Император Николай II – биография, факты, фото

Николай II

Имя: Николай II (Nicholas II of Russia)

Настоящее имя: Николай Романов

Отчество: Александрович

День рождения: 18 мая 1868

Кто родился в этот день: узнать

Место рождения: Царское Село (ныне г. Пушкин)

Дата смерти: 17 июля 1918 (50 лет)

Причина смерти: узнать расстрелян

Карьера: историческая личность, последний император России

Биография Николая II

Детство и юношество

Главным его воспитателем, по решению дедушки, Александра II, стал генерал Григорий Данилович, состоявший на этой «должности» с 1877 по 1891 год. Впоследствии ему вменяли в вину недостатки сложного характера императора.

С 1877 года наследник получал домашнее образование по системе, включавшей общеобразовательные дисциплины и лекции высших наук. Вначале он осваивал изобразительное и музыкальное искусство, литературу, исторические процессы и иностранные языки, включая английский, датский, немецкий, французский. А с 1885 по 1890 гг. изучал военное дело, экономику, юриспруденцию, важные для монаршей деятельности. Его наставниками были видные ученые – Владимир Афанасьевич Обручев, Николай Николаевич Бекетов, Константин Петрович Победоносцев, Михаил Иванович Драгомиров и пр. Причем они были обязаны только излагать материал, но не проверять знания наследника цесаревича. Тем не менее, он учился очень прилежно.

В 1878 году среди наставников мальчика появился учитель английского мистер Карл Хис. Благодаря ему подросток не только прекрасно овладел языком, но и полюбил спорт. После переезда семьи в 1881 году в Гатчинский дворец не без участия англичанина в одном из его залов была оборудована комната для тренировок с турником и брусьями. Кроме этого, вместе с братьями Николай хорошо скакал на лошади, стрелял, фехтовал и стал прекрасно развитым физически.

В 1884 году молодой человек принес присягу о службе Родине и приступил к службе вначале в Преображенском, спустя 2 года в лейб-гвардии Гусарском его Величества полку.

Трагичное восшествие на престол

Она была омрачена ужасными событиями на Ходынском поле, где намечалось проведение гуляний с вручением 400 тысяч царских подарков – кружки с вензелем монарха и разных лакомств. В итоге на Ходынке образовалась миллионная толпа желающих получить презенты. Следствием стала страшная давка, унесшая жизни около полутора тысяч граждан.

Узнав о трагедии, государь не отменил праздничные мероприятия, в частности, прием во французском посольстве. И хотя позже он посещал пострадавших в лечебницах, материально поддерживал семьи погибших, но все равно получил в народе прозвище «Кровавый».

Царствование

Тем не менее, после контрреформ отца последний русский царь начал максимально поддерживать решения по улучшению народного быта и укреплению существующего строя.

Среди внедренных при нем процессов были:

  • перепись населения;
  • введение золотого обращения рубля;
  • всеобщее начальное образование;
  • индустриализация;
  • ограничение рабочего времени;
  • страхование рабочих;
  • улучшение довольствия солдат;
  • повышение военных окладов и пенсий;
  • веротерпимость;
  • аграрная реформа;
  • масштабное строительство дорог.

11 фактов о Николае II, которых вы не знаете

2 ноября 2014 3:43

Николай II вступил на престол 2 ноября 1894 года. Что мы все помним об этом царе? В основном в голове застряли школьные штампы: Николай кровавый, слабый, был под сильным влиянием жены, виноват в Ходынке, учредил Думу, разогнал Думу, расстрелян под Екатеринбургом. Ах да, еще провел первую перепись населения России, записав себя “хозяин земли русской”. Да еще Распутин сбоку маячит со своей сомнительной ролью в истории. В общем, образ получается такой, что любой школьник уверен: Николай II – чуть ли не самый позорный российский царь за все эпохи. И это при том, что от Николая и его семьи осталось больше всего документов, фотографий, писем и дневников. Сохранилась даже запись его голоса, довольно низкого. Его жизнь досконально изучена, и при этом – почти неизвестна широкой публике за пределами штампов из учебника. Знаете ли вы, например, что:

1) Николай принял престол в Крыму. Там, в Ливадии, царском имении близ Ялты, умер его отец Александр III. Растерянный, буквально плачущий от свалившейся на него ответственности молодой человек – вот как будущий царь тогда выглядел. Мать, императрица Мария Федоровна, не хотела присягать этому своему сыну! Младшего, Михаила – вот кого видела она на троне.

2) И раз уж речь зашла о Крыме – именно в Ялту он мечтал перенести столицу из нелюбимого Петербурга. Море, флот, торговля, близость европейских границ. Но не решился, разумеется.

Читайте также:
Древний Шумер

3) Николай II едва не передал престол старшей дочери Ольге. В 1900 году он заболел тифом (опять-таки в Ялте, ну прямо судьбоносный город для семьи последнего русского императора). Царь умирал. Со времен Павла I закон предписывал: престол наследуется только по мужской линии. Однако в обход этого порядка зашла речь об Ольге, которой тогда было 5 лет. Царь, впрочем, выкарабкался, выздоровел. Но мысль устроить переворот в пользу Ольги, а затем выдать ее замуж за подходящего кандидата, который и станет управлять страной вместо непопулярного Николая – эта мысль долго еще будоражила царских родственников и толкала их на интриги.

4) Редко говорят о том, что Николай II стал первым глобальным миротворцем. В 1898 году с его подачи была опубликована нота о всеобщем ограничении вооружения и разработана программа международной мирной конференции. Она прошла в мае следующего года в Гааге. Участвовали 20 европейских государств, 4 азиатских, 2 американских. В головах тогдашней передовой интеллигенции России этот поступок царя попросту не укладывался. Как так, ведь он милитарист и империалист?! Да, идея о прообразе ООН, о конференциях по разоружению зародилась именно в голове Николая. Причем задолго до мировой войны.

5) Именно Николай достроил сибирскую железную дорогу. Она до сих пор главная артерия, связывающая страну, однако почему-то ее не принято ставить в заслугу этому царю. Между тем сибирскую железную дорогу он причислял к главным своим задачам. Николай вообще предчувствовал многие вызовы, которые России пришлось затем разгребать в XX веке. Говорил, например, о том, что население Китая астрономически растет, и это повод укреплять и развивать сибирские города. (И это в то время, когда Китай называли спящим).

О реформах Николая (денежная, судебная, винная монополия, закон о рабочем дне) также упоминают нечасто. Считается, что раз реформы были начаты в предыдущие царствования – то и заслуги Николая II вроде как особой нет. Царь “всего лишь” тянул эту лямку и жаловался, что “работает как каторжный”. “Всего лишь” подвел страну к тому пику, 1913 году, по которому потом еще долго будут сверять экономику. Всего лишь утвердил в полномочиях двух знаменитейших реформаторов – Витте и Столыпина. Итак, 1913 год: крепчайший золотой рубль, доходы от экспорта вологодского масла выше, чем от экспорта золота, Россия – мировой флагман в торговле зерном.

6) Николай был как две капли воды похож на двоюродного брата, будущего английского короля Георга V. Их матери – сестры. “Ники” и “Джорджи” путали даже родственники.

7) Воспитывал приемных сына и дочь. Точнее, детей своего дяди Павла Александровича – Дмитрия и Марию. Их мать умерла родами, отец довольно скоро вступил в новый брак (неравный), и двух маленьких великих князей в итоге растил лично Николай, те звали его «папа», императрицу – «мама». Дмитрия любил как собственного сына. (Это тот самый великий князь Дмитрий Павлович, который потом вместе с Феликсом Юсуповым убьет Распутина, за что будет сослан, уцелеет во время революции, сбежит в Европу и даже успеет там закрутить роман с Коко Шанель).

8) Солдатскую амуницию испытывал на себе. Проверяя армейских поставщиков – не подсунули ли гнилое сукно, – облачился в шинель и полное снаряжение рядового и прошел в таком виде 14 километров по жаре.

9) Из всех вин больше всего любил крымский портвейн, но знал меру. Хотя и не без удовольствия фиксировал в дневнике: “Попробовал 6 сортов портвейна и слегка надрызгался, отчего спал прекрасно” (август 1906 г.). Курил же царь и вовсе как паровоз – одну за другой.

10) Не выносил женского пения. Сбегал, когда супруга, Александра Федоровна, или какая-то из дочерей или фрейлин садилась за рояль и заводила романсы. Придворные вспоминают, что в такие минуты царь жаловался: «Ну, завыли. »

11) Очень много читал, особенно современников, выписывал массу журналов. Больше всего любил Аверченко.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Читайте также:
Краткая история СССР - от создания до развала

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО “ИД “Комсомольская правда”. ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Дневники, Матильда и охота. 7 интересных фактов из личной жизни Николая II

Няньки и воспитатели

Будущий российский император родился в 1868 году, когда его отцу было 23 года, а матери 20 лет.

При младенце сразу был сформирован целый штат сотрудников. До семи лет к нему были приставлены 24 человека, среди которых были две камер-юнгферы, две камер-медхен, гладильщица и два камердинера, доктор, повара, истопники, лакеи, работники «при комнате». Его няней стала англичанка мисс Орчи, а наставницей и фактически первой учительницей – Александра Оллонгрен.

В 1877 году его главным воспитателем стал Григорий Григорьевич Данилович, генерал, профессиональный военный педагог, который многие годы возглавлял аристократический Второй кадетский корпус.

Годы спустя, говоря о характере императора, многие современники высказывали мнение, что влияние Даниловича на подопечного было слишком сильным, что его подходы «изломали» личность мальчика, сделав того замкнутым и скрытным.

Отношения с родителями

Правда, претензии к воспитанию предъявляли и его родителям. Одни историки утверждали, что Александр III, к сожалению, не сумел передать сыну свою харизму и отношение к власти.

«Их (детей Александра III – прим.) слишком настойчиво учили быть «прежде всего людьми» и слишком мало подготовляли к их трудной сверхчеловеческой роли», – упрекал его Александр Бенуа.

При этом от современников доставалось и Марии Федоровне. Ее строгое отношение некоторым казалось излишне холодным.

«Детей своих Мария Федоровна совсем не любит. Она детей никогда не ласкала. Покойный Александр III был гораздо нежнее с детьми, чем мать. Несмотря на свою суровость, бывало, царь обнимет сыновей, но мать никогда. Иногда, совсем неожиданно, царь заходил в спальню детей, но мать, как заведенные часы, заходила аккуратно в один и тот же час, так же, как в одно и то же время дети являлись к ней – поздороваться утром, поблагодарить после завтрака и обеда и проч. Радциг говорит, что он был полным хозяином в спальне наследника, никакого контроля за ним не было», – писала в своем дневнике генеральша Богданович.

Дневники

В детстве Николай Александрович начал вести дневники, которые годы спустя помогли историкам составить представление о личности последнего императора.

Более 50 объёмистых тетрадей хранят записи с переживаниями, рассуждениями и историческими событиями, происходившими в стране и царской семье. Последняя запись датирована 30 июня 1918 года по старому стилю.

Сейчас личные дневники Николая II хранятся в фонде Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ).

После расстрела царской семьи 9 августа 1918 года отрывки из дневников Николая II публиковались в «Правде» и «Известиях ВЦИК».

Матильда и фурункул

Первое свидание будущей примы-балерины и наследника царского престола произошло при необычных обстоятельствах. Познакомиться лично с цесаревичем балерине помог … фурункул.

В своих воспоминаниях Матильда описывает, что у нее была привычка кататься в одиночке с кучером по набережной. По ее словам в это же время она часто встречала наследника, который тоже любил совершать такие прогулки. Однажды у балерины на глазу и ноге появились фурункулы. Она решила, что такие неприятности не смогут помешать ее ежедневным вояжам. Надев повязку на глаз, она продолжала кататься пока от ветра нарыв окончательно не воспалился. Тогда она была вынуждена оставаться дома.

Цесаревич, вероятно, заметил и повязку на ее глазу, и потом ее отсутствие. Однажды он пришел в дом, где Кшесинская жила с сестрой и родителями, чтобы справиться о ее самочувствии.

«Я не верила своим глазам, вернее, одному своему глазу, так как другой был повязан. Эта нежданная встреча была такая чудесная, такая счастливая. Оставался он в тот первый раз недолго, но мы были одни и могли свободно поговорить. Я так мечтала с ним встретиться, и это случилось так внезапно. Я никогда не забывала этого вечернего часа нашего первого свидания», – писала она в своих мемуарах.

Читайте также:
Загадочные тайны истории

Вскоре она получила от него первое послание: «Надеюсь, что глазок и ножка поправляются… до сих пор хожу как в чаду. Постараюсь возможно скорее приехать. Ники ».

Охотник на зубров и ворон

Одной из страстей Николая II была охота. Для удовлетворения царских забав даже существовала специальная придворная служба. Позже в «Журнале императорской охоты № 9, составленным ловчим Владимиром Романовичем Дицем» публиковались итоги охоты за период 1884—1909 годов. За это время великие князья и княгини убили 638 830 зверей и птиц.

Говоря о Николае II, известно, что с 1886 по 1909 год Николай застрелил 104 зубра. В 1900 году он поставил свой личный рекорд, убив 41 зубра.

Часть историков приводит информацию, что император охотился на кошек и ворон, а также, по утверждению историка Зимина, на собак. По подсчётам Зимина, Николай только за шесть лет убил 3786 собак, 6176 кошек и 20 547 ворон. Правда, некоторые предполагают, что эти цифры сильно преувеличены.

Выбор сердца

Первая встреча Алисы Гессен-Дармштадтской и старшего сына Александра III и императрицы Марии Фёдоровны состоялась в Петербурге в январе 1889 года. За шесть недель своего пребывания в городе на Неве юная особа смогла очаровать 20-летнего Николая, и после ее отъезд между ними завязалась переписка.

О чувствах будущего императора, которые он испытывал к немецкой принцессе, говорит запись, которую в 1892 году он сделал в своем дневнике: «Я мечтаю когда – нибудь жениться на Аликс Г. Я люблю ее давно, но особенно глубоко и сильно с 1889 года, когда она провела 6 недель в Петербурге. Все это время я не верил своему чувству, не верил, что моя заветная мечта может сбыться»…

Свадьба в траур

Когда здоровье Александра III стало стремительно ухудшаться, было объявлено о помолвке молодых. Невеста прибыла в Россию, где приняла православие с именем Александра, стала изучать русский язык и культуру страны, которая отныне должна была стать ее родиной.

После кончины императора был объявлен траур. Церемония бракосочетания Николая могла быть отложена на год, но, по мнению некоторых историков, влюбленные были не готовы ждать так долго. Между Николаем и его матерью Марией Федоровной состоялся непростой разговор, в ходе которого была найдена лазейка, позволившая соблюсти некие правила приличия, и провести скорейшую церемонию. Венчание было назначено на день, когда родилась вдовствующая императрица. Это дало возможность царской семье временно прервать траур.

Подготовка к свадьбе проходила в форс-мажорном режиме. Золотое венчальное платье для невесты шили лучшие мастера-модельеры Петербурга. В Придворный собор доставили в золотых окладах образ Спаса Нерукотворного и образ Федоровской Божией Матери, обручальные кольца и серебряное блюдечко.

26 ноября в Малахитовом зале Зимнего дворца невесту одели в шикарное платье с тяжелой мантией и повели в Большую церковь.

Николай II Александрович

Николай II, старший сын императора Александра III, родился 6 мая 1868 года. Николай получил домашнее образование, но в рамках большого гимназического курса. Лучшие преподаватели подготовили специальные программы, объединяющие университетский курс государственного и экономического отделений юридического факультета. Параллельно он получил образование и по линии Генерального штаба. Все обучение продолжалось 13 лет. Он в совершенстве владел французским, немецким и английским языками.

Первые два года службы прошли у Николая в рядах Преображенского полка в должности младшего офицера. Отец был очень заинтересован в обучении сына, постоянно приглашал его к участию в заседаниях Государственного совета и Кабинета министров. В молодости он много путешествовал по стране и за рубежом.

14 ноября 1894 года он женился на немецкой принцессе Алисе, которая при переходе в православие приняла имя Александра Федоровна. Всего в семье Николая II было пятеро детей.

Восшествие на престол Николая II

20 октября 1894 года Александр III скончался после болезни. Коронация нового императора и его супруги состоялась только через два года, 14 мая 1896 года. Во время проведения коронации произошла чудовищная Ходынская трагедия. Плохая организация народных гуляний в честь коронации императора привела к давке, погибло 1379 человек, несколько сотен получили увечья. Возмущение в обществе было очень высоким. В связи с событиями на Ходынке народ прозвал Николая Кровавым.

Читайте также:
Шапка Мономаха - Описание и фото

Экономическая политика Николая II

В январе 1897 года была проведена денежная реформа, в результате установился золотой стандарт рубля.

В это время шло бурное развитие промышленности, и правительство активно этому способствовало. Были приняты специальные меры, направленные на поощрение развития промышленности и банковского дела, на ускорение индустриализации страны. Все эти реформы неразрывно связаны с именем министра финансов, а позднее премьер-министра С. Ю. Витте. Рост промышленности сопровождался появлением и обострением рабочего вопроса. На повестку выдвигаются вопросы улучшения условий труда и его оплаты.

С 1907 года уже новый премьер-министр П. А. Столыпин начал осуществлять аграрную реформу. Она должна была в короткие сроки обеспечить закрепление земель, прежде находившихся в коллективной собственности сельской общины, за крестьянами-собственниками.

Тем не менее именно при Николае II в империи сложились две революционные ситуации, от одной из которых (в 1917 году) она уже оправиться не смогла.

Внешняя политика Николая II

Первым крупным внешнеполитическим событием, проверившим на прочность империю Николая II, стала Русско-японская война 1904–1905 годов. Поражение России в этой войне и последующее подавление революционных событий привели к падению авторитета императора в правящих и интеллигентских кругах.

Следующим трагическим событием стало участие России в Первой мировой войне. Несмотря на то что Николай II прилагал усилия для предотвращения войны, она началась. Оказалось, что и к этой войне Россия подошла неподготовленной. Многомиллионные жертвы, голод, разруха, политический кризис привели к тому, что 2 марта 1917 года Николай II отрекся от престола.

Последние дни императора

Март 1917 года в Петрограде ознаменовался усилением революционного движения и анархией. Временное правительство посчитало, что надо обезопасить жизнь бывшего императора и его семьи, и их отправили вглубь страны, в Тобольск.

В начале апреля 1918 года ВЦИК принимает решение о переводе Романовых в Москву для суда над ними. Первоначально их перевезли в Екатеринбург, но здесь они были расстреляны в доме Ипатьева в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

Матч смерти

Матч смерти – футбольный матч, сыгранный в оккупированном фашистами Киеве в августе 1942 г. между местной и немецкой командами. Спустя какое-то время после данной встречи ряд киевских футболистов оказались в концлагерях, а некоторые были расстреляны.

Создание команды «Старт»

С началом Великой Отечественной войны (1941-1945) многие советские футболисты отправились на фронт. В их рядах были, и игроки киевского «Динамо». Те, кому удалось выжить оказались в немецком плену. Нацистам хотелось показать киевлянам, что они несут им не войну, а мир.

Это привело к тому, что в Киеве начали открываться разные культурные учреждения, а также стал возрождаться и спорт. В частности, за футболом успели соскучиться как немцы, так и украинцы. В результате появилась команда «Старт», где в основном присутствовали футболисты киевского «Динамо», а также игроки других украинских клубов.

Состав команды «Старт» (темные футболки)

В момент оккупации большая часть украинских спортсменов трудились на местном хлебозаводе. Стоит отметить, что действующими игроками «Динамо» образца прерванного советского чемпионата были только трое спортсменов: Трусевич, Клименко и Комаров.

В июне 1942 г. был начат городской чемпионат, вследствие чего было сыграно несколько поединков между новообразованными командами. Во всех матчах «Старт» неизменно выходил победителем. Интересен факт, что арбитром почти всех встреч был немецкий офицер Эрвин, который честно выполнял свою работу.

6 августа 1942 г. против киевских спортсменов сыграла команда «Flakelf», состоящая из зенитчиков, а также пилотов и механиков киевского аэродрома. «Старт» одержал уверенную победу со счетом 5:1. Спустя 3 дня нацисты собрали на матч-реванш более сильную команду, которой предстояло во что бы то ни стало одержать победу над киевлянами. Именно эта встреча войдет в историю, как «Матч смерти».

Матч смерти

Перед началом поединка в раздевалку «Старта» вошел немецкий полковник, и под угрозой лагерей и расстрела потребовал от киевлян сдать игру. Это объяснялось тем, что немцам нужно было поднять боевой дух у своих солдат, чтобы они чувствовали свое превосходство над противником во всех сферах.

Читайте также:
Блокада Ленинграда - кратко суть кошмара

Выходя на поле команды оказали приветствие друг другу: фашисты: «Хайль!», киевляне: «Физкульт-привет!». Первыми в матче повели в счете немцы, после чего киевляне ответили 3 голами. Во 2-м тайме игроки «Flakelf» забили еще 2 мяча, что привело к ничье.

Игра Николая Трусевича

Обе команды показывали агрессивный футбол, но «Старту» все-таки удалось забить еще 2 гола и победить соперника со счетом 5:3. Украинцы понимали, чем обернется для них эта победа, однако твердо решили не сдавать матч, а играть в полную силу.

Через несколько дней «Старт» сыграл еще одну игру против «Руха», одолев его с разгромным счетом – 8:0. Это был последний матч в истории киевлян в рамках данного чемпионата. Штадткомиссар Киева Фридрих Рогауш запретил игры между немецкими и киевскими командами.

Репрессии

Утром 18 августа игроков «Старта» задержали прямо на работе по доносу. В доносе говорилось будто все футболисты «Динамо» состояли в НКВД. В действительности с НКВД был связан только Николай Коротких.

Когда нацисты обнаружили у Коротких фото в обмундировании майора, его подвергли зверским пыткам, от которых тот вскоре и умер. В том же 1942 г. при попытке к бегству был расстрелян Александр Ткаченко. Остальных футболистов определили в Сырецкий концлагерь.

Трое из них – Николай Трусевич, Иван Кузьменко и Алексей Клименко, были приговорены к расстрелу в следующем году. Сегодня существуют разные версии о том, что в действительности после матча смерти погибли только 4 игрока, тогда как все остальные были убиты гораздо позже и в связи с другими обстоятельствами.

Фото матча смерти

Памятник футболистам «Динамо» на стадионе «Динамо» в Киеве

Мифы и правда о “Матче смерти”. Что стало с футболистами, победившими немцев?

9 августа 1942 года в оккупированном Киеве состоялся футбольный матч, позднее ставший известным как “матч смерти”. Советские футболисты из команды “Старт” встретились с командой немецких ПВО и победили её. Через некоторое время после матча группа советских футболистов была арестована. Родилась даже легенда о том, что футболисты киевского “Динамо” победили немцев, после чего все футболисты были казнены. В действительности события развивались несколько иначе. Лайф выяснил подлинную историю “матча смерти” и судьбы всех его участников.

Вскоре после начала войны команда киевского “Динамо” оказалась разделена. Часть футболистов была организованно эвакуирована. Другая часть была призвана в армию. Отдельные спортсмены выбирались из Киева в частном порядке, и у кого-то это получилось.

Наступление немцев развивалось очень стремительно, и уже в сентябре 1941 года в Киевском котле оказалось несколько советских армий. Личный состав, не имея возможности прорвать окружение, сдавался в плен. Среди пленных оказалась и группа футболистов. Не только из “Динамо”, но и ещё из нескольких клубов. За восьмерых из них ходатайствовали сотрудники киевской управы Штепа и Дубянский, после чего их отпустили.

Футбол в оккупации

Вернувшиеся в Киев спортсмены устроились на работу, в основном по довоенным специальностям — поварами, водителями, рабочими и т.д. Так продолжалось несколько месяцев, пока директор местного хлебозавода Йозеф Кордик не узнал о присутствии в городе Николая Трусевича.

Кордик был родом из чешской Моравии, но до войны жил в Киеве. Ему удалось убедить немцев, что он не просто чех, а фольксдойче (то есть местный немец), благодаря чему он оказался в элитарном положении. Кордик был поклонником футбола и, узнав о присутствии в городе Трусевича (он был самым известным из оставшихся в Киеве футболистов) и других спортсменов, он пригласил их работать на хлебозавод с перспективой создания футбольной команды.

На хлебозавод перебралось девять человек, которые и составили ядро будущей команды. Позднее к ним присоединилось ещё несколько футболистов, не работавших на заводе, но желавших играть в футбол. Команда получила название “Старт”. Кордик обратился в управу с ходатайством о выдаче формы и спортивного инвентаря и получил одобрение. Команде даже разрешили тренироваться на местном стадионе, который освободили от военнопленных.

Читайте также:
8 мужчин, изменивших систему образования

Открытие сезона состоялось 7 июня 1942 года, когда “Старт” встретился с “Рухом” — другой киевской командой. Затем команда дважды встретилась с командами венгерских частей, со сборной венгерских частей, с украинской командой “Спорт”, с немецкими артиллеристами и железнодорожниками. Во всех встречах она добилась убедительной победы. Все матчи, за исключением первого, прошли на стадионе “Зенит”, переименованном в Украинский стадион.

6 августа состоялся первый матч с командой Flakelf (Flak — немецкая зенитная пушка, применявшаяся в частях ПВО). Команда была собрана в основном из числа зенитчиков и прочего персонала ПВО. “Старт” одержал победу со счётом 5:1. Через три дня состоялся матч-реванш, который и вошёл в историю как “матч смерти”.

9 августа на стадионе собралось несколько тысяч зрителей. Поддержать своих прибыли немецкие военные, было много военнослужащих люфтваффе, из-за чего позднее в СССР стали считать, что матч проводился с командой немецких лётчиков. На деле это были всё те же солдаты из ПВО, но усиленные хорошими спортсменами из числа аэродромного персонала. Билеты на матч продавались по 5 карбованцев.

Несмотря на усиление немецкого состава, советские спортсмены, в рядах которых было большое количество футболистов высокого уровня, одержали победу. Хотя матч начался не очень удачно и после первого тайма “Старт” уступал со счётом 2:1. Но советские игроки переломили ход игры и в итоге выиграли 5:3. После матча футболисты сфотографировались вместе и разошлись.

Всего на матч (согласно афишам и воспоминаниям уцелевших участников) было заявлено 15 футболистов. Самым известным из выходивших на поле был вратарь Николай Трусевич, отыгравший несколько сезонов за киевское “Динамо”. На тот момент он работал на хлебозаводе. Вторым вратарём был заявлен другой голкипер киевского “Динамо” — Алексей Клименко. Он также работал на хлебозаводе, куда попал при помощи Трусевича.

Кроме того, в заявке на матч были: Михаил Свиридовский — капитан команды “Старт”, бывший игрок киевских “Желдора” и “Динамо”, но на момент начала войны уже не являвшийся действующим футболистом; Владимир Балакин, до войны выступавший за киевский “Локомотив”; Макар Гончаренко, бывший игрок “Динамо”, в 1941 году выступавший за одесский “Спартак”; Павел Комаров, играл за “Динамо”; Фёдор Тютчев, бывший игрок “Динамо”, к началу войны завершивший карьеру; Михаил Путистин, экс-футболист “Динамо”, завершивший карьеру до войны. Все они работали на хлебозаводе.

Также в матче принимали участие: Василий Сухарев — игрок киевского “Локомотива”, при немцах работал на железной дороге; Лев Гундарев, выступал за киевский “Локомотив”, в оккупированном Киеве служил в полиции; Николай Коротких, бывший динамовец, выступавший в 1941 году за “Рот-Фронт”, работал поваром в столовой городской управы.

Юрий Чернега, футболист дублирующего состава “Динамо”, за основу не играл, при немцах работал в охране городской управы; Георгий Тимофеев, сыграл несколько матчей за “Динамо” в середине 30-х, но основным футболистом не был, завершил карьеру до начала войны, в оккупации работал инструктором по физподготовке в полиции.

Михаил Мельник, играл за киевский “Локомотив”; Иван Кузьменко, игрок киевского “Динамо”, работал на хлебозаводе. Вопрос о его участии в “матче смерти” до конца не решён. Согласно сохранившимся афишам, в заявке его не было, но, по воспоминаниям выживших участников матча, на поле присутствовал и даже забил один из мячей.

Александр Ткаченко, бывший динамовец, в Киеве работал на немецкую разведку, предлагая кандидатуры для вербовки агентов. Нет ясности с тем, принимал ли он непосредственное участие именно в том памятном матче. В большинстве остальных матчей он играл в основном составе “Старта”.

16 августа “Старт” провёл последний матч против “Руха”. А уже 18 августа начались аресты футболистов. Первыми были арестованы работавшие на хлебозаводе девять футболистов: Трусевич, Гончаренко, Балакин, Тютчев, Путистин, Комаров, Клименко, Свиридовский, Кузьменко. В начале сентября были арестованы Коротких и Ткаченко, несмотря на то что оба работали на немцев. Балакин вскоре был отпущен, а Тимофеева, Мельника, Чернегу и Сухарева немцы не тронули.

В советское время самой популярной версией о причинах ареста футболистов была месть со стороны немцев. Впервые эта версия была озвучена ещё в 1943 году в советской прессе. Затем её популяризовал известный писатель и большой поклонник футбола Лев Кассиль. В дальнейшем она стала общепринятой, и по мотивам этих событий написано несколько книг и снято немало художественных фильмов.

Читайте также:
Император Гелиогабал – развратный безумец

Однако не совсем понятно, почему футболистов не трогали достаточно долгое время после матча. И почему одних арестовали, а других нет?

Другой популярной версией, скорее даже городской легендой, была версия о подпольной деятельности игроков. Согласно ей, работавшие на хлебозаводе футболисты подсыпали битое стекло в хлеб, но были пойманы. Эта версия совсем уж невероятна, если учесть хотя бы тот факт, что ни один из футболистов не работал непосредственно в цехах (там работали в основном женщины), все спортсмены работали во дворе на погрузочных работах. К тому же эта версия не объясняет, почему вместе с ними были арестованы и те, кто на заводе не работал. Кроме того, ни один из переживших войну футболистов в своих воспоминаниях и интервью ни словом не обмолвился о битом стекле, а нацисты за такую диверсию без особых размышлений расстреляли бы всех подвернувшихся под руку, а не отправили в лагерь.

В действительности спортсмены стали жертвами доноса со стороны некоего Георгия Вячкиса, также известного под именем Жорж. Этот киевлянин литовского происхождения до войны был достаточно известным пловцом. А с приходом немцев начал работать на гестапо и заодно открыл ресторан для немцев.

Вячкис прекрасно знал довоенных футболистов “Динамо” и решил, по всей видимости, заработать несколько баллов в глазах немцев. Он сообщил в гестапо о том, что игроки “Старта” связаны с НКВД. Формально так и было. “Динамо” являлось ведомственной командой НКВД, некоторые футболисты даже имели звания, но это было скорее формальностью. В действительности в органах они обычно не служили. Тем не менее в гестапо разбираться не стали: раз команда НКВД — значит, и её игроки из НКВД. За всеми бывшими или действующими игроками “Динамо” вскоре пришли из гестапо. Именно этим и объясняется тот факт, что Мельника и Сухарева немцы не тронули, т.к. до войны они играли за “Локомотив”. Через два дня из гестапо отпустили и Балакина, поскольку он также был игроком “Локомотива”, а не “Динамо”.

Избежать ареста удалось только Тимофееву и Чернеге. Формально Тимофеев тоже был динамовцем, но в основной состав не проходил и сыграл за них всего несколько игр в середине 30-х. По этой причине его могли не знать. Чернега числился в дубле “Динамо”, но за основу не играл.

Гестаповцы требовали от арестованных признания в связях с советскими органами и шпионаже. Меньше всего повезло Коротких и Ткаченко. Коротких работал поваром в управе, но хуже всего, что при обыске у него дома нашли фотографию в форме НКВД (в начале 30-х он на протяжении двух лет действительно работал в НКВД) и партийный билет. Поэтому его начали допрашивать с особым пристрастием, и после одного из таких допросов он скончался, по всей видимости, не выдержав избиений. Ткаченко, вербовавший агентов для немецкой разведки, сразу же понял, что его ожидает, и попытался бежать, но был застрелен.

На остальных футболистов не удалось найти никакого компромата. Они провели почти месяц в гестапо, после чего были отправлены в Сырецкий концлагерь.

Комендантом Сырецкого лагеря был Пауль Радомски — один из т.н. “старых бойцов”, то есть людей, присоединившихся к нацистской партии ещё в первые годы существования. Радомски неплохо знал молодого Гейдриха, но, несмотря на связи и статус старого бойца, не сделал блестящей карьеры. Даже соратники считали его алкогольным дегенератом. Позднее он потерял пост коменданта лагеря из-за того, что напился до полной невменяемости и пытался расстрелять своего собственного адъютанта.

За нарушение дисциплины в лагере практиковались массовые расстрелы. В феврале 1943 года один из заключённых вступил в драку с охранником. Он был застрелен подоспевшими немцами, а с ним и четверо его товарищей. Разъярённый Радомски велел расстрелять в отместку 15 случайных заключённых из этой бригады. Всего в бригаде работало 45 человек, и немцы случайным образом выбрали каждого третьего и тут же расстреляли на глазах у остальных. В число этих 15 человек попали футболисты Трусевич, Клименко и Кузьменко.

Читайте также:
Краткая история письменности

Остальные пробыли в лагере ещё почти год. Первым убежал Тютчев, работавший в той же бригаде, которую расстреляли, но по счастливой случайности не попавший в число жертв. Затем групповой побег совершили ещё 16 заключённых, среди которых были футболисты Гончаренко и Свиридовский. Последним осенью 1943 года бежал Путистин. Комаров, как один из ценных заключённых, был отправлен в Германию, где работал на авиазаводе.

Дальнейшие судьбы уцелевших участников матча смерти сложились по-разному. Михаил Свиридовский вскоре после войны ненадолго вернулся к тренерской деятельности, став наставником киевской команды Дома офицеров. В 1964 году был награждён медалью “За боевые заслуги” за участие в том самом матче, который уже стал легендой в СССР. Скончался в 1973 году.

Владимир Балакин после войны некоторое время выступал за киевское “Динамо”. После завершения карьеры стал известным детским тренером. Работал в киевской футбольной школе молодёжи. Среди его воспитанников — легендарный футболист и тренер Валерий Лобановский и знаменитый форвард “Динамо” Олег Базилевич. В 1964 году был награждён медалью “За боевые заслуги”. Скончался в 1992 году.

Фёдор Тютчев после войны вернулся в Киев. В силу возраста уже не играл в футбол. Умер в 1959 году.

Василий Сухарев после войны перешёл в киевское “Динамо”, за которое выступал несколько сезонов. После окончания карьеры работал детским тренером. Некоторое время возглавлял юношескую сборную Украинской ССР по футболу. В 1964 году был награждён медалью “За боевые заслуги”. Точная дата смерти неизвестна.

Михаил Путистин после войны работал тренером киевского “Спартака”. Затем работал с детскими и юношескими командами. В 1964 году был награждён медалью, однако так её и не получил. По одним данным, отказался сам, по другим, его награждение было отменено. Умер в Киеве в 1981 году.

Лев Гундарев после возвращения в Киев советских войск был задержан за службу в полиции и осуждён к 10 годам в исправительно-трудовых лагерях. Отбыл срок почти полностью, освободился в 1953 году. Остался жить в Казахской ССР, работал на одном из карагандинских стадионов. Позднее вернулся в Киев. Умер в 1994 году.

Павел Комаров был отправлен немцами в Германию, где работал на одном из заводов. После окончания войны отказался возвращаться в СССР и эмигрировал в Канаду, где и остался жить.

Макар Гончаренко после войны возобновил карьеру, выступал за киевское “Динамо”, одесский “Черноморец” и херсонский “Спартак”. После окончания карьеры работал тренером юношеских команд в киевском СКА. В 1964 году был награждён медалью “За боевые заслуги”. Умер в 1997 году последним из всех участников “матча смерти”.

Михаил Мельник после войны провёл три сезона за киевское “Динамо”, после чего завершил карьеру. В 1964 году был награждён медалью. Скончался через пять лет после этого.

Юрий Чернега, работавший сначала в охране городской управы, а затем разнорабочим в немецкой телеграфной конторе, после прихода советских войск был задержан и осуждён на 10 лет. В 1947 году умер в Каргопольском лагере.

Георгий Тимофеев после возвращения советских войск работал администратором на киностудии. В конце 1944 года был арестован за работу инструктором по физподготовке в полиции, осуждён к 5 годам. Отбывал наказание в Карагандинском лагере. В 1949 году освобождён. Работал тренером детских и юношеских команд в Караганде, в 50-е вернулся в Киев. Умер в 1967 году.

Погибшие в Сырецком лагере футболисты в 1964 году были посмертно награждены медалью “За отвагу”.

77 лет назад в Киеве состоялся «Матч смерти» между советскими и немецкими футболистами

Сегодня по-прежнему сложно разобраться, где правда об этом поединке, а где постаралась пропаганда. Но мы попробуем.

Война

Во время немецкой оккупации Украинской ССР все советские организации, в том числе и футбольные клубы, прекратили свое существование. Взяв Киев, немцы закрыли университеты и школы, а все жители города, достигшие 15-летнего возраста, обязаны были работать на новую власть. Тысячи горожан были угнаны в Германию на принудительные работы. Отряды сформированной нацистами полиции охотились на большевиков и евреев. Сотрудничавшие с гестапо коллаборационисты искали шпионов-разведчиков, которых в первый год войны советское командование на оккупированные территории почти не отправляло.

Читайте также:
Авария на Чернобыльской АЭС

Часть бывших футболистов из столичных клубов попали в плен вместе с 600 тысячами киевлян.

“Старт”

К концу 1941 года немецкая администрация разрешила сформировать новые украинские футбольные клубы. Уже в январе тренер и спортивный корреспондент Георгий Швецов основал команду “Рух” (укр. “движение”) и попытался собрать в ней лучших игроков, оставшихся в Киеве. Но большинство бывших футболистов главного клуба украинской столицы “Динамо” отказали Швецову, искренне полагая, что он сотрудничает с гестапо.

Вратарь Николай Трусевич нашел себе работу в пекарне, куда устроился из-за обещанного улучшенного пайка.

Здесь же оказались еще несколько бывших футболистов, и вскоре директор предприятия Йозеф Кордик (Кордич), инженер из Моравии, который после своего ареста утверждал в НКВД, что является чехом, а не немцем, предложил им сформировать команду “Старт”.

В новую команду были приглашены бывшие игроки киевского “Динамо” и три футболиста “Локомотив Киев”. Также в этом пестрой компании оказались любители: три полицейских и машинист поезда. Вопреки прочно укоренившемуся мифу, лишь трое футболистов “Старта” играли в “Динамо Киев” непосредственно перед войной: остальные ушли из клуба за два года до ее начала, другие еще раньше. В конце мая клуб получил в немецкой администрации официальный статус.

Матчи

Сохранились сведения о семи играх, которые провел “Старт” в июне и июле 1942 года. Соперниками команды стали киевские “Рух” и “Спорт”, три наспех собранные состава из венгерских частей фашистской армии, а также немецкие железнодорожники и артиллеристы. Неудивительно, что профессиональные футболисты выиграли все матчи, забив 37 и пропустив 8 голов. Все игры (кроме первой) проходили на стадионе “Зенит”.

6 августа прошел матч “Старта” и сборной команды зенитчиков и сотрудников киевского военного аэродрома, которая получила название “Флакельф”, по имени одного из лучших зенитных орудий времен Второй мировой. Немцы проиграли со счетом 1:5, и потребовали реванша. Повторная игра должна была состояться через три дня.

“Матч смерти”

9 августа 1942 года на стадионе “Зенит” состоялся матч-реванш между командами “Старт” и “Флакельф”. Немцы усилили свою команду несколькими опытными любителями, киевляне играли прежним составом. “Флакельф” открыл счет, затем Иван Кузьменко его сравнял, а Макар Гончаренко сделал дубль. Во второй половине встречи, которая не была задокументирована, Кузьменко уже не играл из-за травмы мениска. Немцы сравняли счет, но “Старт” забил еще два гола и выиграл 5:3.

После игры немецкий фотограф снял обе команды, многие игроки которых улыбались в камеру (это фото потом было передано одному из советских игроков и никогда не публиковалось в СССР), и футболисты отправились в раздевалку, где выпили принесенный кем-то из болельщиков самогон, и потом долго отмечали победу в его же доме.

Возвращались домой пьяные, воровали на базаре пирожки, а защитник Алексей Клименко даже сцепился с полицаем.

Мифы

Советская пропаганда породила множество легенд о “Матче смерти”, которые не выдерживают никакой критики. Игроки “Старта” вышли на игру в красных футболках не в качестве протеста или поддержки советской власти, других просто не было. Никто из высшего немецкого командования перед матчем не заходил в раздевалку, чтобы угрожать футболистам расстрелом в случае поражения. Игроки “Старта” не голодали, поскольку работали на хлебопекарне и в полиции, получая один из лучших пайков в оккупированном городе, а также имели возможность тренироваться на стадионе “Зенит” дважды в неделю (об этом договорился Йозеф Кордик, которому НКВД позже впаяло несколько расстрельных статей). Ни в одном матче, включая и игру 9 августа, арбитр, в роли которого обычно выступал немец, не подсуживал своим. Официальные советские источники со смаком описывали расстрел футболистов “Старта” сразу после матча, в раздевалке, где алая кровь растекалась по алой форме игроков.

На самом деле, этого не было. Несколько футболистов команды действительно погибли, однако позже и совсем по другим причинам. История о “матче смерти” была очень удобна советской пропаганде (также, как и душещипательные истории о бакинских комиссарах, панфиловцах и Павлике Морозове), и поэтому всячески ей поддерживалась. Мало того, легенда только крепла в то же самое время, как в НКВД допрашивали нескольких бывших игроков “Старта” – и в итоге пришили им сотрудничество с немцами!

Читайте также:
Непобитые рекорды русских силачей

Дальнейшие события

Вскоре глава администрации Киева Бернадт запретил встречи немецких футболистов с советскими. Через неделю после “матча смерти” “Старт” обыграл “Рух” со счетом 8:0. Через два дня после этого гестапо арестовало шестерых футболистов прямо в пекарне, где они грузили муку, через пару дней были арестованы еще трое.

Истинные причины арестов неизвестны до сих пор. Большинство историков сходятся в том, что немцы таким образом пытались обнаружить потенциальных агентов НКВД, которыми, по их мнению, вполне могли оказаться футболисты ведомственного “Динамо”. В пользу этой версии говорит и то, что никто из футболистов “Локомотива”, а также ни один из сотрудников полиции арестованы не были. Мало того, на игроков “Старта”, по их мнению, кто-то настучал. Назывались фамилии известного коллаборациониста, бывшего чемпиона Украины по плаванию Вячкиса, работавшего на гестапо, и… Георгия Шевцова, тренера “Руха”, который не мог простить Трусевичу и его товарищам отказа играть в его команде и двух сокрушительных поражений.

Сразу два “динамовца” и футболиста “Старта” (Гончаренко и Путистин) уверенно указывали на Шевцова, как на главного виновника арестов. К ним присоединился работавший в полиции Гундарев. Игроки вспоминали, что во время допросов выяснилось, что “Жорка” сообщил гестапо: любой, кто играл до войны в “Динамо” – агент НКВД. Немцы проверили фамилии по довоенным афишам и взяли всех. После месяца заключения все они были отправлены в Сырецкий концлагерь.

Смерти

Первым погиб Николай Коротких, бывший “динамовец”, работавший не на пекарне, а при кухне клуба немецких офицеров. Его фамилия оказалась в списке бывших агентов НКВД, который составили для гестапо украинские полицаи. Через знакомых футболист узнал об этом списке и спрятался, но его выдала собственная сестра, панически боявшаяся немцев. Во время многочасовых допросов Коротких был замучен до смерти. Во время обыска в его квартире было найдено удостоверение действующего агента НКВД, однако все архивные записи о Коротких были уничтожены лубянскими архивариусами после войны.

Трусевич, Кузьменко и Клименко были расстреляны в феврале 1943 года. Свидетели казни сообщили, что их тела были сброшены в братскую могилу. Ни один из оставшихся в живых футболистов не назвал причиной смерти игроков матч-реванш 9 августа. Через много лет Гончаренко, выступая по радио, сказал:

“Они погибли, как и многие другие советские люди, потому что две тоталитарные системы сражались друг с другом, и им было суждено стать жертвами этой массовой бойни”.

Наиболее правдоподобной версией казни трех игроков “Старта” кажется конфликт из-за собаки коменданта лагеря Пауля Радомского. Между заключенными из соседних секторов происходил обмен продуктами, которые учуяла овчарка. Один из молодых зэков схватил лопату и попытался убить пса, но это увидел офицер гестапо, вышедший во двор и бросился на парня. Несколько узников вступились за товарища и даже оторвали карман на пальто офицера. На шум выбежал Радомский, который застрелил бунтовщика.

Затем заключенных выстроили в шеренгу и объявили, что за это покушение на жизнь немецкого офицера сейчас расстреляют каждого третьего. Трусевич, Кузьменко и Клименко волей случая оказались в расстрельном списке, а футболиста “Старта” Тютчева, стоявшего в том же ряду, судьба пощадила.

Пауль Радомский был убит 14 марта 1945 года.

Итог

Ни один из футболистов “Старта”, принимавших участие в так называемом “Матче смерти”, не погиб из-за него. История, раздутая пропагандой, была развенчана еще в конце 80-х и начале 90-х, когда были живы участники игры и свидетели. Последний из футболистов, игравших с “Факельфом” 9 августа 1942 года, Макар Гончаренко, умер в 1997 году в возрасте 85 лет.

Киевский стадион “Зенит” был переименован в “Старт” и будет реконструирован к 2021 году.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: