14 интересных фактов о Ключевском

Биография Ключевского

Средняя оценка: 4.6

Всего получено оценок: 130.

Ключевский Василий Осипович (1841–1911) — русский историк второй половины XIX века. Вошёл в историю как основатель буржуазного экономизма. Василий Ключевский, биография которого служит примером сочетания упорного труда и таланта, сделал большой вклад в развитие отечественной историографии. Об интересных фактах и самом главном из жизни и деятельности выдающегося учёного можно рассказать в докладе для детей в 5 классе.

Детство и юность

Василий Осипович родился 16 (28) января 1841 года в селе Воскресеновка Пензенской губернии в семье приходского священника. Семья жила очень скромно, и родители с трудом растили троих детей, из которых Василий был самым старшим.

В возрасте 9 лет Василий Ключевский пережил страшную потерю: трагически погиб отец, попавший в грозу. Мальчик первым нашёл его тело и от сильного потрясения стал заикаться.

Лишившись единственного кормильца, Ключевские переехали в Пензу и поступили на содержание местной епархии. Василий начал учиться в духовном училище, однако он никак не мог освоить учебную программу из-за сильного заикания. Лишь благодаря собственной настойчивости Ключевский не только справился с дефектом, но и приобрёл блестящие ораторские способности.

В 1856 году Ключевский поступил в духовную семинарию, чтобы стать священником, как того требовали правила епархии. Но на последнем курсе он отважился на смелый поступок — бросить заведение и поступить на историко-филологический факультет Московского университета.

Первые исследования

В 1865 году Ключевский завершил обучение в университете, написав кандидатскую работу под названием «Сказания иностранцев о Московском государстве» и получив золотую медаль за отличную учёбу. Его оставили стипендиатом при кафедре для подготовки к профессорскому званию.

Уже тогда Василий Ключевский всерьёз заинтересовался народным творчеством, фольклором, культурой и решил посвятить себя исследованию народной жизни.

Магистерскую диссертацию Василий Осипович посвятил теме «Древнерусские жития святых как исторический источник». Над этой научной работой он трудился на протяжении 5 лет, изучив за это время множество исторических документов. После блестящей защиты диссертации в 1871 году Ключевский получил право преподавать в высших учебных заведениях страны.

Научная деятельность

Василий Ключевский устроился преподавателем сразу в несколько столичных заведений: Александровское военное училище, Московскую духовную академию, Высшие женские курсы, Московский университет. Он настолько живо и увлечённо подавал учебный материал, что неизменно собирал большие аудитории, а его лекции пользовались большой популярностью среди образованной молодёжи.

При изучении краткой биографии Ключевского Бориса Осиповича стоит отметить, что в 1882 году он защитил докторскую диссертацию «Боярская дума Древней Руси», став профессором четырёх учебных заведений.

Преподавательскую деятельность Ключевский успешно сочетал с исследовательской работой. Им был написан ряд важных исторических трудов: «Русский рубль ХVI–ХVIII вв. в его отношении к нынешнему», «Происхождение крепостного права в России», «Евгений Онегин и его предки» и других.

В 1893–1895 гг. Василий Осипович был приставлен к сыну императора Александра III, великому князю Георгию, в качестве преподавателя истории. Ключевский был приближён к венценосной семье, имел личное расположение государя.

В 1900 году профессор опубликовал монументальный труд под названием «Курс русской истории» в 5 частях, на подготовку которого он потратил 30 лет.

Личная жизнь

В 1869 году Василий Осипович связал жизнь с Анисьей Бородиной, которая была старше его на несколько лет. В этом браке родился единственный сын Борис, который в дальнейшем помогал отцу в его научной деятельности.

Смерть любимой супруги подкосила Василия Осиповича, и он скончался 12 (25) мая 1911 года после продолжительной болезни.

Интересные факты о вулкане Ключевская сопка

Камчатский край — отдаленный уголок России. Это земля контрастов, край кипящих гейзеров, страна вулканов и ледников, где царствуют стремительные реки и голубые озера. Здесь расположено более 400 огнедышащих гор, часть из которых действующие.

Вулканы, расположенные на Камчатском полуострове, это необыкновенно захватывающее зрелище. Более трети территории края занимают эти гигантские исполины. Благодаря им, все вокруг постоянно находится в движении, то предрекая близкое извержение, то набирая сил для нового. Для человека, впервые наблюдающего извержение, это зрелище производит ошеломляющий эффект, заставляя пересмотреть отношение к природной стихии, восхищаться могучей стихией огня, мощнейшими горячими реками красной лавы, взрывными залпами и фейерверками из камней. Один из самых известных вулканов Камчатки носит название Ключевская сопка.

С этим уникальным природным объектом связано огромное количество легенд и сказаний. Местные жители утверждают, что когда создавался мир, именно здесь Создатель держал его в своих руках. Именно поэтому ему не удалось до конца завершить создание горы. С тех пор Ключевская сопка постоянно активна. Есть еще одна легенда, более романтическая. Богатырь Томгиргин влюбился в Итатель и, чтобы связать себя узами брака, по заданию отца девушки, ему нужно было построить на равнине дом, видимый издалека. Задача даже для богатыря была нелегкой, потому что между Ключеской равниной и побережьем находились горы. Томгирин выполнил поручение и построил гигантскую юрту. Сыграв свадьбу, молодые стали жить в новом доме, и когда они растапливают очаг, начинается извержение вулкана.

Ключевской вулкан – один из самых известных в нашей стране, с ним связано множество интересных фактов.

Самый активный вулкан России

Ученые начали наблюдение за Ключевой сопкой в 1737 году, зафиксировав первое извержение. С того момента было документально засвидетельствовано более 50 извержений. Ключевская гора никогда не впадает в спячку – над ее вершиной постоянно клубится пар. Периодичность извержений примерно 1 раз в 3-5 лет, продолжительность их может длиться от нескольких дней до нескольких лет.

Читайте также:
18 интересных фактов об Андрее Белом

Самый высокий вулкан Евразии

Ключевская сопка один из самых молодых вулканов мира, но уже получил звание самого высокого в Азии и Европе, причем он постоянно растет. Ученые дают разные показания его высоты – от 4649 до 4850 м. Высота его постоянно увеличивается за счет большого количества выбросов лавы, застывающей на склонах горы, тем самым наращивая ее вверх.

Столбы пепла поднимаются на отметку 12000 м

В 2013 году зафиксирована рекордная высота столба пепла, выброшенная Ключевской сопкой. Ученые зафиксировали высоту, достигающую 12 км в отношении уровня моря.

Входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО

Ключевская гора относится к Тихоокеанскому огненному кольцу. Камчатские вулканы выбраны Организацией Объединённых Наций в соответствие с Конвенцией об охране всемирного культурного и природного наследия и относятся к природным ценностям.

Имеет множество побочных кратеров

Ученые еще в 30-е гг. ХХ столетия обнаружили множество побочных кратеров на склонах Ключевской горы. Научно доказано, что они извергаются в несколько раз чаще и интенсивнее, чем основной кратер. Насчитывается более 80 побочных кратеров этого огнедышащего исполина.

Лидер по количеству жертв

Ключевская гора из-за своей известности является объектом повышенного внимания как альпинистов, так и туристов. Статистикой установлено, что Ключевская сопка является лидером по количеству жертв в отношении остальных Камчатских вулканов. Основной причиной гибели людей является невнимательность и пренебрежение правилами безопасного поведения и техники безопасности.

Название горы связано с геотермальными источниками

Предполагается, что свое название сопка получила из-за близости к речке Ключевке и населенному пункту Ключи. Все это подтверждает наличие на этой территории большого количества геотермальных источников и горячих ключей.

Вулкан непосредственно виновен в гибели одного человека

Этот трагический случай произошел в 1978 г. Группа молодых ученых Института вулканологии и сейсмологии Дальневосточного отделения РАН, в составе которой был гляциолог Александр Иванов исследовали группу вулканов. В ночное время, при сильном взрыве вылетела вулканическая бомба и попала в палатку, где спали исследователи.

Ключевская сопка – «катализатор» извержений других вулканов

Так как этот огнедышащий великан возвышается среди ряда других вершин, носящих название «Ключевской группы вулканов», то его активность зачастую провоцирует их на извержение.

На склонах вулкана расположен самый крупный ледник Камчатки

Ледниковый комплекс Ключевской группы вулканов считается уникальным. Здесь можно встретить сложные комплексные образования, включающие «ледяные пояса», «блуждающий ледник», «многоярусный ледник» и многие другие. Ученые утверждают, что ежегодно площадь оледенения растет.

Над вершиной горы можно увидеть лентикулярные облака

Лентикулярное облако имеет вид конуса широкой формы. Несмотря на мощные порывы ветра облака накрывают вершину сопки, словно шляпа и надолго зависают в небе. Это очень редкое явление, свидетельствующее о повышенной влажности воздуха.

На склоне сопки расположена поляна эдельвейсов

На склоне сопки, расположенной с южной стороны, неподалеку от реки Студеная находится уникальный памятник природы под названием «Поляна эдельвейсов». Эти цветы очень редко встречаются на Камчатке.

Местные жители считают дымящиеся горы юртами умерших

По мнению камчадалов вулканы – это юрты умерших людей. В подземном море ловят покойные китов, жир которых используют в пищу, а костями топят печь. Когда они растапливают печи, над кратером вулканов появляется дым.

Семьдесят лет борьбы при жизни и еще сто после смерти. Василий Осипович Ключевский. 1841-1911

Нашу русскую историческую литературу

нельзя обвинить в недостатке трудолюбия,

она много работала, но я не возведу на нее

напраслину, если скажу, что она сама не

знает, что делать с обработанным ею

Еще в школьные свои годы я подозревал, что мой любимый историк, сто лет со дня смерти которого исполнилось в прошлом году (статья написана в 2012 г. – прим. ред.), был мастер говорить коллегам неприятную правду. Но и тогда перехватило у меня дыхание, едва уразумел я дерзость текста, вынесеннего в эпиграф. Ну подумайте, бросить в лицо целой науке, уважаемой, не чета нынешней, блестящей во многих отношениях, что не ведает она, зачем горбатится! Только повзрослев, сильно повзрослев, понял я, что в конечном счете Ключевский-то был прав.

Прав потому, что историческая наука его времени, – а то было роковое время между Великой реформой, освободившей соотечественников от трехсотлетнего рабства, сохранив при этом столь же архаическое и столь же опасное самодержавие, — и Великой революцией, которая заново поработит крестьян и страну, эта наука действительно не исполнила главную свою функцию. Я говорю о функции прогностической. Она не подготовила Россию к тому, что ее ожидало, не предупредила о возможности страшного будущего.

Я знаю, многие, включая и моих коллег, полагают, что история и есть собственно наука о прошлом («что было то было и быльем поросло»), но потому-то и был Ключевский, которого я с тех самых школьных лет почитаю своим наставником,великим историком, что знал:

история еще и наука о будущем.

И горько, я уверен, было ему, что в горах неосмысленных его современниками и порою замечательных исторических открытий не содержалось даже предчувствия предстоящей трагедии.

Читайте также:
23 интересных факта о Джордже Клуни

Он –то сделал для предотвращения этой трагедии все, что было в его силах. Не однажды, рискуя профессиональной карьерой, бросал он вызов самому Карамзину, чей центральный тезис почти два столетия (как мы еще увидим) служил — и по сей день служит — мощной идейной подпоркой самовластья в России.

А профессиональная карьера досталась Ключевскому тяжело. Бедный семинарист из глубоко провинциальной Пензы, «безотцовщина», с младых ногтей зарабатывавший на хлеб частными уроками, он приехал в 1861 году, в канун Великой реформы, завоевывать старую столицу – без денег, без влиятельных покровителей, без всяких отчетливых перспектив. Только страсть к истории, ненависть к самовластью да блестящие литературные способности – так выглядели тогда все его ресурсы.

И все, чего добился Ключевский, а добился он многого – и звания академика, и генеральского чина в табели о рангах, и славы самого читаемого историка в России, и, не в последнюю очередь, репутации кумира студенческой молодежи, – всего этого добился он собственным тяжелым трудом в столичных архивах. Рисковать ему, короче говоря, было чем. И он рисковал.

В особенности при защите докторской диссертации «Боярская дума древней Руси» в Московском университете (журнальный вариант которой был, кстати, опубликован – нечто совершенно в наши дни немыслимое –

в 11 номерах популярного журнала

. Рисковал и позже, когда эта самая «Боярская Дума», на которую потратил он десять лет жизни, подверглась в тогдашней печати жестокой – и оскорбительной — атаке, «сильнейшему разгрому», по словам акад. Милицы Васильевны Нечкиной, автора единственной до сих пор серьезной монографии о Ключевском.

Обо всем этом, впрочем,мы еще поговорим подробно. Пока что скажу справедливости ради, что далеко не все сегодняшние его коллеги разделяют мое восхищение наставником. Несмотря даже на то, что и сейчас – сто лет после смерти – Ключевский все еще остается, если верить социологам, самым читаемым историком в России!

Так или иначе, выступление известного эксперта Александра Каменского в ходе июньской 1911 года дискуссии о наследстве Ключевского в фонде «Либеральная миссия», сомнений в его, мягко говоря, скептицизме не оставило. . «Ключевский как великий историк – миф», заявил он. «Сейчас Ключевский скорее хорошая литература, чем история», поддержал его другой историк Олег Будницкий. Конечно, возмущенная аудитория им возразила.Но как? Во всяком случае несколько слов об этой дискуссии объяснят нам многое о нынешнем состоянии исторической мысли в России..

Ведущий дискуссии Игорь Клямкин, к его чести, с этого и начал. «У большинства современных историков, — сказал он, — утвердилось скептическое отношение к Ключевскому, ссылаться на него стало чуть ли не дурным тоном».Проблема, однако, в том, продолжал Клямкин, что за пределами профессионального круга Ключевского и по сию пору читают больше, чем всех современных историков вместе взятых. Как объяснить этот парадокс?

Спору нет, Ключевский был еще и первоклассным мыслителем и замечательным писателем, Пушкиным, если хотите, русской историографии. Но читают-то его все-таки именно как историка, читают потому, что находят у него что-то, чего не могут найти у сегодняшних его коллег. Казалось бы, одно уже это обстоятельство должно было их заинтриговать. И тем не менее организаторы дискуссии в «Либеральной миссии» не нашли

цехового, если можно так выразиться, историка, который взялся бы поразмышлять над этим парадоксом в качестве зачинщика дискуссии.

В результате все три докладчика, представлявшие в ней Ключевского, оказались именно «за пределами профессионального круга». Одним был философ, другим культуролог, третьим – политолог. Само собою, во всех докладах Ключевский рассматривался не как историк, а как мыслитель. Территория собственно истории с порога уступалась «цеховым» скептикам.

Разумеется большинство участников дискуссии было очевидно раздражено их нигилизмом. Ярче всех выразил это раздражение Евгений Григорьевич Ясин. «Выполнена ли современными историками та работа, которая для своего времени выполнил Василий Осипович?», сурово спрашивал он «цеховых». .

Понятно, что имел он в виду: почему бы вам, ребята, не написать, как сделал Ключевский, историю России

( и по возможности не на «академическом» воляпюке, понятном только посвященном, а на хорошем русском языке) ? Почему бы вам не выступить против самовластья столь же откровенно – и на таком же фундаментальном уровне, — как он?

Ясно ведь, что без

истории – без центральной идеи — все отдельные события, периоды, факты, на которых вы сосредоточиваетесь, искусственно вычленяются из исторического потока. Рвутся без нее связи, ломаются сквозные линии, смещаются акценты. Происходит короче, то, что американский историк Эрвин Чаргофф обозначил громовым: «Там, где торжествует экспертиза, исчезает мудрость». Та самая мудрость, которой пронизана история Ключевского. Так не ее ли нехватает читающей публике у современных историков?

На этом месте пронзил меня, признаться, тот же зуд, что , вероятно заставил когда-то Ленина выскочить на съезде Советов с его легендарной фразой «Есть такая партия!» В самом деле всего лишь полтора года прошло, как в той же «Либеральной миссии» обсуждалась моя трилогия

Россия и Европа. 1462-1921

. Трилогия, отвечавшая практически всем критериям Ясина. Всего -то и требовалось от участников тогдашней дискуссии

то, что они обсуждали. К сожалению, подавляющее их большинство, включая, увы, и Евгения Григорьевича, не нашло в себе сил на такой подвиг.

Читайте также:
13 интересных фактов из жизни Рахманинова

А жаль. Не в последнюю очередь потому, что вековая история России представлена в трилогии как заочный спор двух гигантов ее историографии, Ключевского и Карамзина, спор о судьбе в ней самовластья, о его происхождении и, стало быть, о его будущем. И основан был этот спор, между прочим, на тщательных документальных исследованиях, на той самой, если хотите, экспертизе, к которой сводят свою задачу «цеховые». И уже по этой причине их легкомысленные — и высокомерные — декларации о Ключевском как о «мифе» или как о «хорошей литературе» выглядели бы для всякого, прочитавшего трилогию, скорее кощунством.

И тотчас стало бы ясно, что вне этого спора парадокс, сформулированный Клямкиным, не имеет решения. Ибо то, в чем упрекал Ключевский историческую литературу досоветских времен, с еще большей силой воскресло в постсоветские. Экспертизы и трудолюбия хоть отбавляй, но мудрости. Попрежнему, как и в его время, не знает цеховая историография, «что делать с обработанным ею материалом». Не потому ли читают не ее, а Ключевского?

Вот и пришло, наконец, время подробней разобраться с тем, о чем спорил Ключевский с Карамзиным. Попробую показать это на примере, который лишь на первый взгляд имеет косвенное отношение к нашей теме. Андрей Анатольевич Левандовский – редчайшее исключение среди «цеховых». Он не только прочитал трилогию, но и выделил в своем отзыве главное: «Александр Янов, пожалуй, впервые попытался представить свободу как равноценную альтернативу деспотизму в России, впервые с поразительной энергией и целеустремленностью занялся поисками ее проявлений на самых разных этапах русской истории. О результатах можно спорить, но поиск этот самоценен; он производит очень сильное впечатление. В мощный интеллектуальный поток, проходящий через всю трилогию Янова, право, стоит погрузиться. »

Привожу здесь этот отзыв лишь потому, что он дает мне неповторимый случай переадресовать комплимент наставнику – первым на самом деле был Ключевский, я лишь продолжил то, чему он меня научил. Впрочем, лукавлю. Привожу и затем, чтобы сразу ввести читателя в курс дела:

Тезис Карамзина, по сути, элементарен:

Россия не может существовать без самодержавия.

Сформулированный его собственными словами выглядит он так: «Самодержавие создало и воскресило Россию, с переменою государственного устава она гибла и должна погибнуть».

Не то чтобы читающей публике нравилось самодержавие. О «прелестях кнута» мы слышали еще от Пушкина Но подобно проклятию, гнездился в ее подсознании страх: а вдруг великий историк прав — и конец самовластья действительно несет стране гибельный хаос? Усугублялось все это еще и фатализмом значительной части интеллектуальной элиты, глубоко разочарованной и террором, последовавшим за либеральными реформами Александра II, и либеральной смутой после отречения самодержца и Февральской революции 1917. И снова после крушения тоталитаризма

в 1990-е. Все это словно бы опять и опять подтверждало «прелести кнута» в России..

Что ж удивительного в том, что с каждым новым возрождением «сильной руки», будь то при Александре III, при Сталине или при Путине, неизменно находились тучи экспертов – философов, правоведов, историков, в наши дни культурологов – снова и снова пытавшихся утвердить этот порожденный Карамзиным страх в массовом сознании? Такой, мол, народ, отвека привыкший к кнуту и самовластью.

Усилия их, увы, увенчались, как мы знаем, по крайней мере, частичным успехом. В полуграмотных массах, большей частью о Карамзине и не слыхавших, отказ от самовластья и по сию пору ассоциируется со «смутой», а торжество его с «порядком», в наши дни со «стабильностью». Такова власть идей.

Ключевский, понятно, не мог знать ни о Феврале 1917, ни о 1990-х. Ему было довольно и того разочарования либеральной (не говоря уже о консервативной) элиты, наступившего после Великой реформы 1860-х. Интуиция великого историка, та самая мудрость, о которой слышвли мы от Чаргоффа, подсказала ему, что так оно в России и будет, покуда тезис Карамзина не опровергнут. Кто, если не он, мог в тогдашней Москве взяться за это, казалось, неподъемное дело? И он взялся. Бросил вызов небожителю.

Логика его проста. Достаточно было спросить, что помешало абсолютным монархиям средневековой Европы выродиться в автократии (в самодержавие по русски)? Народ ведь и там привык к самовластью а вот не утвердилось оно в Европе. Почему? Короткий ответ: аристократия помешала. Она оказалась непреодолимым ограничением произвола власти, всегда и везде стремившейся, как компас к северу, к неограниченности, к диктатуре.

Сформулировал это в своем знаменитом афоризме, который так любила повторять Екатерина, еще Монтескье: « Там, где нет аристократии, нет и монархии. Там деспот». Конечно, наследственная аристократия лишь

ограничение власти, как назвал я его в трилогии, ограничение, то есть, нигде, кроме Англии с ее Великой хартией и Венгрии с «Золотой буллой» XIII века, юридически не зафиксированное, но исправно тем не менее работавшее на протяжении столетий.

Вот его-то, по сути, и противопоставил Ключевский тезису Карамзина. Нет, доказал он с документами в руках, НЕ СОЗДАЛО Россию самодержавие. И НЕ ГИБЛА она без «прелестей кнута». На протяжении столетий была в ней такая же наследственная аристократия и так же, как в Европе, реально ограничивала она власть.

Читайте также:
14 интересных фактов об Аполлоне Майкове

Оформилось это ограничение в институте боярской Думы. Говоря словами Ключевского, выглядело его открытие так: « Не было политического законодательства, которое определяло бы границы верховной власти, но был правительственный класс с аристократической организацией, которую признавала сама власть». И этот «правительственный класс» не только ограничивал верховную власть, он законодательствовал вместе с ней, был в лице Думы «правоохранительным и правообразовательным учреждением». Иначе говоря, Дума была «

учреждением с обширным политическим влиянием, но без конституционной хартии» ( латентным на моем языке). Какое уж с наследственной и, стало быть независимой от власти, аристократией самодержавие?

Вот и все. Немного на первый взгляд. Но следовало из этого, что самодержавие на Руси – феномен сравнительно недавний. Что, несмотря на ламентации сегодняшних либералов о «тысячелетнем рабстве», впервые появилось оно на политической сцене лишь в 156О-е. Появилось в результате грандиозного государственного переворота, в результате тотального террора и разрушения исконного строя российской государственности.

Я понимаю, что трудно было бы поверить в саму возможность столь внезапного и радикального поворота в исторических судьбах страны, когда б то же самое не произошло с Россией в 1917. Ключевский, естестественно, не мог этого знать.. Но мы-то знаем.

Так или иначе, б

льшую часть своего исторического времени провела Россия, согласно Ключевскому,

. Случались за это время на Руси «смуты»? Больше, чем достаточно. Но справлялась с ними, оказывается, страна без самовластья. И нет, стало быть, для страха, порожденного тезисом Карамзина, оснований.

Теперь, надеюсь, понятно, почему центральным событием первого тома моей

России и Европы

стала «самодержавная революция» Ивана Грозного, та самая, что

исконный на Руси государственный порядок. Ей многое удалось, этой первой в России самодержавной революции. Крестьянство было порабощено. Возродившаяся после революции аристократия оказалась рабовладельческой и, следовательно, зависимой от власти. Страна была отрезана от Европы православным фундаментализмом. Русь превратилась в «испорченную Европу»

Но странным образом историческое воспоминанание о европейской России, раскопанное Ключевским, в стране не умирало .Зачем иначе потребовались бы еще две самодержавных революции – при Николае I в XIX веке и при Сталине в XX, — чтобы заново попытаться задушить это историческое воспоминание об ограничениях от произвола власти, воспоминание, лежащее в основе русской государственности.

Так или иначе, удар по тезису Карамзина

Ключевского нанесла чувствительный. И господствовавшая тогда, как, впрочем, и сейчас, в русской историографии юридическая (государственная) школа, для которой что бы то ни было, не зафиксированное на бумаге с гербовой печатью, не существует, простить ему такую «ересь» не могла. Ведь говорил Ключевский о

ограничениях власти («без конституционной хартии» на его языке). Вся Европа жила с такими ограничениями, но Европа нам не указ. Короче,

подверглась редкому в тогдашней историографии организованному «нападению», по выражению М.В. Нечкиной, на монографию которой я и буду здесь опираться. .

Произошло это так. На Ключевского вдруг дружно обрушились рецензенты – и в

Журнале юридического общества,

(где, как мы помним, был опубликован журнальный вариант

). Но возглавлено было «нападение столичной петербургской знаменитостью, лидером в области истории русского права, заслуженным профессором императорского Санкт-Петербургского университета В.И.Сергеевичем». А это был грозный противник. «Фактически материал Сергеевич хорошо знал, язык древних документов понимал, мог цитировать материалы наизусть. свободно оперировал фактами и формулами на старинном русском языке и это производило сильное впечатление».

Мало того, Сергеевич был еще и первокласным полемистом.«Литературное оформление нападок на Ключевского не было лишено блеска: короткие ясные фразы, впечатляющее логическое построение, язвительность иронии были присущи главе петербургских консерваторов». И вот этот первейший тогда в стране авторитет в области древнерусского права обрушился на выводы Ключевского, объявляя их то «обмолвками», то «недомолвками» и вообще «не совсем ясными, недостаточно доказанными, а во многих случаях и прямо противоречащими фактам».

Не только не законодательствовала Дума, утверждал Сергеевич, не только не была она правообразовательным учреждением, у нее в принципе и «никакого определенного круга обязанностей не было: она делала то, что ей приказывали, и только». В переводе на общедоступный язык это означало, что Карамзин был прав: самодержавие было в России всегда.

Вся аргументация так тщательно собранная Ключевским за десятилетие была, таким образом вроде как раскассирована. Вся, кроме одного пункта, против которого бессильна оказалась даже блестящая риторика Сергеевича. Я имею в виду статью 98 Судебника 1550 года, юридически запрещавшую царю принимать новые законы «без всех бояр приговору» (эта статья была одним из главных достижений правительства «молодых реформаторов» в ранние годы царствования Ивана IV, в трилогии я назвал ее русской Магна Карта, ведь это и впрямь была та самая «конституционная хартия», которой недоставало Думе). Отменить ее можно было лишь посредством государственного переворота. Этот переворот, как помнит читатель, и назвал я самодержавной революцией.

Как бы то ни было, тут и спасовал Сергеевич, признался недоуменно: «Здесь перед нами действительно новость – царь неожиданно превращается в председателя боярской коллегии». Только, в отличие от Ключевского, никак не мог его оппонент при всем своем остроумии и эрудиции объяснить, откуда вдруг взялась в самодержавной, по его мнению, Москве такая сногсшибательная конституционная «новость», по сути, перечеркивавшая всю его полемику.

Читайте также:
17 интересных фактов о Свиридове

Для замечательного правоведа Сергеевича это навсегда осталось загадкой. Латентные ограничения власти он высмеивал беспощадно, но тут ведь все таки черным по белому — и с печатью. Поистине, как мстительно заметил Ключевский, «наша уверенность в достаточном знакомстве с историей своего государства является преждевременной».

Такое вот получилось «нападение».

Как видим, в отличие от своих – и наших – современников, Ключевский знал, что делать, (вспомните эпиграф) «с обработанным им материалом».При всем том не удалось ему сокрушить тезис Карамзина. Как показала дискуссия в «Либеральной миссии», не удалось это спустя столетие и мне. Такова власть идей. И не слабеет, как видим, сопротивление «цеховых».

Но покуда живо в России самовластье, так и будут, я уверен, выходить на арену все новые и новые ученики Ключевского. И в конце концов исполнят они завещание своего великого наставника: сокрушат это идейное подспорье самовластья. У меня во всяком случае нет в этом сомнений.

Василий Ключевский и его исторический театр

Наталья Корконосенко

Вчера исполнилось 178 лет со дня рождения Василия Ключевского, одного из самых выдающихся наших историков. Ему посвящена электронная коллекция Президентской библиотеки «В. О. Ключевский (1841 – 1911)».

Эта подборка включает в себя цифровые копии основополагающих трудов учёного, посвящённых ему исследований, архивных документов и малоизвестных воспоминаний о нём. В частности, это такие материалы, как «Факсимиле дружеских писем Ключевского к А.Ф. Кони», «Студенческие воспоминания Василия Осиповича о С.М. Соловьёве», «Воспоминания друзей и студентов о Ключевском»…

«Мы затруднились бы поставить рядом с Ключевским кого-либо из прославленных западных историков, в ком бы так гармонически сочетались первоклассный художественный талант и искусство живой и образной речи с поразительной силой проникновенного исторического анализа и богатейшей эрудиции специалиста», — так охарактеризовал историка в издании «В. О. Ключевский и русская историческая наука» Борис Сыромятников (1874–1947), известный юрист и историк, один из последователей Василия Осиповича.

Будущий историк, профессор Московского университета и почётный академик Петербургской академии наук Василий Ключевский родился в 1841 году в семье сельского священника. Он учился в Пензенском духовном училище, затем в Пензенской духовной семинарии. «Эта первоначальная жизненная обстановка обвеяла его юную душу тем нравственным теплом, которым, несмотря ни на что, согрета трудовая жизнь русской деревни, — отмечено издании «В. О. Ключевский: характеристики и воспоминания» (1912). — Та симпатия к русскому крестьянину-земледельцу, его обострённый интерес к судьбам этого крестьянина восходят, несомненно, к впечатлениям его детства и юности. Здесь же надо искать отчасти объяснения и тем исследовательским симпатиям, которые проявлял Василий Осипович к исторической деятельности класса, стоявшего рядом с крестьянством, бывшего народною интеллигенциею, т.е. русского духовенства»

Казалось, путь Василия Ключевского был предопределён. Однако в 1861 году, неделю спустя после отмены крепостного права, «вышел на волю», покинув семинарию, и её лучший ученик. «Между двумя этими фактами несомненно была некоторая внутренняя связь, — продолжает автор, — а не случайное совпадение. В русской общественности повеяло новым, свободным духом, стали открываться заманчивые жизненные перспективы, широкое поприще для приложения способностей, и талантливого семинариста, естественно, потянуло на этот общественный простор»

К историческим судьбам русского народа Ключевский обнаружил интерес ещё в средней школе. Позднее он познакомился с трудами Василия Татищева и Николая Карамзина, «которые были не только прочитаны, но и передуманы», — и взял курс на филолого-исторический факультет Московского университета.

Как отмечает «Новый энциклопедический словарь», выпущенный издательством Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (1912), на формирование научных интересов Ключевского сильное влияние оказали профессор кафедры государственного права Б.Н. Чичерин и профессор кафедры русской истории С.М. Соловьёв: «В лекциях Чичерина его пленяла стройность и цельность научных построений; в лекциях Соловьёва он познал, по собственным его словам, “какое наслаждение для молодого ума, начинающего научное изучение, чувствовать себя в обладании цельным взглядом на научный предмет”»

В цифровую коллекцию Президентской библиотеки вошла дипломная работа Ключевского «Сказания иностранцев о Московском государстве». Магистерскую диссертацию Ключевский защитил на тему «Древнерусские жития святых как исторический источник», а потом докторскую на тему «Боярская дума Древней Руси» — она стала событием, знаменующим появление новой исторической школы.

«Боярская дума» стоит не только в центре исторического наследия Ключевского, — скажет позже профессор Б. Сыромятников в исследовании «В.О.Ключевский и русская историческая наука», — но и всей исторической литературы нового времени. От этой гениальной книги непрерывно лучится какая-то скрытая в ней одухотворяющая сила, которая долго ещё будет зажигать научное вдохновение грядущих поколений русских историков».

Совершенно закономерно, что по уходе С.М. Соловьёва на заслуженный отдых оставленный при кафедре истории Ключевский стал читать курс отечественной истории. Аудитория на его лекциях всегда была переполнена. У Ключевского было не просто редкое чувство слова. Он впервые изложил русскую историю подлинно русским языком, и в процессе изложения становилась явной перемена времён.

«Тихо звучала с кафедры речь Ключевского, и мы чувствовали себя, слушая её, необыкновенно близко от предмета лекции, как будто тут, в самой аудитории, проносилось над нами веяние исторического прошлого», — вспоминали студенты своего преподавателя в издании «В. О. Ключевский: характеристики и воспоминания».

Читайте также:
18 интересных фактов о Всеволоде Гаршине

Особую ценность представляет в фонде Президентской библиотеки рукописный вариант блестящих лекций профессора по древнерусской истории, которые он читал в 1884/85 году.

Наиболее известный научный труд В.О. Ключевского — «Курс русской истории» (Часть 1, Часть 2, Часть 3), впервые изданный в 1902 году и впоследствии неоднократно переиздававшийся. Основным фактором русской истории Ключевский называл внутреннюю колонизацию, в процессе которой страна осознавала себя как государство, ответственное за бытование всех населявших его народов. В связи с этим Ключевский предлагал свою периодизацию истории России с учётом особенностей передвижения основной массы населения и географических условий.

Тема осознания державной ответственности прослеживается уже в ранних работах Ключевского, например, в очерке «Пётр Великий среди своих сотрудников»: «У него всегда были наготове две основы его образа мыслей и действий — это неослабное чувство долга и вечно напряжённая мысль об общем благе отечества, в служении которому и состоит этот долг. На этих основаниях держался и его взгляд на царскую власть, совсем непривычный русскому обществу… В этом отношении древнерусское политическое сознание испытало в лице Петра Великого крутой перелом, решительный кризис»

О времени, когда на российском троне сидели Романовы, Ключевский сказал: «По мере расширения территории вместе с ростом внешней силы народа всё более стеснялась его внутренняя свобода». И сделал вывод: «Государство пухло, а народ хирел». Это определение создавало образ нездорового государства и не сулило в исторической перспективе ничего хорошего. Ключевский как учёный предвидел, что низкий уровень жизни может спровоцировать недовольство народа и революционные потрясения. Сам он стоял за сугубо эволюционный путь развития.

Как историк огромной эрудиции Ключевский имел научные интересы во многих смежных областях — географии, этнографии, лингвистике, психологии. В основание своего исторического взгляда на русское общество он положил отменное знание души, национальных особенностей своих соотечественников. В 17-й лекции «Курса русской истории», часть 1, заключительный раздел так и называется — «Психология великоросса»:

«Народные приметы великоросса своенравны, как своенравна отразившаяся в них природа Великороссии. Она часто смеётся над самыми осторожными расчётами великоросса; своенравие климата и почвы обманывает самые скромные его ожидания, и, привыкнув к этим обманам, расчётливый великоросс любит, подчас очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадёжное и нерасчётливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великорусский авось».

Как видим, история Ключевского необычайно интересна широтой его научного кругозора, деталями, фактами, глубиной анализа и синтеза русской действительности, её протяженностью во времени. Последующий ХХ век не дал нам более проработанной многотомной истории России.

«И каковы бы ни были грядущие судьбы науки русской истории, — подытожил Борис Сыромятников в оцифрованном Президентской библиотекой исследовании «В.О. Ключевский и русская историческая наука», — не подлежит сомнению, что у ней есть только один путь в будущее — путь через школу Ключевского».

Так говорил Василий Ключевский

— Благотворительность больше родит потребностей, чем устраняет нужд.

— Быть соседями не значит быть близкими.

— Быть счастливым значит не желать того, чего нельзя получить.

— В восемнадцать лет мужчина обожает, в двадцать любит, в тридцать желает обладать, в сорок размышляет.

— В России центр на периферии.

— В чём не знаешь толку, чего не понимаешь, то брани: это общее правило посредственности.

— Время от времени бедные собираются вместе, конфискуют имущество богатых и начинают драться за раздел добычи, чтобы разбогатеть самим.

— Дружба может обойтись без любви; любовь без дружбы — нет.

— Есть люди, которые становятся скотами, как только начинают обращаться с ними, как с людьми.

— Жизнь не в том, чтобы жить, а в том, чтобы чувствовать, что живёшь.

— Интересней всего бывает узнать не то, о чём люди говорят, а то, о чём они умалчивают.

— История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.

— Когда нам плохо, мы думаем: «А где-то кому-то — хорошо». Когда нам хорошо, мы редко думаем: «Где-то кому-то — плохо».

— Кто живёт чужим трудом, тот неизбежно кончит тем, что начнёт жить чужим умом, ибо свой ум вырабатывается только с помощью собственного труда.

— Люди самолюбивые любят власть, люди честолюбивые — влияние, люди надменные ищут того и другого, люди размышляющие презирают и то и другое.

— Множество мелких успехов не являются гарантией большой победы.

— Мысль без морали — недомыслие, мораль без мысли — фанатизм.

— Надобно не жаловаться на то, что мало умных людей, а благодарить Бога за то, что они есть.

— Найти причину зла — почти то же, что найти против него лекарство.

— Не старость сама по себе уважается, а прожитая жизнь. Если она была.

— Под здравым смыслом всякий разумеет только свой собственный.

— Привычки отцов, и дурные и хорошие, превращаются в пороки детей.

— Различие между храбрым и трусом в том, что первый, сознавая опасность, не чувствует страха, а второй чувствует страх, не осознавая опасности.

Читайте также:
17 интересных фактов о Гайдаре

— Самый весёлый смех — это смеяться над теми, кто смеётся над тобой.

— Самый дорогой дар природы — весёлый, насмешливый и добрый ум.

— Самый непобедимый человек — это тот, кому не страшно быть глупым.

— Семейные ссоры — штатный ремонт ветшающей семейной любви.

— Смотря на них, как они веруют в Бога, так и хочется уверовать в чёрта.

— У всякого возраста свои привилегии и свои неудобства.

— У хорошего доктора лекарство не в аптеке, а в его собственной голове.

— Уметь разборчиво писать — первое правило вежливости.

— Хорошая женщина, выходя замуж, обещает счастье, дурная — ждёт его.

— Чтобы согреть Россию, некоторые готовы её сжечь.

Интересные факты о Гоголе

Ярчайший представитель плеяды знаменитых классиков русской литературы Николай Гоголь прославился на весь мир. Его произведения популярны не только в странах бывшего Союза, но и далеко за их пределами — они переведены на десятки языков, а литературоведы из самых разных стран до сих пор разбирают его книги по косточкам.

Интересные факты из жизни Гоголя

  • Его мать, поразительно красивую женщину, выдали замуж в 14 лет. Будущий отец великого русского писателя был в два раза старше, чем она.
  • Своё имя Николай Гоголь получил в честь Святителя Николая.
  • Род Гоголей восходил к украинским казакам, в частности, к знаменитому гетману Остапу Гоголю.
  • Всего в семье Гоголей было 12 детей. Николай появился на свет третьим. Двое братьев родились мертвыми, еще один умер в раннем детстве, а вот Николай, несмотря на слабое здоровье, выжил и благополучно вырос.
  • Отец Гоголя писал пьесы для домашнего театра. Именно это, вероятно, предопределило наклонности будущего писателя.
  • Согласно сохранившимся свидетельствам, в процессе учёбы Николаю Гоголю никогда не давались иностранные языки.
  • Писатель обладал феноменальной памятью, с лёгкостью запоминая огромные объёмы информации.
  • Любимым предметом Гоголя во время учёбы была русская словесность. Причём его преподаватель постоянно критиковал творчество Пушкина и Жуковского, что, естественно, лишь усиливало интерес к ним (интересные факты о Жуковском).
  • Николай Гоголь с юных лет увлекался шитьем и вязанием – он кроил и шил чудесные платья, которые дарил сестрам, а также шейные платки для себя.
  • Когда Гоголь был еще маленьким, мать в красках описала ему Страшный Суд и ад, рассказывая о наказании грешников и вознаграждении добродетельных людей в загробном мире. Эти истории произвели на мальчика неизгладимое впечатление, наложив отпечаток на всю его дальнейшую жизнь.
  • В 5 лет Гоголь утопил в пруду кошку, так как в пустом и темном доме она его напугала. Потом мальчика начала мучить совесть, и он рассказал о постыдном поступке отцу, который его высек.
  • Сюжет «Ревизора» Гоголю подсказал Александр Пушкин, причем в основу этой истории легли реальные события, произошедшие в Новгородской губернии. Пушкин также уговорил Гоголя не бросать пьесу, хотя он не раз подумывал это сделать (интересные факты о Пушкине).
  • Ребенком Николай Гоголь много рисовал, но родным его рисунки казались странными и бездарными, поэтому больше к живописи он не возвращался.
  • В молодости Гоголь, переехав в Петербург, был неприятно удивлён его дороговизной. Чтобы заработать, он даже пытался стать актёром театра и чиновником.
  • Первой публикацией Гоголя стала поэма «Ганц Кюхельгартен», изданная им под псевдонимом «В. Алов», но критики восприняли её холодно. Разочарованный писатель выкупил весь оставшийся в продаже тираж и уничтожил его.
  • Первоначально на могиле Гоголя лежал огромный камень, прозванный Голгофой за внешнее сходство с этим библейским холмом. После перезахоронения писателя камень заменили новым памятником, а Голгофа пылилась в подсобке кладбищенских рабочих, пока ее не заметила вдова Булгакова, искавшая для умершего мужа подходящий могильный камень. Теперь бывшее надгробье Гоголя стоит на могиле автора «Мастера и Маргариты» (интересные факты о Булгакове).
  • После смерти обоих родителей Николай Гоголь добровольно отказался от своей доли в наследстве в пользу своих сестёр.
  • Считается, что фраза «Все мы вышли из гоголевской шинели» принадлежит Достоевскому. На самом деле первым ее произнес французский критик, анализировавший творчество автора «Преступления и наказания» (интересные факты о Достоевском).
  • Николай Гоголь коллекционировал издания книг маленьких размеров. Несмотря на полное равнодушие к математике и даже нелюбовь к цифрам, писатель заказал себе математический справочник, ведь размер книжечки был всего 10 на 7 сантиметров.
  • Первую опубликованную Гоголем повесть ждал холодный прием. Автор настолько расстроился, что выкупил весь тираж произведения и уничтожил его.
  • Когда Гоголь решил писать о Малороссии, собирать материалы для романов и повестей ему помогала мать. Новый подход к творчеству принес писателю успех и популярность.
  • Пушкин, восхищавшийся произведениями Гоголя, подарил ему мопса. Когда собака умерла, писатель очень горевал, ведь ближе этого мопса у него никого не было.
  • Десерт «Гоголь-моголь» появился задолго до рождения российского писателя и не имеет к нему никакого отношения. Правда, у Гоголя имелся собственный напиток, которому он дал аналогичное название – это было козье молоко с ромом.
  • Николай Гоголь очень переживал из-за своего носа, поэтому всегда просил живописцев изобразить на его портретах другую форму этой части тела – более идеальную, как ему казалось.
  • Второй том знаменитых «Мёртвых душ» Гоголя так никто никогда и не прочёл. Писатель, уже закончив его, внезапно сжёг все рукописи.
  • Гоголь боялся грома и молний, а также незнакомых людей – если в компании появлялся незнакомец, писатель поспешно удалялся.
  • В процессе работы Гоголь в задумчивости скатывал шарики из хлебного мякиша. Сам он говорил, что это помогает ему сосредоточиться.
  • Сам Николай Гоголь говорил, что его знаменитый «Вий» основан на услышанном им как-то народном сказании.
  • Незадолго до смерти писатель утверждал, что слышит какие-то потусторонние голоса.
  • Одной из главных фобий Николая Гоголя была боязнь быть похороненным заживо.
  • Он постоянно носил с собой в карманах сахар, который грыз за работой.
  • По неизвестной причине на дорогах и тротуарах Гоголь на протяжении всей жизни придерживался левой стороны, а не правой, как все вокруг.
  • Николай Гоголь был неплохим кулинаром. По свидетельствам его друзей, ему особенно хорошо давались вареники и галушки.
Читайте также:
Достоевскому – от благодарных бесов

Н. В. Гоголь: биография, интересные факты — ТОП-20

Рассказываем вам интересные факты о Гоголе, которые никто не знает. Краткая биография писателя для детей и взрослых.

1. Про семью. Николай Васильевич Гоголь родился третьим по счету в семье, где было 12 детей. Имя писателю дали в честь Святителя Николая. Мать классика отдали замуж, когда ей исполнилось 14 лет за мужчину вдвое старше нее. Писатель происходил из рода украинских казаков. Одним из его предков был знаменитый гетман Остап Гоголь.

2. Про детство. Гоголь всегда отличался удивительными способностями к запоминанию: он мог легко и за короткий срок заучить большой объем информации. Но в процессе учебы у него были проблемы с иностранными языками. В юности Гоголь имел необычное для мальчика хобби — он шил и вязал, раздавая затем одежду своим сестрам. Себя будущий писатель украшал шейными платками, которые тоже шил сам.

3. Истории матери. Маленького Гоголя мать пугала страшными историями про ад и загробный мир, говоря о том, что грешники будут наказаны, а благонравные люди вознаграждены. Эти рассказы произвели на мальчика неизгладимое впечатление, что отразились на его дальнейшей жизни.

Портрет Н.В.Гоголя. Художник А.А. Иванов. 1841

4. Двойная фамилия. Поначалу у писателя была двойная фамилия — Гоголь-Яновский. Сам писатель говорил, что вторую часть придумали поляки и ее можно отбросить. Со временем Николая Васильевича все чаще стали называть просто Гоголем.

В свое время Гоголь был модным литератором, простецкие словечки и речевые обороты из его произведений быстро переняли аристократы.

5. История от Пушкина. Одно из своих произведений Гоголь написал с подачи А.С. Пушкина. История была основана на реальных событиях, случившихся в Новгородской губернии. Писатель много раз хотел забросить свое творение, но Пушкин уговаривал его продолжить работу.

6. Мог стать художником. В детстве Николай любил рисовать, но в семье его художества не оценили, а родителям рисунки казались странными. Из-за оценки взрослых Гоголь отказался от занятий живописью.

7. Мистические странности. Писатель был чудаковат. Его с юности преследовал страх смерти, поэтому Гоголь спал сидя в течение многих лет. Он боялся грозы, считая ее карой господней. На прогулке ходил строго по левой части бульвара, создавая помехи на пути других пешеходов, что было неудобно и ему самому.

Самым популярным произведением классика до сих пор считается повесть «Вечера на хуторе близ Диканьки». По мотивам книги не раз снимали фильмы.

8. Шутил над учителями. Будучи гимназистом, Гоголь как-то решил отличиться — на уроке словесности под видом своего творения дал преподавателю на суд стих, написанный Пушкиным. Тот сделал правки и вернул писателю листок, произнеся: «Вникни-ка, у кого лучше вышло».

9. Работал актером. Когда Гоголь в молодые годы переехал в Петербург, его поразило, насколько дорогая жизнь в столице. Чтобы как-то выжить, Николай брался за любую работу, он даже попробовал себя в роли театрального актера и чиновника.

Свои повести и рассказы Гоголь писал ночами.

10. Скупил весь тираж своей первой поэмы и сжег. Первым опубликованным произведением классика стала поэма «Ганс Кюхельгартен». Гоголь выпустил ее под псевдонимом В. Алов. Творение было раскритиковано литературоведами. Это произвело насколько тягостное впечатление на писателя, что он скупил еще не проданный тираж и сжег его.

11. Нашел свою целевую аудиторию. Как-то писатель заглянул в типографию по своим делам и увидел, что наборщики смеются над его текстом. Поинтересовавшись, в чем дело, Гоголь услышал, что рабочим показалась смешной его повесть «Вечера на хуторе близ Диканьки». Тогда он понял, что «пишет во вкусе черни».

12. Один надгробный камень с Булгаковым. После похорон писателя его могилу украсил массивный камень, многим напоминавший Голгофу. Когда прах писателя перезахоронили, ему был установлен новый памятник, а прежнее надгробие оказалось на складе могильщиков. Вскоре Голгофу заметила вдова Михаила Булгакова и решила, что это подходящий камень для могилы мужа. Позже Голгофа было установлена на месте захоронения Булгакова.

13. Коллекционировал книги в миниатюре. Гоголь собирал миниатюрные книжечки и обожал их крошечный вид. Однажды он даже выписал себе математический справочник только из-за того, что его размеры были 10х7 см. К самой математике писатель при это был равнодушен.

Читайте также:
18 интересных фактов о Маршаке

Усадьба Гоголя. Яновщина близ Диканьки Полтавской губернии. Г.П. Кондратенко. Из журнала Нива 1909

14. Второй том «Мертвых душ». Иногда Гоголь впадал в депрессию и безжалостно обходился с собственными творениями. Такая участь постигла второй том «Мертвых душ». Рукописи были сожжены, и никто кроме писателя не узнал, что в них было.

15. Любил путешествовать. Кроме России он некоторое время жил в Швейцарии, затем — в Германии и Италии. Побывал и в Иерусалиме, обойдя на святой земле множество храмов, что сделало его еще более религиозным.

Когда родители Гоголя умерли, он отдал всю свою долю в наследстве родным сестрам.

16. Любил готовить и сладкое. Во время жизни в Италии Гоголь стал приверженцем итальянской кухни и полюбил пасту с сыром. Кстати, он отлично готовил. Когда в его доме бывали друзья, Гоголь угощал их собственноручно приготовленными варениками и галушками. Писатель не мог без сладкого, в его кармане всегда было несколько кусочков сахара. После чаепития в гостиницах он забирал рафинад с собой.

17. Странная фобия. Страх на Николая Васильевича наводили не только гром и молния, но и незнакомые люди. Завидев приближающегося незнакомца, Гоголь тотчас покидал компанию.

18. Катал хлебные шарики перед работой. Чтобы настроиться на рабочий процесс, писатель скатывал пальцами хлебные шарики, это давало ему возможность сосредоточиться.

19. О смерти. За несколько месяцев до смерти писателю стали мерещиться голоса. Гоголь всего месяц не дожил до своего 43-летия. Николай Васильевич отказался от пищи, перестал вставать с постели и вскоре впал в беспамятство. Медики и друзья пытались его спасти, но все было напрасно. После смерти наследство Гоголя оценили всего в 43 рубля. Самым ценным имуществом оказались часы в золотом корпусе. Ранее эта вещица принадлежала Жуковскому. Стрелки хронометра указывали 2:45 пополудни. Именно в это время скончался А.С. Пушкин. Часы были остановлены в память о нем.

Своей семьи Гоголь не имел, у него никогда не было ни жены, ни детей.

20. Про «Вия». По словам самого Гоголя, мистическая повесть «Вий» была не придумана им, а основана на народном сказании. Экранизация повести советских времен была зачислена в список «проклятых» киноработ. Наталья Варлей, игравшая в фильме роль панночки, озвучила предположение, что картина привлекает на съемочную площадку темные силы, и выразила сожаление в том, что ей пришлось сниматься. Две предыдущие актрисы, выбранные на эту же роль, неожиданно заболели.

Это были самые интересные факты о Гоголе, которые никто не знает. Делитесь биографией Николая Васильевича с другими и добавляйте страницу в закладки. 😉

40 интересных фактов о Гоголе (7 фото)

В эту жизнь Н. В. Гоголь пришёл под фамилией “Яновский”. Происходил он из дворянского рода, и по прошению отца был ещё в детстве признан дворянином, получив при этом новую фамилию – Гоголь-Яновский.

Судя по всему, писатель обладал польскими корнями. В биографии Гоголя упоминается, что его дед в официальных бумагах указывал, что ведёт род из Речи Посполитой.

В семье родителей Николая Васильевича было целых 12 детей, включая него, 6 мальчиков и 6 девочек. Но половина из них не пережила детского возраста.

Интерес к театру у Гоголя возник ещё в детстве. Исследователи склонны связывать это с влиянием отца, который, как известно, был великолепным рассказчиком, а также автором ряда театральных пьес.

Всю жизнь Гоголь стеснялся своего носа, считая его некрасивым. Он даже просил живописцев, создававших его портреты, изменить его форму на более, как ему казалось, привлекательную.

Возможно, происхождение и биография Н. В. Гоголя были фальсифицированы ещё его дедом, который таким образом получил дворянство, скрыв своё происхождение из семьи священников. Но непреложных доказательств этой теории нет.

Отец писателя был вдвое старше его матери, когда они поженились. Ей тогда было всего четырнадцать лет.

Судя по всему, род Гоголей получил свою фамилию благодаря Остапу Гоголю, известному казацкому гетману. По крайней мере, именно такова основная версия.

Назвали будущего писателя в честь Святого Николая.

Современники всегда поражались феноменальной памяти Гоголя. Николай Васильевич с лёгкостью усваивал огромные объёмы информации, и никогда ничего не забывал.

Слава пришла к нему далеко не сразу. Первая его публикация оказалась настолько холодно встречена публикой и критиками, что писатель сам скупил весь тираж, какой сумел, и уничтожил его.

У Николая Васильевича хватало странностей. К примеру, всю жизнь Гоголь ходил только по левой стороне тротуаров и дорог, а не по правой, как все остальные, что по понятным причинам создавало неудобства и для него, и для других пешеходов.

А ещё у него была привычка грызть за работой кусочки сахара. Он постоянно носил его с собой, положив прямо в карман, поэтому в карманах писателя всегда было полно сахарных крошек.

Н. В. Гоголь умел неплохо готовить. Современники утверждали, что он был отличным кулинаром, особенно преуспевшим в приготовлении таких блюд, как галушки, пельмени и вареники.

На протяжении всей жизни Гоголь боялся быть похороненным заживо. Он даже написал инструкцию, согласно которой в случае смерти его необходимо было хоронить только после того, как будет на 100% очевидно, что он уже мёртв.

Читайте также:
18 интересных фактов про Грина

Знаменитые “Мёртвые души”, одно из самых известных его произведений, на самом деле имели продолжение. Но оно так и не увидело свет, так как Гоголь уничтожил уже готовую рукопись.

Писатель был человеком довольно религиозным, но очень суеверным. А незадолго до смерти он начал утверждать, что слышит голоса, предвещающие ему скорую кончину.

Произведение “Вий” за авторством Н. В. Гоголя было неоднократно экранизировано. Сам литератор утверждал, что не сам его сочинил, а взял за основу услышанную как-то народную легенду. При этом исследователям не удалось найти ни одного народного сказания, схожего сюжетом с “Вием”.

В число странных фобий Гоголя входила боязнь грома и молний. В панику он не впадал, но в такую погоду чувствовал себя явно некомфортно, будто его что-то сильно гнетёт.

Писатель очень настороженно относился к новым знакомствам. Если компанию его друзей вдруг разбавляли незнакомцы, он в большинстве случаев уходил, не желая общаться с незнакомыми людьми.

Сосредоточиться за писательской работой Гоголю помогал хлеб. Он мял его в руках и скатывал из мякиша хлебные шарики, которые затем поедал.

А. С. Пушкин очень высоко оценивал творчество Н. В. Гоголя. Оба знаменитых литератора были знакомы лично, и Пушкин даже подарил Николаю Васильевичу собаку, экзотического по тем временам мопса.
Писатель был не чужд коллекционированию. Причём выбор он сделал весьма экстравагантный, начав собирать миниатюрные книги. Коллекция у него была довольно обширная.

Гоголь никогда не был богат, но при этом он и не стремился к богатству и стяжательству. Когда его родители умерли, он по доброй воле отказался от своей части наследства в пользу своих сестёр, рассудив, что им деньги нужнее, чем ему.

После похорон Н. В. Гоголя на его могилу установили массивный надгробный камень. После его перезахоронения надгробие заменили, и первый камень надолго убрали в подсобку с кладбищенским инвентарём, соскоблив с него надписи. Позднее его установили на могилу писателя Михаила Булгакова, где он и стоит по сей день.

Первое своё произведение, поэму “Ганц Кюхельгартен”, Гоголь опубликовал под псевдонимом “В. Алов”.

В краткой биографии Гоголя упоминается, что в молодости, сразу после переезда в Петербург, он пытался стать театральным актёром, а затем и чиновником, но в обоих случаях не добился успеха. Просто столица удивила писателя высокими ценами, и ему пришлось испробовать разные способы зарабатывать себе на жизнь.

Возможно, жизнь Гоголя повернулась бы иначе, если бы он развивал в себе талант к живописи. В детстве он постоянно рисовал, и очень талантливо, но рисунки его казались взрослым странными и порой даже пугающими, поэтому он забросил изобразительное искусство.

Знаменитая пьеса “Ревизор” могла никогда не увидеть свет, так как Николай Васильевич не раз был на грани, и собирался прекратить работу над ней, но Пушкин каждый раз убеждал Гоголя продолжить работу над “Ревизором”.

В основу сюжета “Ревизора” легли реальные события, происходившие в Новгородской области. Их свидетелем был А. С. Пушкин, и именно он подсказал своему другу Гоголю идею превратить их в пьесу.

Писатель ещё в юности отлично овладел швейными принадлежностями. Он шил платья, а также вязал шарфы и другие мелочи, которые дарил своим сёстрам.

Многие знаменитые литераторы в совершенстве владели несколькими иностранными языками. Но не Николай Васильевич – за всю жизнь Гоголь так и не освоил ни один другой язык, кроме русского, на высоком уровне.

Сам писатель вспоминал, что во время учёбы его преподаватель постоянно критиковал творчество А. С. Пушкина и В. Жуковского. Эта критика и вызвала повышенный интерес Гоголя к их произведениям.

Гоголь-моголь не имеет никакого отношения к автору “Мёртвых душ” и “Ревизора”, так как появился этот десерт задолго до него. Сам же писатель называл “гоголь-моголем” напиток собственного изобретения, состоявший из козьего молока, сахара и рома.

Николай Васильевич немало попутешествовал по Российской империи, но за её границы почти не выбирался. Хотя однажды он побывал в Риме, где, вероятно, и подхватил малярию, осложнения от которой впоследствии и послужили причиной его смерти.

Из-за свойственных Гоголю странностей долгое время бытовало мнение, что он страдал от каких-то психических расстройств. Современные исследователи проанализировали его творчество и переписку, придя к выводу, что это не так, и если литератор от чего-то и страдал, так это от серьёзной депрессии.

Широкая известность к нему пришла лишь после публикации “Вечеров на хуторе близ Диканьки”.

Гоголь завещал похоронить себя лишь после того, как у его тела появятся явственные признаки трупного разложения. Его воля была исполнена, несмотря на то, что начавшее разлагаться тело служило источником сильного запаха.

Писатель никогда не был женат, и он не оставил после себя потомства. Более того, не сохранилось вообще никакой достоверной информации о том, что при жизни Гоголь состоял в отношениях с кем-либо.

В честь знаменитого писателя был назван астероид (2361) Гоголь, открытый в 1976 году советскими астрономами.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: