23 интересных факта об Александре Невском

Солнце Земли Русской. Интересные факты о жизни Александра Невского

В этом году Россия отмечает 800 лет со дня рождения князя Александра Невского. Храбрый воин, талантливый полководец, гроза шведов вошел в историю и своими военными талантами, и неординарной жизнью.

Первенец и четырехлетний воин

В мае 1221 года в городе Переславль-Залесский у князя Ярослава Всеволодовича и владимирской княгини Феодосии родился первенец, которого нарекли Александром. В именослове домонгольской Руси это имя было очень редким, из Рюриковичей его носили только трое.

Принято считать, что обряд перехода из детства в отрочество (отрока препоясывали мечом и сажали на коня) над Александром совершили в возрасте четырех лет. По мнению некоторых историков, это могло случиться и в 1223 году, когда князю исполнилось только два года. Но факт подобного «княжеского пострига» подтвердить не удается. Зато точно известно, что потомок Рюрика с юных лет знал, что такое управлять государством. Пока отец находился в военных походах, семилетний Александр остался княжить в Новгороде с братом Федором, а когда тот через три года скончался, стал править один.

В 1236 году, когда Ярослав окончательно уехал из Новгорода княжить сначала в Киев, а потом во Владимир, его 15-летний сын стал полноправным правителем. Уже к 18 годам он успел защитить свою землю от набегов шведов, литовцев и ливонских воинов, построил укрепления по реке Шелони и женился. В храме святого Георгия в Торопце он обвенчался с княжной Александрой, а через год стал отцом маленького Василия.

Правитель, выкалывающий глаза

Александр Ярославович знаменит тем, что не проиграл ни одного сражения. В 19 лет он одержал победу в Невской битве и прогнал шведов во главе с ярлом Биргером.

Сражение подробно описано – вплоть до слов иноземного воеводы, адресованных князю: «Знай, что я уже здесь и пленю твою землю». «Пленить» не получилось. Александр с войском скрытно пришел к устью Ижоры, где в шатрах расположились шведы. И 15 июля 1240 года напал на неприятелей. Русское войско рубило иноземцев топорами, а сам полководец напал на Биргера и ранил его в лицо острым копьем.

Спустя два года Александр, уже получивший прозвище Невский, так же стремительно победил в Ледовом побоище. Князь не стал биться только с монголо-татарами, что до сих пор вызывает споры историков. Например, востоковед и археолог Лев Гумилев был уверен, что дружба с Батыем и братание с его сыном Сартаком помогли Руси наладить мирные отношения с Ордой и привели к синтезу двух культур (более подробно мы писали об этом в № 22). В свою очередь британский лингвист Джон Феннел и ряд советских историков считали, что борьба с игом была не только возможна, но и необходима.

Кроме того, в некоторых источниках встречаются описания князя как жестокого, властолюбивого и конфликтного человека. У Невского имелись споры с новгородцами, из-за чего ему пришлось покинуть город. Также князь враждовал с родным братом. А еще жестоко расправлялся с боярами, которые были не согласны с его политикой, – резал им носы и выкалывал глаза, невиданное для того времени дело!

В то же время Невского описывают и как харизматичного, обаятельного правителя – ему удалось получить расположение Батыя, обычно сурового и высокомерного.

Двоеженец или верный супруг?

О жене князя известно немногое. В летописях тех времен было не принято писать о женщинах. Можно только предположить, что Александра Брячиславна, дочь Витебско-Полоцкого князя и родственница Евфросинии Полоцкой (главной просветительницы периода Полоцкого княжества), отличалась внешней красотой, образованностью, набожностью, послушанием, и молодому князю его 16-летняя супруга очень нравилась.

Женитьбу отмечали громко – закатили свадебный пир в Торопце, а потом перенесли его в Новгород. Есть легенда, что по дороге из одного города в другой в память о свадьбе Александр посадил на берегу озера Наговье дуб. До наших дней дерево, конечно, не дожило, зато на его месте стоит дуб-потомок, украшенный табличкой: «Сей дуб есть семя от семени дуба, посаженного благоверным святым князем Александром Невским в год своего венчания в Торопце в лето 1239 года». А вокруг него разрослась целая дубрава.

Сочетались молодые по христианским обычаям – отец жениха благословил супругов иконой Феодоровской Божией Матери, которую будущий князь Невский всю жизнь держал при себе. Символично, что этой же иконой благословили на царствование первого из рода РомановыхМихаила.

Полоцкая княжна родила Александру пятерых детей. Дата смерти ее неизвестна, но считается, что мощи княжны до сих пор сохранились в Успенском Княгинином монастыре во Владимире.

Вопросы у историков вызывает некая Васса, чье имя появилось в летописях рядом с Александром Невским. Историк Николай Карамзин в своей «Истории государства Российского» пишет:

«По кончине первой супруги, именем Александры, дочери Полоцкого князя Брячислава, Невский сочетался вторым браком с неизвестною для нас княжною Вассою, коей тело лежит в Успенском монастыре Владимирском, в церкви Рождества Христова, где погребена и дочь его Евдокия».

Выходит, князь был женат дважды? Есть предположения, что Васса – монашеское имя полоцкой княжны Александры.

Канонизация

Шлем Александра Невского, который хранится в Московском Кремле, украшает арабская вязь – цитата из Корана. Возникает вопрос, как после смерти полководца его канонизировали благоверным (это произошло в 1547 году. – Ред.)?

Но Невский известен не только своими военными победами. Князь в свое время отверг предложение папы римского присоединиться к их церкви и принять католичество. Кроме того, ему удалось распространить христианское учение, и православная епархия появилась в Золотой Орде.

Перед смертью князь принял схиму под именем Алексий. Скончался он в 1263 году, однако точное место смерти неизвестно (есть две версии: Городец Волжский или Городец Мещерский. – Ред.). Народу о смерти князя сообщил митрополит Кирилл словами: «Чада моя милая, разумейте, яко заиде солнце Русской земли». Люди ответили: «Уже погибаем».

Александр Невский стал небесным покровителем Петербурга при Петре – в 1724 году его мощи перенесли из Владимира в новую российскую столицу. Первый российский император принял такое решение неспроста – спустя двадцать лет войны со шведами в тех же местах, где с ними боролся Александр, он смог заложить новую столицу. А освятил ее перенесением мощей благочестивого князя.

Рака с мощами находилась во Владимире, в Рождественском монастыре. Предметом поклонения верующих она была на протяжении нескольких веков. Так, еще в середине XVI века к реликвии приезжал наслышанный о чудесах святыни Иван Грозный. Перед своим знаменитым походом на Казань царь провел в обители неделю, а после уверял, что это помогло вылечить ему больную руку. К слову, город после визита к раке Грозный взял, а Казанское ханство перестало существовать.

Перевозили мощи в Петербург без происшествий. Сначала рака прибыла в Шлиссельбург, а оттуда ее на галере перевезли в Александро-Невскую лавру. Управлял судном сам Петр I, а раку с корабля выносили под артиллерийский салют и колокольный звон. Говорят, на берегу император открыл раку с мощами, заглянул внутрь, закрыл, а ключ выбросил в Неву. Почти два десятилетия спустя его дочь Елизавета Петровна распорядилась изготовить новую раку – из серебра и ценных пород дерева. Пять лет рабочие создавали шедевр по рисункам художника Георга Грота и эскизам гравера Якоба Штелина.

Читайте также:
17 интересных фактов о Чуковском

23 интересных факта об Александре Невском

  • Александр был вторым сыном в семье. Ему не исполнилось ещё и пяти лет, когда в Спасо-Преображенском соборе епископ Симон постриг его в княжение. Впоследствии Ярослав привёз сына в Новгород вместе с женой и воспитателями. Поселились они на Рюриковом Городище, в 3 км от города.
  • В 1236 году Ярослав отправился из Новгорода на великое княжение в Киев. А в Новгороде, собрав вече, посадил вместо себя своего старшего сына Александра. Ярослав был вызван в Орду и отравлен там 30 сентября 1246 года. В 1247 году после смерти отца Александру в правление достался Киев и «вся земля Русская». Киев на то время был разорён татарами, и Невский решил остаться жить в Новгороде.
  • В 1239 году Александр венчался в Торопце с 16-летней княжной Александрой Брячиславной Полоцкой. «Борони Русь, сыне, помни, что скоро пожалуют гости незваные, латинские!» – такими словами заканчивалась отцовская благословенная грамота Александру на брак.
  • За свою жизнь великий князь Александр Невский не проиграл ни одного сражения. В 1240 г. в 20-летнем возрасте победил шведов в Невской битве (за что получил прозвище Невский), через два года в Ледовом побоище на Чудском озере разбил ливонских рыцарей. В некоторых летописях он упоминается под прозвищем Храбрый. В военных походах князю помогали его сыновья – Василий и Дмитрий.
  • Александр уважительно относился к противнику. В 1253 году ливонские немцы, нарушив договор, заключённый 10 лет назад, были вновь разбиты под Псковом. Князь Александр Ярославич лично встретился в Новгороде с магистром Андреасом фон Стирландом и заключил «Докончание», согласно которому обе стороны обязались забыть о прошлом, торговать друг с другом, а князь Александр пообещал построить в Пскове католическую церковь для иноземного купечества.
  • В 1238 году Папа Григорий IX и гроссмейстер Тевтонского ордена Герман фон Зальц подписали секретный договор об организации крестового похода в земли ижорян, вожан, карел и русских. Несмотря на разгром в Ледовом побоище, в 1256 г. Папа Александр IV дал своих епископов войскам шведов и эстонских датчан во главе с рыцарем фон Кивелем, дабы они крестили русских в католичество. Они начали строить крепость на реке Нарове – там, где позднее возникли города Ивангород и Нарва. Узнав, что Александр двинулся на Нарову, рыцари испугались и, бросив недостроенный город, уплыли за море. Александр Невский приказал срыть все укрепления на Нарове. Запомнили Ледовое побоище!
  • В 1252 году во Владимир послы от Римского Папы Иннокентия IV привезли послание «герцогу Суздальскому», то есть Александру. Папа предложил ему познакомиться с латинским учением, заявив, что великий Ярослав, отец Александра, якобы дал слово одному католическому монаху принять латинскую веру и сделал бы это, если бы не скончался внезапно в Орде. Папа настаивал, что если Александр любит отца, то просто обязан перейти в веру Римской Церкви. Князь Александр поблагодарил послов, пообещав, что скоро даст ответ. После совета с митрополитом Кириллом и боярами ответ был составлен: «От вас учения не приемлем».
  • У великого князя Александра было четыре сына и дочь: Василий, Димитрий, Андрей, Даниил и Евдокия. Князья Димитрий и Андрей ожесточённо боролись друг с другом за власть и богатство, позоря отца, не берегли людей русских, предавая их татарам. «Никто из князей Мономахова рода не сделал столько зла отечеству, как сей недостойный сын Невского, погребённый в Волжском Городце, далеко от священного праха родителя», – написал Карамзин о князе Андрее Городецком. Зато младший Даниил, первый князь Московский, вошёл в историю как святой. Евдокия – местночтимая владимирская святая.
  • Александр был первым правителем Руси, поставившим «сбережение народа» основой своей политики. В отношениях с татаро-монголами он проявлял покорность и, не скупясь, платил дань. Благодаря такой политике он смог освободить Русь от обязательств предоставлять Орде войска для военных походов и избавил страну от татаро-монгольских набегов. «Жизнь братий гибнет, а вы жалеете золота и серебра! – обращался он к новгородскому вече. – Смиримся, укрепимся Богом и Святой Софией, верою и единодушием, покорностью и смирением!»
  • Систему дани для монголо-татар разработал в 1230-е годы китаец, советник Чингисхана Елей Чу-цзы. Именно с её введением на Руси началось настоящее иго. После переписи людей подушная одинаковая подать накладывалась на всех независимо от доходов, поэтому по бедным она била особо. Долги можно было перекупить – так человек фактически попадал в рабство. В 1262 году русские люди восстали на откупщиков, которые творили «великую пагубу» и «лютое томление». Возможно, скрытно Александр поддерживал противостояние Орде в народе. Так, устюжский летописец прямо свидетельствует об этом: «Приде на Устюг грамота от великого князя Александра Ярославича, что татар бити». Грамота эта, видимо, читалась на вече, так как о ней услышала наложница Мария и посоветовала Багую (татарскому баскаку в Устюге) поскорее прийти на вече и покаяться, что того и спасло.
  • Дважды Александр посылал с епископом Ростовским Кириллом одному из коварнейших ханов Берке подарки и серебро для выкупа пленных. Направил также грамоту с просьбой открыть православную епархию в Сарае для русских пленников. Берке согласился, хотя был первым ордынским ханом, принявшим ислам. Сарайскую (впоследствии Крутицкую) епархию, включавшую земли на Дону и его притоках, возглавил в 1261 году епископ Сарский и Подонский Митрофан. Он построил в Сарае первый православный храм, где крестил в том числе и татар. Хан дал иерархам Русской Церкви особый ярлык, в котором говорилось: «Кто будет хулить веру русскую или ругаться над нею и ничем не извинится, пусть тот умрёт злою смертью».
  • За свою жизнь князь четыре раза посещал Орду для переговоров с татарами. Александр владел монгольским языком и не раз беседовал с ханом. Во время четвёртого визита Александру удалось отговорить хана Берке брать рекрутов на Руси для похода на Азербайджан – на войну с ильханом Хулагу, а использовать своё 300-тысячное войско. Тот послушал Александра и победил. Но в том же 1263-м отравил Александра.
  • По пути на родину из Орды Александр в Городце занемог и принял постриг с именем Алексий. Перед смертью он приложился к чудотворной иконе, причастился Святых Таин и тихо преставился под утро 14 ноября 1263 года. Ему было 42 года. Похороны прошли во Владимирском Рождественском монастыре, который до середины XVI века был первым по рангу среди монастырей Московской Руси, «архимандритьей великой».
  • Когда митрополит и его эконом Севастьян во время отпевания подошли к стоявшему в центре храма гробу, чтобы вложить в руку усопшего духовную грамоту, рука святого князя согнулась, затем разжалась и взяла грамоту, после чего снова сжалась. Присутствующих в храме объял ужас.
  • «Тако прослави Бог угодника своего, иже много трудися за Новгород и за Псков, и за всю землю Русскую живот свой отдавая», – записано в новгородской летописи под 1263 годом. Для местной канонизации было необходимо, во-первых, свидетельство о нетлении мощей. Это подтверждалось его сохранностью в течение девяти дней пути от Городца до Владимира и вплоть до самого погребения. Во-вторых, чудеса от мощей. Митрополит и эконом засвидетельствовали чудо с духовной грамотой при отпевании. В-третьих, описание его праведной жизни, о чём могли свидетельствовать его дела и принятие монашества перед смертью.
  • В начале сентября 1380 г. спавший в притворе церкви пономарь Иван внезапно проснулся от яркого света и увидел свечи, зажёгшиеся сами собою, и двух старцев, которые обратились к святому Александру Невскому со следующими словами: «О господине Александре! Восстани и ускори на помощь правнуку своему великому князю Димитрию, одолеваему сущу от иноплеменник!» Это были святые Борис и Глеб. Вместе с восставшим из гроба Александром они поспешили на помощь князю Димитрию Донскому на Куликово поле. Иноки обители приступили к гробнице и обнаружили нетленные мощи Александра Невского под спудом. Игумен распорядился положить мощи в открытую гробницу. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», св. Димитрий до сражения и во время его на поле Куликовом часто вспоминал о своём небесном покровителе Александре Невском.
  • Иван Грозный повелел святителю Макарию прославить Александра как общерусского святого. Московский Собор 1547 года официально канонизировал князя, установив ему празднование 23 ноября. В 1551-м Иван IV, направляясь на войну с Казанью, провёл целую неделю во Владимире и получил у гробницы святого князя исцеление больной руки от мира, истекавшего из «скважни».
  • В феврале 1722 г. архимандрит Александро-Невского монастыря Феодосий отправился во Владимир, где вместе с архимандритом Рождественского монастыря Сергием освидетельствовал мощи святого князя. 29 мая 1723 года последовал указ императора Петра о перенесении мощей святого Александра Невского из Владимира в Петербург. Некоторое время мощи хранились в Шлиссельбургской крепости, а 30 августа 1724 г., в годовщину заключения со шведами Ништадтского мира, их торжественно встретил Пётр I, выехав на галере к устью Ижоры. Он помог перенести ковчег с мощами с корабля, сам сел за руль, а сенаторов и сановников посадил за вёсла. Император лично участвовал в перенесении ковчега на берег. Пётр также переносил мощи в придел верхней Благовещенской церкви Александро-Невского монастыря. Церковное празднование блгв. князю Александру было перенесено с 23 ноября на 30 августа (по новому стилю – 12 сентября). При императоре Петре II празднование 30 августа было отменено, а при Анне Иоанновне восстановлено.
  • Вдова Петра I императрица Екатерина I учредила в 1725 году орден Святого Александра Невского – красный крест, имеющий в промежутке четырёх двуглавых орлов, а в середине изображение св. Александра на коне; орденский девиз – «За труды и Отечество!». Дочь Петра I императрица Елизавета учредила ежегодный крестный ход кавалеров, награждённых орденом, 30 августа по Невскому проспекту от Казанского собора до Александро-Невской лавры (осуществлялся до 1916 г., возобновлён в 1989-м).
  • Во время пожара 23 мая 1491 года мощи святого князя обгорели, но благодаря тому, что хранились в каменном саркофаге, не были полностью уничтожены. Сейчас они представляют из себя набор разнородных костей – голени и предплечья, рёбер, черепа и др., а также пепла и фрагментов монашеской мантии. Мощи лежат в кипарисовом ларце. С 1790 по 1922 год мощи находились в раке в Троицком соборе лавры, а затем новые власти изъяли их и передали в Музей истории религии и атеизма. В мае 1988 года мощи возвратили Церкви.
  • Основной источник информации о кн. Александре – «Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра» XIII века. Ныне существует 20 редакций Жития Александра Невского и ещё одна старообрядческая.
  • До наших дней не дошло ни одного прижизненного портрета князя. Его описывали как высокорослого, русого, с вьющимися волосами, «глас его – акы труба в народе». В конце XIV века во Владимире была написана первая надгробная поясная икона святого Александра, изображающая его в образе схимника, в монашеском куколе и в мантии.
Читайте также:
Александр Макендоский и Буцефал – Интересные факты

Преподобный Александр Невский со сценами жития. Икона XIX века. Государственный музей истории религии, Санкт-Петербург

Незадолго до переноса мощей в Санкт-Петербург Синод постановил писать образ святого не в монашеском облачении, а в великокняжеских одеждах. В титул святого было добавлено слово «великий».

  • В честь Александра Невского был назван Александр Суворов, который тоже стал великим полководцем.

2 комментариев

Очень много интересного и полезного. Конечно, это не 25 фактов. Может это и к лучшему.

очень много для 25 фактов и даже не отмечено где и подкаким номером находится факт ужасно. делайте лучше как бы людям потом отвечать и получать отметки

25 фактов об Александре Невском: жизнь между молотом Запада и наковальней Востока

Фактически повседневная жизнь любого человека, вне зависимости от его имущественного или общественного положения, это постоянный выбор меньшего из двух зол. Тащиться на ненавистную работу или попить пивка, сидя у телевизора. Бороться за карьерное повышение с солидной прибавкой к зарплате или остаться на старом месте в сложившемся коллективе. Присоединить Крым, зная, что по головке за это не погладят, или закрыть глаза на весьма возможную гибель тысяч соотечественников.

В череде таких выборов прошла и жизнь Александра Невского (1220 — 1263). Русский князь постоянно стоял перед тяжелейшими дилеммами. С запада накатывали рыцари Креста, которые и своих же единоверцев казнили тысячами. На востоке постоянно дежурили степняки, которые не грабили Русь только тогда, когда знали, что русские ещё особо не расплодились, да и взять у них пока особо нечего.

Поступки Александра Невского, его политика, если рассматривать каждый случай отдельно от общего контекста, дают повод для критики и вопросов стороннику практически любой точки зрения, от западников до патриотов. Почему это он громил разнообразных носителей европейской цивилизации и тут же ехал на поклон в Орду? А почему он с помощью кнута, а иногда и меча, переписал новгородцев и заставил их платить дань? Ведь Новгород, как подчёркивают критики, никогда не был захвачен татарами! А нехороший Александр, вместо того, чтобы сдать город чужакам, которые просто уничтожили бы оплот русской демократии, заплатил татарам дань. Теперь потомки тех новгородцев, которые при первой опасности звали на помощь любого более или менее серьёзного князя, чтобы тут же выгнать его по исчерпании опасности, рассказывают, как мужественно отцы боролись за демократию, сиречь, за право никому, никогда ничего не платить И при этом получать воинскую защиту.

Прижизненных портретов с Александра Невского не писали, поэтому чаще всего князя представляют в образе героя Николая Черкасского в фильме «Александр Невский»

Политика Александра Невского отличалась исключительным прагматизмом. Где нужно — терпеть. Где возможно — договориться. Где нужно воевать — бить так, чтобы соперник уже не поднялся. Победу на Чудском озере Александр организовал за 100 с лишним лет до распиаренных сражений под Креси и Пуатье, после которых рыцарей-железных дровосеков высокой степени знатности простолюдины гоняли по Европе дрекольем и тряпками разной степени свежести. Заставляет жизнь ради выживания народного склонить шею перед ратью восточных тысячников — придётся. Вряд ли думал Александр о своём будущем месте в истории. Минимум половину своей недолгой жизни суждено ему было провести в бесконечных путешествиях с Запада на Восток. Да ещё и в ставке ханов нужно было посидеть когда месяц, а когда и год. Положение иной раз обязывало, а когда и требовало рисковать жизнью ради подвластных земель.

Читайте также:
19 интересных фактов о Васнецове

1. Уже детство княжича Александра, сына беспокойного князя Ярослава Всеволодовича и внука Всеволода Большое Гнездо, показало — спокойной жизни мальчику ждать не приходится. Не успели маленького Александра постричь — посвятить в воины — как на востоке Русская рать потерпела оглушительное поражение в битве на Калке, а с запада на Русь вторглись цивилизаторы с крестами на плащах. Наступал один из тяжелейших периодов русской истории.

2. Александр познал прелести демократического правления уже в возрасте восьми лет, когда им с братом в сопровождении дядьки-воспитателя пришлось спешно бежать из Новгорода. В городе началось очередное стихийное волеизъявление народных масс с сопутствующими убийствами сначала «княжих людей», а потом своих, новгородцев, из тех, кто побогаче. Волнения были вызваны голодом. Новгородцы не удосужились ни делать запасы зерна, хотя через Новгород его возили миллионами пудов, ни охраной коммуникаций — стоило лихому люду или интервентам перекрыть пару путей снабжения, как в Новгороде начинались проблемы. Причём случай это был далеко не первый и не последний, но денег нанятым князьям выдавали мало и только в случае очевидной опасности.

На переднем плане — процесс демократического волеизъявления в Новгороде

3. Ярослав не особо торопился с обучением Александра — тот был младшим сыном, и основное внимание уделялось как раз Фёдору. Однако в возрасте 11 лет, перед самой своей свадьбой (княжичей женили очень рано, дабы создавать и укреплять династические связи) Фёдор умер, и 10-летний Александр стал «наследником престола».

4. Самостоятельная деятельность Александра началась в 16 лет, когда отец назначил его наместником Новгорода. До этого времена юноша успел поучаствовать в походе на северо-запад, в ходе которого войско Ярослава разгромило отряд рыцарей, неосмотрительно выдвинувшийся слишком далеко на юг. Кроме того, княжеская дружина разгромила несколько литовских разбойничьих шаек. Боевое крещение Александра состоялось ещё до получения власти.

5. Во время похода 1238 года монголо-татарское войско не дошло до Новгорода чуть более 100 километров. Город и Александра спасли распутица и боязнь захватчиков слишком далеко отрываться от баз снабжения — в районе Новгорода, как известно, хлеб практически не растёт. Город снабжался съестным с юга. Реши кочевники двигаться дальше на север, Новгород, скорее всего, был бы взят и разграблен, что ранее случилось с Рязанью и Владимиром.

Вторжения монголо-татар. Дуга на севере — их максимальное приближение к Новгороду

6. 1238 год стал катастрофическим не только для Руси, но и для клана потомков Всеволода Большое Гнездо. Очень многие князья погибли и были угнаны в плен. Отец Александра Ярослав стал Великим князем Владимирским, а юноша в довесок к Новгороду получил ещё Тверь и Дмитров.

7. В возрасте 19 лет Александр женился на дочери полоцкого князя Брячеслава Александре. Впоследствии у супругов-тёзок родились четыре сына и дочь. Заодно со свадьбой князь основал крепость на реке Шелонь, защищавшую путь в Новгород с запада.

8. Свою первую самостоятельную военную победу Александр одержал 15 июля 1240 года. Внезапное нападение на интернациональное войско, возглавляемое шведами, позволило новгородцам и княжеской дружине полностью разгромить врага в месте слияния Невы и Ижоры. Пока конница Александра вела сражение с частью шведов, русские пехотинцы смогли пробиться к кораблям врага и не позволить располагавшимся на них рыцарям высадиться на берег. Дело закончилось классическим разгромом противника по частям. Едва успев вернуться в Новгород, Александр узнал, что ливонцы воспользовались предательством некоторых псковичей и захватили город. Когда князь снова стал собирать войско, этому воспротивились бояре, не желавшие нести новые расходы. Александр, недолго думая, сложил свои полномочия и выехал в Переяславль.

9. Отдельного упоминания заслуживает в связи с разгромом шведов некий воевода Биргер. Получивший тяжёлое ранение в лицо шведский полковник шустро удрал с поля боя, предоставив летописцам живописать свои подвиги. При всём уважении к Биргеру главный его подвиг, по мнению демократических историков, заключается в том, что его на Неве не было. Иначе Александру Невскому бы уж точно…

10. Самостоятельность Новгорода продолжалась около полугода. Прослышав о том, что творили крестоносцы в Пскове, новгородцы, видимо, решили, что демократия это хорошо, но свобода дороже. Они снова призвали Александра на княжество. Князь принял предложение только со второй попытки, и новгородцам пришлось раскошелиться. Зато в ходе стремительного похода 1241 года Александр разгромил рыцарей, захватил и уничтожил крепость Копорье чем значительно деморализовал крестоносцев. В этом походе проявилась ещё одна черта полководческого таланта Александра Невского: рыцарей он атаковал, как сейчас сказали бы, на этапе развёртывания, не дав командованию врага разобраться с постоянно поступавшими подкреплениями.

11. Суббота 5 апреля 1242 года стала знаменательным днём российской истории. В этот день русское войско под командованием Александра Невского начисто разгромило псов-рыцарей. И снова победа относительно малой кровью была достигнута за счёт полководческого искусства. Александр грамотно расположил пешие полки и засадную кавалерию. Когда знаменитый рыцарский клин-свинья увяз в порядках пехотинцев, на него набросились со всех сторон. Впервые на полях сражений Европы было организовано тактическое окружение врага и преследование той его части, которая не попала в «котёл». Сражение окрестили Ледовым побоищем.

12. Окончательно Александр утвердился в роли правителя после того, как его ратники нанесли два тяжёлых поражения литовцам. К 1246 году Новгород избавился от всех опасностей, кроме ордынской. Его неоднократно вызывал в Орду, но Александр тянул время. Скорее всего, он ждал посланцев Папы Римского. Те прибыли в Новгород летом 1248 года. В письме понтифик предлагал Александру и Руси перейти в католичество, взамен не обещая практически ничего. Александр отверг предложение Папы. Ему оставалось только ехать в Орду.

13. В ставке Батыя Александр чудом избежал казни. В знак покорности все посетители Батыя должны были пройти между двух идолов и четырежды пасть на колени, увидев Батыя. Александр отказался пройти между идолами. На колени он становился, но при этом постоянно повторял, что становится на колени не перед Батыем, а перед Богом. Батый убивал князей за гораздо меньшие прегрешения. Но Александра он простил и отправил в Каракорум, где тот получил ярлык на Киев и Новгород.

14. Сведения о том, что Батый сделал Александра своим приёмным сыном, следует, скорее всего, оставить на совести распространявшего их Николая Гумилёва. С сыном Батыя Сартаком Александр побрататься мог — тогда это было в порядке вещей — обменялись каплями крови у костра, выпили из одного кубка, вот и братья. Но такое братание никак не означало, что Батый признал русского князя сыном. Во всяком случае, источники об усыновлении молчат.

15. Иногда в жизнеописаниях Александра Невского можно встретить пассажи в духе: «Он никогда не поднимал меч на русского человека» или «Он ни разу не пролил русскую кровь». Это не так. Александр не особо гнушался в выборе средств достижения цели и уж тем более не обращал внимания на национальность врагов. А уж когда большая часть княжеской верхушки сговорилась перейти под руку Папы Римского, Александр немедленно отправился в Орду и привёл с собой войско, вошедшее в историю как «Неврюева рать» — по имени командовавшего татарами воеводы. Рать навела в русских землях порядок методами, соответствующими XIII веку.

Читайте также:
25 интересных фактов о Солженицыне

16. Великим князем Александр стал по протекции Батыя. В тот момент замыслов Александра не понял и не принял никто, кроме митрополита Кирилла. Даже родные братья пошли против старшего. Князья занимали странную и бесперспективную позицию: покоряться Орде нельзя, а воевать с ней невозможно. Брат Александра Андрей патетически восклицал, что лучше уж уйти за границу, чем терпеть татар. Терпеть татар всё равно пришлось, а патетика Андрея была оплачена жизнями воинов, да имуществом, которое награбили татары.

17. Одним из самых противоречивых поступков Александра считается «Татарское число» — перепись населения. Против были все: от последнего холопа до князей. Александру пришлось действовать жёстко, а в Новгороде так и жестоко. Сопротивление переписи больше напоминало плач по волосам на снятой голове — раз уж придётся платить налоги, пусть эта процедура будет иметь хоть какие-то рамки, отличающие её от разбойничьего набега. Церковь и её служители от налогов были освобождены.

18. Процесс собирания русских земель начал именно Александр Невский. Он добился от новгородцев признания того, что Великий князь Владимирский автоматически становился новгородским князем. Именно по такой схеме позже действовал Иван Калита.

19. В 1256 году русская дружина совершила выдающийся Полярный поход. Он довольно скупо освещается историками. Видимо, потому, что серьёзных сражений во время похода не случилось — шведы до сих пор были впечатлены русской победой на Чудском озере, поэтому путешествию не мешали. Русская рать беспрепятственно пересекла Финляндию с юга на север и вышла к берегами Моря Лаптевых. Александр демонстрировал — в случае чего, русские на границах не остановятся.

20. В 1262 году Александр Невский совершил свою последнюю поездку в Орду. Он сумел буквально пройти по лезвию ножа — его призвали к ответу за многочисленные бунты и убийства сборщиков дани. Карательная экспедиция была уже готова. Александр сумел не только избежать казни и отмены карательного похода, но и добился того, что сбор дани передавался русским. Кроме того, он отговорил хана от призыва русского войска в ордынскую армию для того, чтобы воевать с Персией. Для решения этих проблем князю потребовался целый год.

21. Александр Невский скончался14 октября 1263 года в Городке недалеко от Нижнего Новгорода. Ходили слухи о том, что его отравили. Похоронили князя во Владимире в Соборе Богородицы. В 1724 году Прах Александра Невского перезахоронили и Александро-Невском монастыре в Петербурге.

22. Канонизировать Александра Невского предложил Иван Грозный в 1547 году на церковном Соборе, который называют Стоглавым.

23. Историки часто сравнивают Александра Невского с Даниилом Галицким. Мол, второй перешёл в католичество, стал настоящим королём, проложил путь в Европу. Правда, и сотни лет не прошло, как о Галицко-Волынской Руси все забыли — её поделили между собой Польша и Литва. Православная вера подвергалась гонениям — католичество оказалось не таким терпимым к другим вероисповеданиям, как монголо-татары. Александр Невский дал толчок к созданию единой, сильной и независимой Руси. Этот процесс занял не одну сотню лет, но Россия сумела его пройти, не отрекаясь от веры предков ради сомнительных преференций от римских понтификов.

24. Память Александра Невского достойно увековечена не только в России, но и в мире. В Болгарии Храм Александра Невского является кафедральным для Болгарской православной церкви. Память русского князя чтят в храмах Туркмении и Латвии, Польши и Сербии, Грузии и Израиля, Франции и Дании. С 2016 года подводные просторы бороздит подводная лодка К-550 «Александр Невский». Орден Александра Невского является единственной государственной наградой, существовавшей в царской России, Советском Союзе и нынешней Российской Федерации. Именем Александра Невского названы улицы по всей России. Полководцу посвящены сотни произведений искусства. Возможно, самыми знаковыми из них (с поправкой на время создания) можно считать кинокартин у Сергея Эйзенштейна «Александр Невский» и портрет князя кисти Павла Корина, написанный в 1942 году в тяжелейшее время блокады Ленинграда.

25. Александр Невский вряд ли когда-либо произносил фразу «Кто к нам с мечом придёт — от меча и погибнет!» Её вложил в уста персонажа фильма Сергей Эйзенштейн, написавший сценарий к собственному фильму. Схожие фразы неоднократно встречаются в Библии. Похожая поговорка была популярна и у древних римлян.

10 фактов об Александре Невском

13 мая исполняется 800 лет со дня рождения Александра Невского. Он – один из самых известных и ярких правителей Руси времен княжеской раздробленности, но есть факты о нем, которые вы можете не знать.

1. С 7 лет правил в четырех городах

Александр Невский родился в 1221 году. Он был вторым сыном переяславского князя Ярослава Всеволодовича. Если продолжить династический ряд, то по отцовской линии он был внуком Всеволода Большое гнездо, правнуком Юрия Долгорукого и праправнуком Владимира Мономаха.

Впервые на престол Александр взошел в семь лет, отец посадил его и брата Федора на новгородский трон. После смерти Ярослава Всеволодовича Александр унаследовал переяславский трон (1246 – 1263). На момент смерти в 1263 году он считался великим князем Киевским (1249 – 1263) и Владимирским (1252 – 1263).

2. Первую битву выиграл в 19 лет


ФОТО автора

В XIII веке Русь была окружена несколькими мощными государствами. На Востоке Золотая Орда хана Батыя продолжала грабить города и разорять деревни. На Западе папа римский мечтал обратить славян в католичество и готовил крестовый поход. На Севере – Швеция, король Эрик Шепелявый покушался на торговые суда.

Летом 1240 года шведы решили взять под свой контроль Неву – часть пути «из варяг в греки». Армия примерно в 2000 человек пересекла границы новгородских владений и встала лагерем.

«Князь тщательно проанализировал возможные пути скрытного подхода к шведскому лагерю, – говорит историк Роман Соколов. – Воспользовался этим первоначальным планом и на рассвете внезапным ударом в ходе кровопролитного и достаточно долгого сражения сумел нанести поражение шведам».

На тот момент князю было всего 19 лет.

3. Александр не был Невским

Если бы сейчас кто-то изобрел машину времени, отправился в Россию XIII века и спросил людей: «Кто такой Александр Невский?», те бы не ответили. И дело не в том, что гуглить не умели, а в том, что «Невским» Александра начали называть только в XV веке. Для современников он был Александром Храбрым. Так его стали называть после нескольких победных сражений.

4. Точное место ледового побоища


ФОТО автора

Александра Невского в истории знают по двум крупным сражениям. Невская битва и Ледовое побоище. Оно состоялось в апреле 1242 года на Чудском озере. В Новгородских летописях есть более точное место: «за Узьменью, близ вороньего камня», но вот где находится этот камень, историки долгое время не знали.

Читайте также:
Из жизни великих - Интересные факты

В 1962 году Академия наук СССР организовала экспедицию в Псковскую область, чтобы выяснить точное место сражения. Историки работали несколько сезонов: проводили раскопки, изучали летописи, местные легенды. Так, например, узнали, что уровень Чудского озера за 800 лет поднялся на 2,5 метра.

«Была сложность именно в том, что невозможно было первоначально найти вороний камень, потому что все искали какой-то валун, таких просто нету, их геологически не может быть, – говорит историк, участник экспедиции Владимир Потресов. – А в русских говорах под словом «камень» часто понимается «скала» или «отдельно стоящий утес», чем это и оказалось на самом деле».

Теперь с вероятностью в 90 % нам известно место Ледового побоища.

5. Мифы и реальность про Ледовое побоище

Вокруг Ледового побоища сложились десятки мифов. Большинство из них появилось благодаря киношникам. В 1938 году режиссер Сергей Эйзенштейн снял фильм «Александр Невский» с актером Николаем Черкасовым в главной роли.


Скриншот из х/ф «Александр Невский», 1938 г. Мосфильм, реж. С. Эйзенштейн

Владимир Потресов опровергает три самых распространенных заблуждения:

– Судя по фильму Эйзенштейна, в битве принимали участие десятки тысяч человек с обеих сторон. Сколько воинов было на самом деле?

Точных данных не существует. В первой половине прошлого века назывались очень неправдоподобные цифры в десятки тысяч человек с каждой стороны. Сегодня же большинство историков сходятся на цифре примерно 2-3 тысячи человек в войске Александра и несколько, возможно меньше, а возможно столько же со стороны рыцарского войска.

– Самый, пожалуй распространенный миф: Невский победил потому, что рыцари утонули…

– Ну не правда это! Во-первых, оба войска частично были на конях. Обмундирование и вооружение у противников было примерно одинаковое, по весу уж точно. Антропометрически воины тоже были примерно одинаковыми. Так почему же тогда русские не утонули, а немцы утонули? Во-вторых, толщина льда составляет здесь примерно от пятидесяти до восьмидесяти сантиметров. Мы собрали достаточно представительную статистику, во время экспедиции работали климатологи. Они доказали, что зима в 1242 году была крепкая. К тому же, даже местные жители говорят, что им иногда в начале апреля не хватает метрового бура для того, чтобы просверлить лед на Чудском озере.


ФОТО автора

– А сколько человек погибло? Наши источники дают одну цифру, западные – другую.

Согласно Новгородским летописям, на побоище «погибло чуди без числа» – это местный народ. 400 немцев и еще 50 были взяты в плен. Ливонские источники утверждают: погибло максимум 20, еще пятеро попали в плен. И тут дело как раз в том, что за людей, если так можно сказать, за воина принимали только рыцаря, а его свиту – не считали. Она могла быть и 200 человек.

– Также в Ливонских хрониках пишут, что умирающие падали на траву… Какая трава, апрель месяц?

– Дело в том, что в немецком языке, в старогерманском языке существует такое идиоматическое выражение – «упасть на траву». Оно означает умереть, погибнуть. Все это не дословно, конечно.

6. Александр Невский ладил с Ордой

Александр Невский понимал, что сил сражаться с Золотой Ордой хана Батыя у его войска нет. Поэтому согласился стать его вассалом: платил ему дань, брал ярлык – своего рода разрешение на княжение. За это монголы не совершали набеги на Новгород.

Историк Роман Соколов видит в этом победу: «Александр Ярославович проявил достаточно сильную политическую волю: ему пришлось переступить через себя, через свою гордость, но он добился от новгородцев разными средствами, в том числе и жесткими средствами, того, что и Новгород эту политику принял. Это было сложно, это было тяжело, но это был единственный путь для того, чтобы пережить вот эти страшные десятилетия».

7. Александр стал Алексеем

Великий князь Александр Невский умер в 1263 году по пути из Золотой Орды. Перед смертью он принял схиму – то есть, по сути, стал монахом, получил новое имя – Алексей. Его похоронили во Владимире, но в 1724 году по приказу Императора Петра Первого мощи Александра Невского перенесли в новую столицу – Санкт-Петербург. Князь стал небесным покровителем города.


ФОТО автора

8. Иконография Александра Невского

Иконография князя Александра Невского в истории менялась не раз. До начала XVII века его изображали в обличие монаха. Но когда наступила Смута, образ изменился. Негласно, конечно. Народу нужен был защитник и справедливый правитель, Александра Невского стали писать как великого князя: в дорогих горностаевых шубах, покрытой золотом одежде… При Петре Первом новая трансформация – святой стал больше походить на императора.


ФОТО автора

Образ Невского – воина появился только в ХХ веке, с началом Великой Отечественной войны. Таким его изображают и на современных иконах.

«Но есть во всех изображениях общие черты, – говорит заведующий иконописной реставрационной мастерской св. Иоанна Домоскина в Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре Дмитрий Мироненко. – Конкретные иконописные подлинники, их 4 или 5, в разной транскрипции, разных регионов, но все одно и то же пишут: мощный, крепкий человек, облаченный в схиму, с кудреватыми волосами и с «бородою аки козьмина».

Вот это и является отправной точкой.

9. Крестный ход

Каждый год 12 сентября в Санкт-Петербурге проходит крестный ход в честь перенесения мощей святого благоверного князя Александра Невского. Тысячи человек с иконами и заменами в руках идут по перекрытому Невскому проспекту.


ФОТО автора

«Люди приезжают из Пскова, Новгорода, из разных государств – Беларуси, Украины, Финляндии. И важно то, что в Александро-Невской лавре всегда, каждый божий день можно приложиться к нетленным мощам святого благоверного великого князя Александра Невского», – рассказывает помощник благочинного Свято-Троицкой Александро-Невской лавры иеромонах Прокопий.

10. Ордена Александра Невского

Александра Невского почитает не только церковь, но и государство.

В 1724 году по приказу Петра I был учрежден «Орден Александра Невского». Но император умер и не успел никому его вручить. Первые награды вручала уже Екатерина I. При каждом новом правителе дизайн немного менялся. Сейчас в Эрмитаже хранится целая коллекция орденов. Они разного размера, сделаны из разного материала, на некоторых даже нет изображения великого князя.

«До времени Павла статута не было вообще этого ордена, – говорит Лидия Добровольская, заведующая сектором нумизматических памятников стран Европы и Америки Отдела Нумизматики Государственного Эрмитажа. Были проекты, известные по архивным документам,проекты времени Елизаветы Петровны. Но опять же там заслуг конкретных не записано, не оговорено. И вручались они, так сказать, по усмотрению императора».


ФОТО автора

Во время Великой Отечественной войны в СССР орден Александра Невского был вновь учрежден. Его вручали командирам Красной армии за личную отвагу, мужество и храбрость. Это было невообразимое решение: воссоздать орден православного святого в стране, где от религии избавлялись как от дремучего пережитка.

«Поскольку иконография, которая сложилась в изображении святого, не устраивала учредителей нового ордена, создателей, за основу был взят образ, созданный в фильме «Александр Невский» нашим выдающимся актером Николаем Черкасовым», – рассказывает Лидия Добровольская.


ФОТО автора

В 2010 году в новой России восстановили «Орден Александра Невского» в том виде, каким он был до Октябрьской Революции. Историк Георгий Вилинбахов – государственный герольдмейстер и заместитель директора Государственного Эрмитажа по научной работе, участвовал в написании статута ордена:

«При обсуждении вопроса о том, каким образом этот орден должен быть использован, за что им будут награждаться, так же, как и тот орден, который существовал до революции, этот орден дается как за гражданские, так и за военные заслуги. То есть он не носит такой чисто военный характер, как носил орден Александра Невского в советское время».

Мемория. Аполлон Майков

4 июня 1821 года родился поэт Аполлон Майков

Читайте также:
23 интересных факта о Шаляпине

Личное дело

Аполлон Николаевич Майков (1821-1897) родился в Москве в дворянской семье. Отец Николай Аполлонович Майков был художником, мать Евгения Петровна – писательницей. В доме Майковых частыми гостями были художники, литераторы, музыканты. В семье было пятеро детей, все – мальчики. Летом Аполлона отправляли в имение бабушки в Подмосковье — в деревню Чепчиха (вблизи нынешнего Солнечногорска).

В 1834 году семья переехала в Петербург, где старшим братьям, Аполлону и Валериану, преподавал на дому латинский язык и русскую словесность писатель Иван Гончаров. Писать стихи Аполлон начал очень рано – дебютом 13-летнего поэта стало стихотворение «Орел», опубликованное в «Библиотеке для чтения» в 1835 году.

В 1837 году Майков поступил на юридический факультет Петербургского университета, охотно и много занимался историей Древней Греции и Рима, изучал латинский язык и римских поэтов. Вначале он сильно увлекался живописью, мечтал о карьере живописца, но лестные отзывы Плетнева и Никитенко о его первых поэтических опытах и слабое зрение побудили его посвятить свою жизнь поэзии.

Еще два стихотворения – «Сон» и «Картина вечера» – появились в «Одесском альманахе на 1840 год». А уже в 1842 в Петербурге вышла первая книга «Стихотворения Аполлона Майкова».

Получив за эту книгу «по высочайшему повелению» Николая I тысячу рублей на путешествие в Италию, юноша в том же 1842 году уехал за границу. Побывав в Италии, Франции, Саксонии и Австрийской империи, вернулся в Петербург в 1844 году. Результатом этой поездки стали опубликованные в 1847 году «Очерки Рима» и кандидатская диссертация о древнеславянском праве. По возвращении в Россию Майков служил в Министерстве финансов, затем помощником библиотекаря Румянцевского музея до перенесения его в Москву.

Поэмы, баллады, лирические драмы и другие стихи Аполлона Майкова принесли ему немалую популярность. Он начал постоянно вращаться в «высшем» литературном обществе – его друзьями были Белинский, Некрасов, Тургенев и многие другие писатели и поэты. Печатался Майков в основном в «Отечественных записках», даже после того, как Некрасов увел множество талантливых авторов в возглавленный им журнал «Современник».

Либеральные настроения Майкова 40-х годов (поэмы «Две судьбы», 1845, «Машенька», 1846) со временем сменились консервативными взглядами (стихотворение «Коляска», 1854), славянофильскими и панславистскими идеями (поэма «Клермонтский собор», 1853); в 60-е годы творчество Майкова подверглось резкой критике со стороны революционных демократов. Претерпела изменения и эстетическая позиция Майкова: кратковременное сближение с натуральной школой уступило место активной защите «чистого искусства».

В последние годы жизни был действительным статским советником. После 1880 года Майков стихов практически не писал, сосредоточившись на госслужбе, где добился значительных успехов – дослужился до чина действительного статского советника, что по табелю о рангах соответствовало генерал-майору. С 1882 года — председатель Комитета иностранной цензуры. В творческом плане он занимался уже только правкой своих произведений для подготовки собрания сочинений.

27 февраля 1897 года поэт вышел на улицу слишком легко одетым и простыл. 20 марта 1897 года Аполлон Майков скончался. Похоронен на кладбище Воскресенского Новодевичьего монастыря в Санкт-Петербурге.

Чем знаменит

Имя Аполлона Майкова выглядит не слишком ярким на фоне плеяды блестящих поэтов XIX века, хотя Владимир Соловьев и называл его «одним из главных поэтов послепушкинского периода».

Майков не был самым выдающимся среди современников, и творческое наследие его не столь обширно. Однако созданные в 1854—1858 годах стихотворения Майкова о русской природе стали хрестоматийными: «Весна! Выставляется первая рама», «Летний дождь», «Сенокос», «Ласточка», «Нива» и другие. Многие стихотворения Майкова были положены на музыку, в том числе такими крупными композиторами, как Н. А. Римский-Корсаков и П. И. Чайковский.

В лирике Майкова часто встречаются образы русской деревни, природы, русской истории. Но немалая часть его творчества была посвящена античному миру, который он изучал большую часть своей жизни. Кроме поэмы «Два мира» из крупных произведений Майкова заслуживают интереса также «Странник» (превосходно воспроизводящий понятия и язык некоторых русских сектантских течений), «Княжна» и «Брингильда».

Интересно, что литературное имя Майков приобрел среди современников как раз стихотворениями «в антологическом роде», а его стихи о природе тогда рассматривались как «второстепенные», но именно они в итоге и вошли в историю литературы.

О чем надо знать

Майков немало занимался и переводами. В течение четырёх лет переводил в поэтической форме «Слово о полку Игореве» (окончен в 1870 году). Это стихотворное переложение «Слова…» и доныне остается одним из лучших литературных его переводов.

Переводил произведения таких поэтов, как Гейне, Мицкевич, Гёте. Перевел IV—X главы «Апокалипсиса» (1868). Также занимался переводами народного поэтического творчества Белоруссии, Греции, Сербии, Испании и других стран.

Прямая речь

Не может быть! не может быть!

Она жива. сейчас проснется.

Смотрите: хочет говорить,

Откроет глазки, улыбнется.

Меня увидит, обоймет

И, вдруг поняв, что плач мой значит,

Ласкаясь, нежно мне шепнет:

“Какой смешной! о чем он плачет. “

Но нет. лежит. тиха, нема,

А. Майков на смерть дочери (23 апреля 1866)

«Это стихотворение, без подписи знаменитого, или, по крайней мере, знакомого имени, поразило нас до того, что мы перенесли его на страницы своего журнала при громкой похвале и потом, с неослабевшим энтузиазмом, припомнили его через четырнадцать месяцев;

Когда ложится тень прозрачными клубами

На нивы желтые, покрытые скирдами,

На синие леса, на влажный злак лугов;

Когда над озером белеет столп паров,

И в редком тростнике, медлительно качаясь,

Сном чутким лебедь спит, на влаге отражаясь, —

Иду я под родной, соломенный свой кров,

Раскинутый в тени акаций и дубов,

И там, с улыбкой на устах своих приветных,

В венце из ярких звезд и маков темноцветных,

И с грудью белою под черной кисеей,

Богиня мирная, являясь предо мной,

Сияньем палевым главу мне обливает

И очи тихою рукою закрывает,

И, кудри подобрав, главой склонясь ко мне,

Лобзает мне уста и очи в тишине (стр. 9).

Это именно одно из тех произведений искусства, которых кроткая, целомудренная, замкнутая в самой себе красота совершенно нема и незаметна для толпы и тем более красноречива, ярко блистательна для посвященных в таинства изящного творчества. Какая мягкая, нежная кисть, какой виртуозный резец, обличающие руку твердую и искушенную в художестве! Какое поэтическое содержание и какие пластические, благоуханные, грациозные образы!».

Читайте также:
17 интересных фактов о Чарльзе Буковски

В. Г. Белинский о творчестве Аполлона Майкова (1841 год)

«По главному своему содержанию, поэзия Майкова определяется, с одной стороны, древнеэллинским эстетическим миросозерцанием, с явно преобладающим эпикурейским характером, с другой – преданиями русско-византийской политики. Темы того и другого рода, хотя внутренне ничем не связанные между собой, одинаково дороги поэту. Как на второстепенный мотив, заметный более в первую половину литературной деятельности Майкова, можно указать на мирные впечатления русской сельской природы, которым поэт имел особенные удобства отдаваться, вследствие своей страсти к рыболовству. Как на второстепенный мотив, заметный более в первую половину литературной деятельности Аполлона Майкова, можно указать на мирные впечатления русской сельской природы, которым поэт имел особенные удобства отдаваться, вследствие своей страсти к рыболовству. Аполлон Николаевич сразу приобрел себе литературное имя стихотворениями “в антологическом роде”, из которых по ясности и законченности образов выдаются: “Сон”, “Воспоминание”, “Эхо и молчание”, “Дитя мое, уж нет благословенных дней”, “Поэзия”; выше всяких похвал в своем роде “Барельеф”».

Вл. Соловьев о поэзии Майкова

«Вместе с Полонским и Фетом Майков составил ту известную триаду поэтов, которая выступала с лозунгом «искусство для искусства». Группа эта находилась на правом фланге тогдашней литературы и составляла нечто вроде штаба поэтического отряда крепостников, не желавших без боя сдавать позиции развивающемуся капитализму, в особенности же озабоченных ростом революционно-демократического движения».

Литературная энциклопедия. 1929—1939.

6 фактов об Аполлоне Майкове

  • Фамилия «Майков» произносится с ударением на первый слог
  • Майков был женат на Анне Ивановне, урожденной Штеммер. Свадьба состоялась в 1852 году. У них было четверо детей: три сына – Николай, Владимир и Аполлон и дочь Вера, умершая в 10-летнем возрасте.
  • В 1953 году Майков был избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук.
  • Любимым занятием Майкова была рыбалка.
  • Майков был влюблен в историю, особенно античную. Он не раз бывал за границей – в основном в Италии и Греции. По словам критика В.Г. Белинского, Майков «смотрит на жизнь глазами грека».
  • Братья Аполлона Майкова – Леонид, Валериан и Владимир – также стали широко известными в литературном мире людьми, хотя и в разных направлениях (критика, библиография, переводы и проза).

Материалы об Аполлоне Майкове

14 интересных фактов об Аполлоне Майкове

«В мае родятся майские жуки, майоры и поэты à la Майков». Так в своем юмористическом календаре отметил А. П. Чехов.

Майкова забывали долго, оставляя все меньше места в детских хрестоматиях его стихам о природе-погоде. Стихотворение «Кто он?», посвященное Петру Первому, видоизменяясь , прорастало в школьном каноне почти целый век до конца 1940-х. Сейчас учителям совсем не до Майкова. Он, несмотря на свое многописание и литературное долгожительство, заметность и значимость, все-таки довольно быстро стал тенью, выцвел, «прошел мимо», не задев, и «мимо него» прошли, пропустив. При этом его стихи знали наизусть, их охотно переписывали в альбомах, и они благодатно растворились в национальной коллекции романсов.

Сейчас к 200-летнему юбилею назидательно реанимируются его мотивы патриотической любви к отечественной истории. Однако след Майкова и его «состав» интереснее. «Состав» — это и он сам, и семейные предания, родовые почва и корни, дружбы-разрывы, устойчивая майковская аура в культуре. Майков довольно рано — еще в середине XIX века — воспринимался, с одной стороны, как продолжение Пушкина и пушкинского, а с другой — как скрещение нескольких «литературных тел», симбиоз нескольких фигур.

Н. А. Некрасов писал: «Всякий живет сибаритом. / Майков, Полонский и Фет — / Подступу к этим пиитам, / Что называется, нет!». В результате такого срастания поэтических организмов сработал «клей», собравший имена. Получалось нечто майковофетополонское, китоврас, у которого туловище, голова, конечности могли меняться местами. И такой образ закреплялся не только благодаря карикатурам и вивисекциям лихой журнальной сатиры 1860-х, но и вследствие стечения обстоятельств, контекстов, закономерностей литературной среды в ту давнюю пору, а самое главное — удивительным природным свойствам майковской поэзии. Прочитав одно из стихотворений, Достоевский откликнулся: «Бесподобно. И откуда Вы слов таких достали!»

В самом деле, откуда это майковское слово? Пусть утратившее свою силу, но все равно чем-то волнующее?

В 1888 году широко отмечалось пятидесятилетие пребывания Майкова в литературе. Фет славословил в двух тональностях, написав два посвящения. Одно — торжественное: «Пятьдесят лебедей пронесли / С юга вешние крики в полесье / Майков медь этих звуков для нас / Отчеканил стихом-чародеем, / Полстолетия Русь осыпал / Драгоценных стихов жемчугами?»

Другое — шуточное: «Как привлечь к себе вниманье, / В этот миг прервав молчанье, / И того хвалить судьбу, / Кто торжественному звуку / Дал тимпан гремящий в руку / И старинную трубу? / Нет, бессильными стихами / Громогласного меж нами / Петь певца я не берусь, / Что в одежде пышной грека / Звонкой лирою полвека / Изумляет нашу Русь. »

Публичные поздравления Фета, однако, сопровождались эпистолярным шипением и жалобами Полонскому: «Все время напрасно мучаюсь, выдавливая из себя хотя бы восемь юбилейных стихов в честь Майкова, и вижу, что я в этом случае более всего похож на бесплодного мула». В зеркале юбилейного чествования отразились главные свойства литературной манеры Майкова: в глазах современников он — потомственный обитатель Олимпа, коренной «парнасец», мастер «костюмированной» поэзии, овладевший высоким искусством воссоздавать картины ушедших времен.

Когда Майков готовил свои первые сборники, он располагал стихи не по хронологии, а по разделам. Время в них словно бы застыло. Менялись места, эпохи, увлечения. Но такие композиции — тематические «комнаты» — сохранились позднее во всех изданиях. И в этом майковская органика. Ясный пластический почерк стихов — лекарство от туманной мечтательности — сложился еще в юности и не менялся до конца.

С 1842 по 1844 гг. Майков, закончив университет, получил карт-бланш на продолжение образования в виде императорской стипендии и отправился в Европу, где в Париже слушал лекции, а в Риме предавался кутежам в русской художественной богеме, рисовал, дышал искусством. Крепкий эпикурейский настой цикла «Очерки Рима» (1847) отозвался через 12 лет в стихотворных зарисовках «Неаполитанского альбома» (1859). Корвет, на котором плыл Майков в составе участников морской экспедиции, задержался в Неаполе. «Море и воздух Неаполя, — писал он, — не изменятся с переменою правительств и не перестанут производить веселое и светлое расположение духа в человеке. »

Италия, греки и римляне для Майкова — мера мер, постоянная величина. Говорили, что на его циферблате нет стрелок. Или, вернее, так: часы остановились и показывают одно и то же время, хотя слышен бой и колебания маятника. Самое ядро этого застывшего стихового вещества — лирическая драма «Три смерти» про столкновения эпикурейства и стоицизма. Этот греко-римский вирус с конца 1840-х всю жизнь не отпускал Майкова и, снова и снова прорастая в античных метаморфозах, побудил еще один «гибельный» сюжет: в поэме «Смерть Люция» гримасы речевых масок представляли сцену умирающего Рима, позднее растворенную в трагедии «Два мира», где в римских катакомбах рождалось христианство. «Свечечкой, свечечкой, / Зрячий, от слепенькой /В путь запасись!»

От «Трех смертей» дорога в 1850, 1860, 1870-е. «Два мира» продолжал переделывать еще в 1882-м. Публика не поняла и не принимала такую монотонность и приверженность одной идее. И как бы Майков ни пытался оправдать свои намерения уйти от бесплотности и дать живые портреты христиан со своими биографиями, все равно язычество получилось сочнее и убедительнее, а капитальное здание, возводимое всю жизнь, обернулось неудачей. Исключение составляли немногие. Среди поклонников — друг Дмитрий Менделеев, который считал, что в этих образах много лучше, чем в его систематических соображениях, можно почувствовать причину гибели латинско-классического мира.

Читайте также:
Советский футболист убил вратаря-обезьяну

Мудрец отличен от глупца
Тем, что он мыслит до конца.
И вот — я долго наблюдаю
И нахожу, что смерть разит
Всего скорее аппетит.
Я целый час жую, глотаю,
Но всё без вкуса — и не сыт.
Вина попробуем! Быть может.
Живая Вакхова струя
Желудок дремлющий встревожит.
Ну, кто же пьет со мной, друзья?
Лукан. да ты как в лихорадке!
В Сенеке строгий стоицизм
Давно разрушил организм!
И если вы в таком упадке —
Не мудрено, что в этот час
Мой здравый разум бесит вас!

К слову сказать, Майкова благосклонно принимали и почитатели, и критики, называли «душкою» за компанию с Полонским. К нему даже Писарев был нежно-благосклонен, ценил «проповедь гармонического наслаждения жизнью». Пожалуй, только один раз майковское выступление вызвало общее негодование. Во время Крымской войны в эпидемии патриотической риторики его голос начал пафосно фальшивить. «Теперь не служит стих мне праздною забавой: / Он рвется из души как отклик боевой / На зов торжественный отечественной славы. ». В сборнике «1854 год. Стихотворения А. Н. Майкова» критики увидели «задний двор русской литературы» (А. В. Дружинин). Майков болезненно пережил публичную неприязнь и с тех пор воздерживался изменять своей роли: «Я всегда люблю смотреть на события с высоты птичьего полета. и рассматривать каждый факт как историческое явление. Вследствие этого я не мог и не могу встать сам ни в каком лагере. Да поэту, ей-богу, и не следует, ибо поэт. уж никак не уличный боец».

Античность, Рим, Древняя Русь, перевод «Слова о полку Игореве, природа и погода безопасны. «Как будто путешествовал он в язычество, в дальние психологии. » (Юрий Айхенвальд). «Как будто путешествовал. ». Не всерьез и в этом суть. Миру Майкова свойственна «лирическая оседлость». Он неподвижен, хотя в нем калейдоскоп декораций переливается всеми цветами. Это виртуозная имитация, музей «поэтических слепков», муляжей, кунсткамера голосов и стилей. Создатель такого богатства — одновременно трепетный хранитель, архивариус и экскурсовод. Он свободно передвигается между речевыми экспонатами и переходит из одного зала в другой.

Правовед, выпускник Петербургского университета, чиновник министерства финансов, библиотекарь Румянцевского музея, председатель комитета по иностранной цензуре Аполлон Майков и в поэзии сохранял дисциплинированность ученого и холодноватую сдержанность. Сильная близорукость, помешавшая ему в юности всерьез заниматься живописью, сказалась и на всем строе его литературной оптики. Расфокусированность слабого зрения делает изображение расплывчатым, словно бы проступающим сквозь пелену и пыльную оболочку.

Еще в младенчестве любил блуждать мой взгляд
По пыльным мраморам потемкинских палат.
.
Антики пыльные живыми мне казались
И властвуя моим младенческим умом,
Они роднились с ним, как сказки умной няни,
В пластической красе мифических преданий…

Неизменный атрибут майковской иконографии — очки. В юности, зрелости, в старости на портретах и фотографиях запечатлен словно бы один и тот же возраст и аскетичный облик Майкова с чертами семинариста и профессора. Он всматривается, но при этом рассеян. Рассеянное зрение, рассеянное состояние — источник майковского вдохновения и условие творчества.

Люблю я целый день провесть меж гор и скал…
Не думай, чтобы я в то время размышлял
О благости небес, величии природы
И, под гармонию ее, я строил стих.
Рассеянно гляжу на дремлющие воды
Лесного озера и верхи сосн густых,
Обрывы желтые в молчаньи их угрюмом;
Без мысли и ленив, смотрю я, как с полей
Станицы тянутся гусей и журавлей
И утки дикие ныряют в воду с шумом;
Бессмысленно гляжу я в зыблемых струях
На удочку, забыв о прозе и стихах…

Это стихотворение двадцатилетний Майков посвятил матери Евгении Петровне, а через четыре года после завершения Тургеневым цикла «Записки охотника», в 1855-м, он создал «рифму» к ним, по-своему перевел тургеневскую прозу на язык поэтического эпоса.

Идиллия «Рыбная ловля» — одна из узнаваемых «визитных карточек», поразивших современников своей свежей интонаций. Она обращена к литераторам С. Т. Аксакову,‎ Н. А. Майкову, А. Н. Островскому, ‎И. А. Гончарову, С. С. Дудышкину, ‎А. И. Халанскому «и всем понимающим дело». Компания знатоков объединена не только общей страстью, но и тайным знанием творческой сути рыбалки. Недаром в финале прямо сказано об этом: «Искусства нашего непризнанную музу / И грек не приобщил к парнасскому союзу! / Нет, муза чистая, витай между озёр!» Спустя еще три десятилетия уже на закате жизни Майков создал портрет пианиста А. Г. Рубинштейна. Стих, рожденный рыбной ловлей, знает свои корни — связь с той внутренней рассеянностью, что непременно сопутствует многочасовой медитации с удочкой в руках.

Вот он, рассеянный, как будто бы небрежно
Садится за рояль ― вот гамма, трель, намек
На что-то ― пропорхнул как будто ветерок ―
Лелеющий мотив, и ласковый, и нежный…
Вот точно светлый луч прорезал небеса ―
И радость на земле, и торжество в эфире!

Муза Майкова — высокопревосходительная, говаривал Фет. А сам Майков считал ее строгой богиней — не кухаркой, не игрушкой. Его Парнас, «потомственно беломраморный и возвышенно уютный» (М. Л. Гаспаров), помнит свой исток — тихую созерцательность дальнего родственника преподобного Нила Сорского. Он сохраняет печать спокойной замкнутости домашнего наставника Ивана Александровича Гончарова, «держит тон» — соблюдает фамильное благообразие литературного салона — центра литературной жизни Петербурга 1840–1850-х, строгого и аристократически-уравновешенного, изящного, в том числе и по гастрономической части, где умели тонко угостить не только беседой, вкусно поесть и выпить. А сам парнасский житель был похож одновременно и на строгого пророка-апостола в толстых очках, «словно в темном блеске старого золота» (Е. Н. Опочинин), и на чиновника, важного, красивого, сухонького, подобранного, с холодно-умными пронзительными глазами. «Майков читал очень хорошо. В чтении его была та же холодная пронзительность и усмешка. Какой-то одной нежной черточки не хватало его дарованию. » (З. Н. Гиппиус).

Логическая правильность часового механизма нарушалась в редкие минуты потрясений. 4 апреля 1866 года в день покушения на императора Александра II литераторы собрались у Майкова. В комнату вбежал Достоевский.

«Он был страшно бледен, на нем лица не было, и он весь трясся, как в лихорадке.

— В царя стреляли! — вскричал он, не здороваясь с нами, прерывающимся от сильного волнения голосом.

Мы вскочили с мест.

— Убили? — закричал Майков каким-то — это я хорошо помню — нечеловеческим, диким голосом.

— Нет. спасли. благополучно. Но стреляли. стреляли. стреляли.

Мы дали ему немного успокоиться, — хотя и Майков был близок чуть не к обмороку, — и втроем выбежали на улицу». (По свидетельству П. И. Вейнберга).

Статуарность майковского склада, доведенная до отшлифованного абсолюта, предела, изнутри и снаружи изъедена трещинками, и, может быть, поэтому микроскопические разломы на гладкой поверхности, нестыковки — прежде всего речевые — вызывают порой жестокое разочарование, разбивают иллюзии, оборачиваясь досадой и пародией.

Читайте также:
11 интересных фактов о Василии Белове

«Весна! Выставляется первая рама. » Это стихотворение многими поколениями воспринималось как живая струя свежего воздуха. Каково же было жестокое разочарование тех, кто видел задворки майковского Парнаса и другие «места вдохновения»: он долгие годы жил в огромном доме на Садовой, против Юсупова сада. Н. Н. Гнедич в «Книге жизни» пишет:

«Это отвратительное место Петербурга. Весь этот район города переполнен мелкими торговцами, комиссионерами, гешефтмахерами. Они снуют со своими зонтиками, в старых резиновых калошах день и ночь по Вознесенскому и Екатерингофскому проспектам. Рядом Сенная — с тем запахом гниющей зелени и разлагающегося мяса, который присущ всем подобным рынкам. это напоминало отвратительную яму большого города.

Не знаю, почему излюбил это место А. Н. Майков, почему он с любовью смотрел через небольшие окошки, выходящие на улицу, на мутное небо, почему с нескрываемым наслаждением слушал благовест церкви на Сенной, гулко и ровно несущийся к нему в комнаты Великим постом, через форточку, открытую после обеда, чтоб вышел запах постного масла.

А предпоследний стих —

И хочется в поле, в далекое поле, —
Где шествуя сыплет цветами весна! —

ведь имеет прямое отношение к первому Парголову, где Аполлон Николаевич сидел целое лето с удочками и удил рыбу! Поэзия, высокая лирика, антики, религия — все это мешалось с красными червяками, закручивающимися от боли, когда их поэт насаживал на крючки, и обливалось кровью рыб, раздиравших себе горло теми же крючками».

В последние годы Майков писал мало, все больше «полировал и шлифовал. », все больше чувствовал себя Пушкиным и желал для себя только «осень Пушкина в Болдине 1830-го года». Н. Я. Мандельштам вспоминала, как Анна Андреевна и Осип Эмильевич «обменивались любимыми стихами, дарили их друг другу. А с Майковым случилось то, что с Брюсовым: ничего выбрать не удалось. »

В обход магистральных парнасских путей в расщелинах и трещинах майковских поэтических слепков рождалось другое слово, иная фактура.

Где Майков, Мей, и Мин, и Марков, и Миняев,
И Фет, что девам люб?
Полонский сладостный, невидящий Ширяев
И грешный Соллогуб?
Передо мной стоят лишь голые березы
И пожелтевший дуб,
Но нет с кем разделить в бору холодном слезы
И насморк дать кому б!

В этом элегическом мычании А. К. Толстого проглядывает пародийная маска Козьмы Пруткова, для которого «весь Майков и Ко», безусловно, оставался и учителем, и родителем, и дразнящей провокацией, и объединенной анекдотической фигурой, поселившейся в самом центре литературы. «Однажды Гоголь переоделся Пушкиным и пришел в гости к Майкову. Майков усадил его в кресло и угощает пустым чаем. «Поверите ли, — говорит, — Александр Сергеевич, куска сахару в доме нет. Давеча Гоголь приходил и все съел».

Не говори, что нет спасенья: поэт-передвижник Аполлон Майков

Аполлон Майков пережил четырех царей. Александр I о нем не знал да, пожалуй, и знать не мог по причине тогдашнего малолетства будущего поэта. Николай I после дебютного, изданного в 1842 году сборника стихотворений Майкова пожаловал автору тысячу рублей и предоставил отпуск для поездки за границу. Почти два года тот вместе с отцом-художником провел в Европе: в Италии занимался поэзией и живописью, в Париже, Дрездене и Праге слушал лекции по искусству и литературе.

МИЛУЕТ БОГ, А ЖАЛУЕТ ЦАРЬ

Александр II после смерти Федора Тютчева доверил ему Комитет иностранной цензуры. «Мне ничего более не надо: я и умереть хочу, как и Тютчев, в дорогом моему сердцу комитете», — признавался Аполлон Николаевич. А начинал он там младшим цензором и впоследствии на протяжении двадцати трех лет должен был в два дня прочитывать по книге на французском, немецком, испанском или итальянском языке.

Александр III произвел его в тайные советники (сей гражданский чин соответствовал званию генерал-лейтенанта в армии, вице-адмирала — на флоте) и увеличил ему пенсию вдвое: с 1750 до 3500 рублей. Василий Розанов изумлялся тому, что этот тайный советник, как говорили, смиренно ездил по городу в конке.

— Так ли? — переспросил Розанов одного из близких друзей Майкова Николая Страхова.

— О, да! Конечно, в конке. Он же беден.

При любых доходах будешь беден, если в поселке, где у тебя дача, станешь, подобно Аполлону Николаевичу, тратить деньги на новую школу, церковь, богадельню.

Пятый в нашем списке царей, Николай II, принял на себя расходы по его погребению на Новодевичьем кладбище в Петербурге, где покойный в марте 1897 года присоединился к Тютчеву и Некрасову и где позже обрели последнее пристанище Случевский и Фофанов.

Напрасно было бы искать у него упреки и вызовы самодержцам. Он воспевал Петра Великого, восхищался Николаем I, в стихотворении «У гроба Грозного» предоставил царю шанс оправдать собственную жестокость интересами созидаемого им государства. На сей счет литературный критик Юлий Айхенвальд остроумно заметил: Майков воздал «кесарю Богово». А один из самых влиятельных поэтов Серебряного века Иннокентий Анненский подытожил: «Историческая поэзия Майкова есть поэзия исторического оправдания по преимуществу».

Своим родоначальником Майковы числили дьяка великих князей Василия II и Ивана III Андрея Майко. К этому же роду принадлежал и православный святой, основатель скитского жительства на Руси Нил Сорский. Брат прадеда Аполлона Майкова Василий Иванович был известным в екатерининское время поэтом и драматургом. Дед Аполлон Александрович служил директором Императорских театров.

Отец Николай Аполлонович с началом Отечественной войны 1812 года из кадетского корпуса пошел прямиком в корпус Багратиона, дрался в Бородинском сражении, был ранен в ногу навылет. Оправившись от ран, вернулся в свой полк и дошел до Парижа. Оставив службу с чине майора, взялся за живопись, писал этюды с натуры, набил руку на копировании мастеров, трудился над иконами и картинами для церквей. Отсутствие профессионального образования не помешало ему стать академиком живописи. Его старший сын Аполлон потянулся было вслед за отцом, но обострялась близорукость, и с живописи пришлось переключиться на поэзию. Тут явно сказалось влияние матери, которая, сочиняя стихи и прозу, учила сыновей русскому и французскому языкам (последним овладела самостоятельно).

Домашним учителем словесности и латыни стал для мальчика недавний выпускник Московского университета, будущий прозаик Иван Гончаров. По его словам, дом Майковых «кипел жизнью, людьми, приносившими сюда неистощимое содержание из сферы мысли, науки, искусств». Здесь бывали Тургенев, Бенедиктов, Григорович, Достоевский.

За три года домашних занятий Аполлон прошел семилетний гимназический курс, а к двадцати годам окончил юридический факультет Петербургского университета. На историко-филологический поступить не мог, поскольку греческих классиков читал не в оригинале, а в переводе на французский. Язык древних эллинов он выучит позже — чтобы разобраться в музыкальном строе «Илиады». Четыре года, впоследствии отданные переложению и комментированию «Слова о полку Игореве», назовет своим вторым университетом, но уже по филологическому профилю.

Избрав поэзию делом жизни, Майков говаривал: Муза — дама строгая и не может быть «ни игрушкой, ни кухаркой», нельзя, мол, ей навязывать праздные развлечения, кормить же поэта должна служба. По окончании университета он устроился по специальности — в Департамент государственного казначейства. Затем, после возвращения из заграничного путешествия, перешел помощником библиотекаря в Румянцевский музей, а следом 45 лет, до самой смерти, служил, как сказано выше, в Комитете иностранной цензуры.

Читайте также:
Александр Макендоский и Буцефал – Интересные факты

Ни служебная текучка, ни карьерный рост Майкова-поэта никак не затрагивали. Вопросы своего биографа Михаила Златковского о том, что и когда с ним происходило, Аполлон Николаевич решительно отклонил: «Вся моя биография не во внешних фактах, а в ходе и развитии внутренней жизни, в ходе расширения моего внутреннего горизонта, в укреплении взгляда па жизненные вопросы, нравственные, умственные и политические, во внутренней работе ума над впечатлениями и наблюдениями жизни, в осмыслении приобретаемых и постоянно увеличивающихся знаний. Все прочее — вздор, труха, формуляр».

Было, правда, увлечение, о котором он рассказывал весьма охотно, в том числе стихами. «Большая часть поэтов выбирает себе какой-нибудь вид общения с природой, род спорта, — подметил однажды Иннокентий Анненский. — Байрон был пловец, Гёте — конькобежец, Лермонтов — наездник; больше всего между поэтами, по крайней мере нашими, было охотников: Тургенев, Толстые, Некрасов, Языков, Фет; Майков был страстным удильщиком, и это занятие, кажется, удивительно гармонировало с его созерцательной натурой и любовью к тишине солнечного дня, которая так ясно отразилась в его поэзии». Москвич по рождению, он и помнить себя стал в подмосковных деревнях, где семья проводила лето, и самым сильным впечатлением была рыбалка отца, а затем и собственная, роднившая с этой рекой, сторукими стволами темных сосен, светящимися окошками села на другом берегу.

Картины бедные полунощного края!

Где б я ни умирал, вас вспомню, умирая.

Поглощенность пожилого уже стихотворца рыбной ловлей прекрасно передал Иван Крамской в знаменитом портрете.

«Судьба сделала жизненный путь Майкова ровным и светлым, — писал Дмитрий Мережковский в очерке о поэте еще при его жизни, в 1891 году. — Ни борьбы, ни страстей, ни бури, ни врагов, ни гонений. Путешествия, книги, памятники древности, рыбная ловля, стихи, мирные семейные радости, и над всей этой жизнью, как ясный закат, мерцание не бурной, но долговечной славы — такая счастливая доля достается немногим баловням судьбы, особенно в наше время и в нашем отечестве».

Первый сборник стихотворений едва перешагнувшего 20-летний рубеж Аполлона вышел в свет через год после гибели Лермонтова. Мятежный, обуреваемый неутолимыми страстями (а уж если наездник, то несущийся вскачь, сломя голову) поэт-гусар не был ему особенно близок ни по творчеству, ни по темпераменту. Майков тянулся к воплощенной гармонии — стихам Жуковского, Батюшкова, Пушкина — и к ее истокам, произведениям античных авторов. Любое его стихотворение, писал Виссарион Белинский, можно принять за превосходный перевод с греческого, и на мир он-де смотрит глазами грека. Надо полагать, и древнего римлянина тоже:

Ах, чудное небо, ей-богу, над этим классическим Римом!

Под этаким небом невольно художником станешь.

Очевидная влюбленность русского стихотворца в природу и культуру Древнего мира позволила философу Владимиру Соловьеву безоговорочно поддержать вывод о том, что у Майкова «мир христианский, несмотря на все старания даровитого и искусного автора, изображен несравненно слабее мира языческого».

В пространной рецензии на сборник начинающего литератора Белинский отмечает: исходный пункт майковской поэзии — «природа с ее живыми впечатлениями, так сильными, таинственными и обаятельными для юной души, еще не изведавшей другой сферы жизни». И тем самым проговаривается, признает, что истинное искусство самодостаточно, что, как ни важна бывает социальная проблематика, поэзия жива не только ею. Эта уступка критика сказалась в эпизоде, о котором со слов Майкова поведал Михаил Златковский.

Как-то за картами неистовый Виссарион со свойственным ему жаром бросился рассуждать о том, что творчество должно служить практическим целям, а чистое искусство есть ложь, праздная и бесполезная забава. Закончив тираду, он вскочил, подбежал к камину и стал выбивать трубку. Проследив, куда падает пепел, наткнулся взглядом на чьи-то сапоги, поднял глаза и увидел Аполлона Майкова, смущенного сей страстной проповедью. Бросив трубку на пол, Белинский схватил обеими руками юношу за плечи, сильно потряс его и вскричал:

— А вы не слушайте, что я говорил! Вам это. избави Бог.

Вместе с Полонским и Фетом Майков еще в середине века объединился в триумвират, которым одни восторгались, а другие были крайне недовольны по одной и той же причине — из-за преданности именно чистому искусству. «Как лирики, как певцы природы, идеальной любви, тихих радостей, наслаждения искусством и красотою — они неподражаемы, — подчеркивал Мережковский, добавив несколько слов об отличиях внутри троицы. — Фет и Полонский — поэты-мистики; Майков — только поэт-пластик. Стих Майкова — точный снимок с впечатления; он дает ни больше ни меньше, а ровно столько же, как природа. Когда Майков передает звук, Фет и Полонский передают трепетное эхо звука; когда Майков изображает ясный свет, Фет и Полонский изображают отражение света на поверхности волны».

В нашем нынешнем восприятии Майков скорее совпадает с передвижниками, Полонский и Фет — с импрессионистами.

«Один из главных поэтов послепушкинского периода» (так характеризовал Аполлона Николаевича Владимир Соловьев) с детства на слуху. Вместе с самим Пушкиным, Крыловым, Некрасовым, Тютчевым дома и в школе заучивают наизусть майковские строки: «Золото, золото падает с неба!» — / Дети кричат и бегут за дождем. »; «Пахнет сеном над лугами. / В песне душу веселя, / Бабы с граблями рядами / Ходят, сено шевеля»; «Степной травы пучок сухой, / Он и сухой благоухает! / И разом степи надо мной / Все обаянье воскрешает».

И каждый год на исходе зимы кто-то про себя декламирует:

Весна! выставляется первая рама —

И в комнату шум ворвался,

И благовест ближнего храма,

И говор народа, и стук колеса.

Через полвека с лишним Борис Пастернак, словно поверх этих стихов, написал свое — о том, как в причудливой соревновательной перекличке с уличным грохотом, церковным звоном, тающим снегом на черной земле черным ливнем «слагаются стихи навзрыд»:

Февраль. Достать чернил и плакать!

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен,

Чрез благовест, чрез клик колес,

Перенестись туда, где ливень

Еще шумней чернил и слез.

Конечно, Пастернак в отечественной поэзии самобытен, как мало кто. Но шум улицы, ближний благовест и стук колеса (вместо зимнего скрипа санных полозьев) в своем сочетании при переходе от зимы к весне достались ему в наследство от Аполлона Майкова.

А есть и такие стихи, которые до сих пор остаются недостижимыми для продолжателей его творческих трудов:

Не говори, что нет спасенья,

Что ты в печалях изнемог:

Чем ночь темней, тем ярче звезды,

Чем глубже скорбь, тем ближе Бог.

Материал опубликован в майском номере журнала Никиты Михалкова «Свой».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: