годы Великой Отечественной войны Михаил Аркадьевич Светлов был награждён двумя орденами Красной Звезды, медалями.

За книгу «Стихи последних лет» Светлову посмертно была присуждена Ленинская премия.

В 1964 году снялся в эпизоде поэтического вечера в Политехническом институте для художественного фильма Марлена Хуциева «Застава Ильича» (вышел на экраны под названием «Мне двадцать лет»).

Михаил Светлов в фильме “Мне двадцать лет”

Читайте также:
Павел Сухой - биография, личная жизнь, фото

На протяжении ряда лет преподавал в Литературном институте.

Михаил Светлов умер от рака лёгкого 28 сентября 1964 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 6).

Могила Михаила Светлова

5 октября 1965 года Постановлением Совета министров РСФСР Городской юношеской библиотеке № 3 города Москвы было присвоено имя поэта Михаила Аркадьевича Светлова (сегодня это Центральная городская юношеская библиотека им. М. А. Светлова, известная как «Светловка»).

В 1968 году его именем был назван кинематографический океанский круизный лайнер «Михаил Светлов» в художественном фильме «Бриллиантовая рука» режиссера Леонида Гайдая.

Именем Михаила Светлова названо несколько улиц в городах СССР, а также микрорайон Светлово в городе Каховка.

Личная жизнь Михаила Светлова:

Дважды был женат.

Первая жена – Елена, работала у него машинисткой, позже окончила факультет права. В 1936 году развелись.

Михаил Светлов и первая жена Елена

Вторая жена – Родам Ираклиевна Амирэджиби (1918-1994), сестра грузинского писателя Чабуа Ираклиевича Амирэджиби, работала ассистентом режиссера, преподавала во ВГИКе, писала сценарии. Познакомились в 1938 году, она была в составе грузинской делегации, встречавшейся со Сталиным. Позже была женой знаменитого физика Бруно Максимовича Понтекорво.

Сын – Александр Михайлович Светлов (Сандро Светлов; 05.07.1939 – 18.10.2018), советский и российский кинорежиссёр, сценарист, актер, режиссёр дубляжа.

Михаил Светлов с женой Родам Амирэджиби и сыном Александром

В 1931-1962 годах Михаил Светлов жил в «Доме писательского кооператива» в Камергерском переулке.

Фильмография Михаила Светлова:

1962-1964 – Мне двадцать лет (Застава Ильича) – участник поэтического вечера в Политехническом музее

Сценарии Михаила Светлова:

1938 – Если завтра война
1955 – Упрямое тесто (анимационный) – стихи
1965 – Сказка (фильм-спектакль)
1965 – Двадцать лет спустя

Библиография Михаила Светлова:

1923 – Рельсы
1923 – Стихи о ребе
1924 – Стихи
1925 – Корни
1927 – Ночные встречи
1928 – Хлеб
1929 – Книга стихов
1929 – Избранные стихи
1930 – Гренада
1931 – Горнист
1936 – Глубокая провинция
1939 – Сказка
1941 – Двадцать лет спустя
1942 – Двадцать восемь
1942 – Отечество героев
1942 – Стихи о Лизе Чайкиной
1947 – Двадцать лет спустя
1948 – Избранные стихи
1958 – Яблочко-песня
1959 – Горизонт
1959 – Стихотворения
1962 – Я – за улыбку!
1964 – Любовь к трём апельсинам
1964 – Охотничий домик
1969 – Беседа

Гренада:

Мы ехали шагом,
Мы мчались в боях
И «Яблочко»-песню
Держали в зубах.
Ах, песенку эту
Доныне хранит
Трава молодая –
Степной малахит.

Но песню иную
О дальней земле
Возил мой приятель
С собою в седле.
Он пел, озирая
Родные края:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя!»

Он песенку эту
Твердил наизусть.
Откуда у хлопца
Испанская грусть?
Ответь, Александровск,
И Харьков, ответь:
Давно ль по-испански
Вы начали петь?

Скажи мне, Украйна,
Не в этой ли ржи
Тараса Шевченко
Папаха лежит?
Откуда ж, приятель,
Песня твоя:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя»?

Он медлит с ответом,
Мечтатель-хохол:
– Братишка! Гренаду
Я в книге нашел.
Красивое имя,
Высокая честь –
Гренадская волость
В Испании есть!

Я хату покинул,
Пошел воевать,
Чтоб землю в Гренаде
Крестьянам отдать.
Прощайте, родные!
Прощайте, семья!
«Гренада, Гренада,
Гренада моя!»

Мы мчались, мечтая
Постичь поскорей
Грамматику боя –
Язык батарей.
Восход поднимался
И падал опять,
И лошадь устала
Степями скакать.

Но «Яблочко»-песню
Играл эскадрон
Смычками страданий
На скрипках времен.
Где же, приятель,
Песня твоя:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя»?

Пробитое тело
Наземь сползло,
Товарищ впервые
Оставил седло.
Я видел: над трупом
Склонилась луна,
И мертвые губы
Шепнули: «Грена. »

Да. В дальнюю область,
В заоблачный плес
Ушел мой приятель
И песню унес.
С тех пор не слыхали
Родные края:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя!»

Отряд не заметил
Потери бойца
И «Яблочко»-песню
Допел до конца.
Лишь по небу тихо
Сползла погодя
На бархат заката
Слезинка дождя.

Новые песни
Придумала жизнь.
Не надо, ребята,
О песне тужить,
Не надо, не надо,
Не надо, друзья.
Гренада, Гренада,
Гренада моя!

Сверстнице:

Давным-давно звалась ты Галочкой –
Веселый смех, игра в скакалочку.
Тебе уже под пятьдесят,
И годы, как шатер, висят.

Как одиноко, нелюдимо,
Как годы детства далеки!
Воспоминанья мчатся мимо,
Как пионерские флажки,

Как мячики, как фейерверк, как реки,
В которых не купался я.
Прощай, мой свет, прощай навеки,
Иллюминация моя!

Как вешний дождь, любовь промчалась,
Сквозь молнии гремя, гудя.
Увы, ни капли не досталось
Тебе от этого дождя!

Что светлого в твоей судьбе?
Ребенка надо бы тебе!

Ну, пусть болезненный, пусть бледненький,
Но был бы он тобой любим.
Возьми поэта в собеседники,
Давай с тобой поговорим!

Так меня гнетет уединенье,
Словно самолет обледененье!

Мы сдружились, Галочка? Давай
Есть вдвоем печали каравай.

Как грустные военнопленные,
Плетутся за тобой мечты,
Вздыхает под луной вселенная
Еще печальнее, чем ты.

И я со счастьем никогда не спорю,
И всё ж, отдав большую дань годам,
Я верен человеческому горю,
И я его вовеки не предам.

«Один атом ругался матом»

Очень вас прошу, мои молодые друзья,если вы еще не поэты, станьте ими!

Михаил Светлов

17 июня (4 июня по старому стилю) исполняется 110 лет со дня рождения поэта Михаила Светлова, автора «Гренады» и «Песни о Каховке».

1. Детство. Настоящая фамилия Михаила Аркадьевича Светлова — Шейнкман. Он родился в 1903 году на Украине в городе Екатеринославе, который сегодня носит имя Днепропетровск. В «Заметках о своей жизни» Светлов вспоминает историю о том, как его отец приволок домой мешок с томами классиков. Тут и началась культурная жизнь мальчика: «Отец вовсе не собирался создавать публичную библиотеку. Дело в том, что моя мать славилась на весь Екатеринослав производством жареных семечек. Книги предназначались на кульки. Я добился своего — книги пойдут на кульки только после того, как я их прочту». После знакомства с Пушкиным и Лермонтовым, Миша Светлов засел за свой роман и написал его за два часа! Роман занял две с половиной страницы.

Читайте также:
Карл Брюллов - биография, личная жизнь, фото

2. Враг народа. Светлов гордился не только своими стихами, но и тем, что ни разу в жизни ни на кого не донес. Сам он не раз был под угрозой ареста. Александр Светлов, сын поэта, рассказывал: «В 37-м его вызвали в НКВД. Отец немедленно отправился к Хесину в Охрану авторских прав и попросил аванс: “Знаешь, меня завтра посадят, надо бы что-то родителям оставить”. Тот выписал ему четыреста рублей. Двести отец оставил старикам (тогда он еще не был женат), а на остальные двести впервые в жизни сильно напился. И в таком виде явился в органы. Там, наверное, рассудили так: “Если человек не боится и напивается, идя на Лубянку, он точно сумасшедший”». По поводу репрессий в отношении врагов народа Светлов говорил: «Что творится? Ведь всех берут, буквально всех. Делается что-то страшное. Аресты приняли гиперболические размеры. Наркомы и зам[естители] наркомов переселились на Лубянку. Но что смешно и трагично — это то, что мы ходим среди этих событий, ровно ничего не понимая. Зачем это, к чему? Чего они так испугались? Ведь никто не может ответить на этот вопрос. Я только понимаю, что произошла смена эпохи, что мы уже живем в новой эпохе, что мы лишь жалкие остатки той умершей эпохи, что прежней партии уже нет, есть новая партия, с новыми людьми. Нас сменили. Но что это за новая эпоха, для чего нас сменили, и кто те, кто нам на смену пришли, я ей-ей не знаю и не понимаю».

3. Литинститут. В Москве Светлов учился в литературном нституте вместе со своими земляками комсомольскими поэтами: Голодным и Ясным. В своих воспоминаниях Михаил Светлов упоминает еще двух поэтов Екатеринослава — Веселого и Тихого. В литинституте Светлов подружился с поэтом Эдуардом Багрицким.

4. Приключения «Гренады». В 1926 году молодой (именно 23-летний) поэт Светлов заметил в одном из переулков на Тверской вывеску гостиницы «Гренада» и сразу же сочинил слова для песни. У этого произведения необыкновенная судьба. «Гренаду» знал наизусть и декламировал Маяковский. Марина Цветаева писала, что подобного по силе стихотворения нет даже у Есенина. В течение ХХ века не меньше 20 композиторов написали музыку к «Гренаде»! При этом внутри самого слова «Гренада», которая для комсомольцев 20-х, 40-х и 60-х годов ассоциировалась с Испанией, есть неточность, и серьезная. В Испании нет Гренады! Есть Гранада, о ней поется в испанских операх. А далеко в Карибском море имеется остров Гренада, но там говорят по-английски!

Интересно, что самая громкая слава «Гренаде», написанной в 1926 году, выпала в 60-е. Тогда музыку на стихи Светлова написал студент, в будущем бард Виктор Берковский. «Гренада» зазвучала по радио и стала настоящим шлягером!

5. История «Песни о Каховке», 1935 год. Михаил Светлов вспоминал: «Однажды неожиданно ко мне явился ленинградский кинорежиссер Семен Тимошенко. Он сказал мне:

— Миша! Я делаю картину «Три товарища». И к ней нужна песня, в которой были бы Каховка и девушка. Я устал с дороги, посплю у тебя, а когда ты напишешь, разбуди меня.

Он мгновенно заснул.

Каховка — это моя земля. Я, правда, в ней никогда не был, но моя юность тесно связана с Украиной. Я вспомнил горящую Украину, юность, своих товарищей… Мой друг Тимошенко спал недолго. Я разбудил его через сорок минут.

Сонным голосом он спросил меня:

— Как же это так у тебя получилось, Миша? Всего сорок минут прошло?

— Ты плохо считаешь. Прошло сорок минут плюс моя жизнь.

Дело в том, что без накопления чувств не бывает искусства».

В стихотворении есть такие слова:

Под солнцем горячим, под ночью слепою

Немало пришлось нам пройти.

Мы мирные люди, но наш бронепоезд

Стоит на запасном пути.

Две последние строки стали крылатой фразой.

6. На фронте. Светлов не любил путешествовать. Он писал: «Я никогда не был за границей. Я был за границей только во время войны. Я видел пылающую Польшу и Германию. Мне казалось, что если не я, Берлин не был бы взят». Во время войны Светлов трудился в «Красной звезде» и во фронтовых газетах корреспондентом. Самым лучшим своим стихотворением о войне Светлов называл «Итальянца»:

Черный крест на груди итальянца,

Ни резьбы, ни узора, ни глянца, —

Небогатым семейством хранимый

И единственным сыном носимый.

Молодой уроженец Неаполя!

Что оставил в России ты на поле?

Почему ты не мог быть счастливым

Над родным знаменитым заливом?

Я, убивший тебя под Моздоком,

Так мечтал о вулкане далеком!

Как я грезил на волжском приволье

Хоть разок прокатиться в гондоле.

7. Про атом. Еще Светлов писал эпиграммы и стихотворения смешные и маленькие. Нам, например, ужасно нравится такое — полезное всем детям и одновременно философское — трехстишье:

И за это его исключили из молекулы…

8. Любовная лирика. Светлов писал не только военные и патриотические тексты, среди написанного им много лирических стихов:

«Перемены» (1929)

С первого пожатия руки

Как переменилось все на свете!

Обручи катают старики

Ревматизмом мучаются дети,

По Севану ходят поезда,

В светлый полдень зажигают свечи,

Рыбам опротивела вода,

Я люблю тебя как сумасшедший.

Светлов любил рассказывать, что однажды слышал, как парень на скамеечке читает это стихотворение своей подруге. Поэт прислушался, напрягся, на что парень заметил: «Чего вы чужие стихи слушаете? Взяли ли бы и написали свои»!

Читайте также:
Альберт Швейцер - биография, факты, фото

9. Пароход и человек. В фильме Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука» главные герои плывут в Италию на круизном лайнере «Михаил Светлов», на палубе корабля Андрей Миронов поет песню «Остров невезения». В действительности лайнера с таким именем не существовало. Зато речной теплоход «Михаил Светлов» и сегодня курсирует по реке Лена между Якутском и бухтой Тикси.

10. «Поэт ли ты?» Михаил Светлов жил в писательском доме в Камергерском переулке, 2. Сейчас там висит мемориальная доска: «В этом доме с 1931 по 1962 год жил и работал Михаил Светлов». Сам поэт предлагал написать на доске что-то менее банальное, например: «В этом доме жил и от этого умер. » или «В этом доме жил и не работал поэт Михаил Светлов».

В статье «Поэт ли ты»? Светлов писал: «Чем больше думаю о себе, тем более я убеждаюсь в том, что я самый счастливый человек на свете… Почему я счастливый? Потому что я абсолютно убежден в том, что когда люди меня потеряют, они загрустят. Кто-нибудь снимет с полки томик Светлова и молча полистает его».

Михаил Светлов

Михаил Аркадьевич Светлов (наст. фамилия Шейнкман; 1903-1964) – русский советский поэт, драматург, журналист и военный корреспондент. Обладатель Ленинской премии (посмертно).

В биографии Светлова есть много интересных фактов, о которых мы расскажем в данной статье.

Итак, перед вами краткая биография Михаила Светлова.

Биография Светлова

Михаил Светлов появился на свет 4 (17) июня 1903 г. в Екатеринославе (ныне Днепр). Он рос в бедной еврейской семье ремесленника Арона Боруховича и Рахили Ильевны. У него была старшая сестра Елизавета.

В 14-летнем возрасте Михаил окончил училище, после чего начал трудиться на товарной бирже. По причине начала Первой мировой войны (1914-1918) и последующей за ней Октябрьской революции, ему не удалось продолжить учебу.

В 1919 г. Светлов вступил в комсомол, став главредом издания «Юный пролетарий». Кроме этого ему доверили возглавить отдел печати местного губернский комитет комсомола.

Литература

Михаил Аркадьевич начал печататься еще в юности. В 1919 г. он решил взять себе псевдоним – «Светлов». В следующем году он добровольно записался в Красную армию, активно участвуя в Гражданской войне. В 1922 г. парень обосновался в Москве.

Примерно через год Михаил Светлов издал свой первый поэтический сборник «Рельсы». После этого свет увидели такие книги поэта, как «Стихи о ребе», «Корни», «Ночные встречи», «Двое» и др. В данных трудах затрагивались темы героизма и романтики эпохи Гражданской войны.

Знаменитый стих Светлова «Гренада» (1926) пользовался неимоверной популярностью у его соотечественников. Интересен факт, что на «Гренаду» положили музыку порядка 20 композиторов из различных стран. К слову, Марина Цветаева признавалась Пастернаку, что этот стих нравился ей в ту пору больше всего.

Скепсис Михаила Светлова касательно перехода в НЭП, возрастающий карьеризм партийных деятелей и обращение к темам обездоленных людей привели к травле его поэзии со стороны правительства и некоторых коллег. В 1928 г. он был исключен из комсомола «за троцкизм».

Согласно архивам НКВД Михаил выступал на стороне оппозиционеров, а также совместно с поэтами Голодным и Уткиным публиковал подпольную оппозиционную газету «Коммунист». В документах говорилось и о том будто он предоставлял финансовую помощь родственникам арестованных оппозиционеров.

В 1934 г., в момент основания Союза писателей, Светлов говорил, что от данной организации «кроме пошлой официальщины, ждать нечего». Кроме того, относительно Третьего Московского процесса он заявлял, что это не процесс, а спланированные убийства, и что Компартии уже нет – она переродилась и не имеет ничего общего с пролетариатом.

В скором времени Михаил Светлов сочинил очередное знаменитое стихотворение «Каховка», которое также стало песней. К тому моменту биографии он уже имел всесоюзное признание. Тогда же, он начал увлекаться драматургией.

Из-под пера Светлова выходят такие пьесы, как «Глубокая провинция», «Сказка», «Двадцать лет спустя» и другие работы. Во время Великой Отечественной войны (1941-1945) он был корреспондентом издания «Красная звезда». Одновременно с этим, поэт продолжал писать новые стихи военной тематики.

Наибольшую популярность получило стихотворение «Итальянец». За боевую работу Светлов удостоился двух орденов Красной Звезды, не считая других наград. В послевоенные годы биографии он стал автором десятков книг: «Цирк», «Горизонт», «Я – за улыбку!», «Беседа» и т. д.

В течение многих лет Михаил Светлов преподавал в Литературном институте. В творчестве поэта наглядно прослеживалась его боевая юность. Он превозносил романтику революционного подвига и живо описывал будни и труд простых граждан.

Личная жизнь

Первой женой Светлова была Елена Отдельнова, работавшая у него машинисткой. Этот брак распался в 1936 г. – детей у супругов не было. После этого поэт женился на Родам Амирэджиби, которая была родной сестрой грузинского литератора Чабуа Амирэджиби. Позднее у пары родился единственный ребенок – сын Александр.

Смерть

Михаил Аркадьевич всю свою биографию предпочитал оставаться в тени. Львиную долю заработанных средств он раздавал нуждающимся и порою сам испытывал материальные трудности. Мужчина долгие годы курил табак, что в конечном счете стало причиной его кончины.

Михаил Светлов умер от рака легкого 28 сентября 1964 г. в возрасте 61 года. За книгу «Стихи последних лет» он посмертно удостоился Ленинской премии (1967).

Фото Светлова

Михаил Светлов, его жена Родам Амирэджиби и сын Александр Михаил Светлов и его вторая жена Елена Иван Нарциссов и Михаил Светлов в поверженном Берлине

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: